НА СТРАНИЦУ «ФИЛОСОФИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

СЕРГЕЙ ЗАГРАЕВСКИЙ

 

365 РАЗМЫШЛЕНИЙ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ

 

Москва, 2011 г.

С.В. Заграевский © 2011

 

Эти размышления о морали, эпохе, общественном устройстве и смысле жизни имеют сугубо практическую цель – облегчить человеку приспособление к жизненным реалиям. Несмотря на то, что размышления касаются и веры в Бога, и свободы, и нравственности, и предназначения человека, – они основаны не на какой-либо религии, а исключительно на здравом смысле и жизненном опыте.

Цифра «365» появилась неслучайно: размышления могут служить своеобразным «полезным календарем» на каждый день. Для удобства чтения они пронумерованы и сгруппированы по темам. 

 

I. О жизни

 

1.             Жизнь нам дарована. Но этот дар – не безусловный: мы обязаны хранить его и передавать потомкам.

 

2.             Поскольку другого мира нам никто не может предоставить, приходится жить в этом.

 

3.             Бывает трудно за нагромождением мелких обстоятельств увидеть главные проблемы, которые жизнь ставит перед нами. Но еще труднее бывает, зная главные проблемы и всеми силами стремясь их решить, параллельно разгребать множество мелочей.

 

4.             Порой кажется, что мы неспособны изменить что-либо в окружающем мире. Но на самом деле мы чаще всего лишь легко сдаемся, потому что не знаем, что надо для этого делать.

 

5.             Плохо, когда «homo homini lupus est» – человек человеку волк. Но неизвестно, лучше ли, когда «homo homini consumer est» – человек человеку потребитель.

 

6.             Настоящая, надежная удача приходит не как выигрыш в лотерею, а как награда за труды.

 

7.             Еще Вольтер замечал, что люди говорят огромное количество глупостей только из желания сказать что-нибудь новое. Но может быть, в этом желании новизны и есть залог личностного развития? А не ошибается только тот, кто ничего не делает.

 

8.             Ощутить счастье на уровне эмоций легко, но исчезает такое счастье столь же легко. Счастье, которое доставляет нам наш разум, достигается гораздо труднее, но зато остается с нами гораздо дольше, а часто и навсегда.

 

9.             Хорошая, добрая, поучительная сказка Андерсена – «Гадкий утенок». Но наш несовершенный мир – не сказка, и в нем гадких утят много, а лебедей мало.

 

10.         Юность слепа и беспечна. В этом ее слабость, но и ее сила, дающая способность дерзать.

 

11.         Пусть вежливость, заставляющая людей хотя бы улыбаться друг другу, кому-то кажется примитивной и неискренней. Все равно она хоть немного, но смягчает нравы.

 

12.         Страшно подумать, что началось бы в мире, если бы мы могли возвращать события и перекраивать их по-новому. Наверное, потому и невозможно изобрести «машину времени». Но у нас есть память, возвращающая нам прошлое не для того, чтобы его переделать, а для того, чтобы осмыслить.

 

13.         Некоторые люди так привыкают лгать, что лгут и Богу (что бессмысленно), и самим себе (что абсурдно).

 

14.         Нехватку мысли многие люди пытаются компенсировать избытком слов. Но если слова не передают мысль, то они превращаются в мертвые формулы и заклинания.

 

15.         Мы все мечтаем, чтобы в жизни не было боли и риска, но какой унылой она была бы без них, каких мощных двигателей нашего развития мы лишились бы!

 

16.         Хорошо, если получается предвидеть будущее. Но еще лучше, если получается будущее создавать.

 

17.         Вирус гриппа вызывает кашель, насморк и чихание не для того, чтобы досадить больному, а для того, чтобы использовать эти рефлексы очистки дыхательных путей для распространения вокруг больного и, соответственно, для размножения. Если даже вирусы способны на такие хитрости – на что же способны люди?..

 

18.         Осчастливить мир нереально, но можно хотя бы немного улучшить.

 

19.         Плохо, если исторические факты замалчиваются, искажаются или игнорируются, но еще хуже, если забываются.

 

20.         Молодым быть трудно, к молодым мир враждебен, они постоянно вынуждены доказывать свое право на место под солнцем. Стоит ли удивляться, что у них столько «острых углов» и в характере, и в поступках?

 

21.         Было бы на свете меньше мошенников, если бы было меньше доверчивых? Вряд ли, просто на одного доверчивого приходилось бы еще больше мошенников.

 

22.         Мы несовершенны и часто совершаем ошибки. Но если мы способны хотя бы учиться и на своих, и на чужих ошибках, – это уже немало.

 

23.         Нам часто кажется, что благодаря нашему жизненному опыту мы можем подладиться к любому человеку и показаться ему «своим». Но на самом деле люди прекрасно чувствуют фальшь, просто они не хотят нас обижать и говорить нам в глаза о том, что мы лукавим.

 

24.         Суждения наших врагов о нас зачастую более верны, чем наши собственные, и прислушиваться к ним необходимо.

 

25.         Ребенок не знает жизни, но при этом полон желаний. Он целиком зависит от окружающих, но при этом многого от них требует. И с возрастом эти крайности сглаживаются далеко не у всех людей.

 

26.         Как хотелось бы верить в то, что все попытки исказить истину только возвышают ее и увеличивают ее ценность! Но, судя по многим случайно открывающимся фактам, такие попытки очень часто оказываются успешными, и истина остается искаженной.

 

27.         Не стоит путать гордыню и гордость. Первая культивирует в человеке чувство собственной важности и пытается возвысить его над остальными людьми, а вторая является лекарством для нашей психики, так как облегчает нам печальное сознание нашего несовершенства.

 

28.         Будущее очень редко приходит таким, каким его ждешь. Но это не значит, что надо жить только сегодняшним днем.

 

29.         Говорят, что труд изнашивает человека. Может быть, это и так, но отсутствие труда изнашивает человека гораздо быстрее.

 

30.         Беды, катастрофы, войны для некоторых людей являются внутренним облегчением, потому что дают возможность по-новому себя проявить.

 

31.         Известность, титулы, высокое общественное положение, предыдущие успехи, – все это создает множество дополнительных проблем в случае неуспеха. При их наличии неуспех может легко обратиться в позор.

 

32.         Те немногие люди, которые способны предвидеть будущее, часто теряют способность адекватно воспринимать настоящее, и поэтому им не верят.

 

33.         Если люди долго и упорно спорят, это значит либо то, что они не вполне уверены в себе, либо то, что они недостаточно знают предмет спора, либо просто то, что вокруг много зрителей.

 

34.         Если человек отказывается от своего мнения по все большему и большему числу вопросов – скорее всего, он стоит на пути личностной деградации.

 

35.         Ум без характера много теряет, но еще больше теряет характер без ума.

 

36.         Если человек не достиг больших успехов в глазах окружающих, это не значит, что он неудачник: может быть, он просто честно трудился, не думая о впечатлении, которое произведет его труд.

 

37.         Если авторитетный человек питает отвращение к авторитетам – скорее всего, его авторитет действительно заслуженный.

 

38.         Элементарный закон физики: чем выше подхалимы и льстецы возносят какую-либо персону, тем ниже они оказываются в ее глазах.

 

39.         Если человек боится нападок на свои убеждения, это еще не значит, что он сомневается в них. Скорее всего, он просто сомневается в самом себе.

 

40.         Те, которые считают, что с деньгами они будут способны на все, чаще лишь способны на все ради денег.

 

41.         Может быть, есть справедливость в том, что самые трусливые, неспособные к сопротивлению люди способны проявлять непререкаемый родительский авторитет. Появляется шанс, что хотя бы их дети будут руководствоваться примером человека с характером.

 

42.         Если постоянно подставлять шею, то велика вероятность, что в лучшем случае кто-нибудь на нее сядет, а в худшем – набросит на нее петлю.

 

43.         Утрата честной, неискаженной памяти ведет к утрате прошлого. А утрата прошлого ведет к чудовищным ошибкам в настоящем.

 

44.         Плохо, когда большая часть человечества побеждает лучшую. Но еще хуже, когда лучшую часть побеждает меньшая. В первом случае торжествуют обыватели, во втором – маньяки.

 

45.         Мы прекрасно знаем, что хитрецы умеют не казаться хитрыми. И из-за этого даже самые бесхитростные люди вызывают наши подозрения.

 

46.         Ставить перед собой цели и следовать своим желаниям – не одно и то же.

 

47.         Несчастье людей, зависящих от своих желаний, – в разрыве между «хочу» и «могу».

 

48.         Иногда можно услышать, что образование не только улучшает хороших людей, но и ухудшает плохих. Но на самом деле без него плохие люди были бы еще хуже.

 

49.         Скупость – единственный из пороков, который всегда пытается оправдать себя строгими расчетами и заботой о будущем.

 

50.         Некоторые люди – как мелкие хищники: чувствуют, когда их боятся, и пользуются этим.

 

51.         В предательстве заинтересованы многие. Но предателей презирают все без исключения.

 

52.         В армии часто шутят, что вся рота идет не в ногу, один только прапорщик идет в ногу. Но в жизни иногда бывает так, что большинство идет-таки не в ногу, и только одиночки, снося насмешки и издевательства, идут в ногу – то есть выбирают правильный путь.

 

53.         Обстоятельства меняются быстро. По идее, жизненные принципы должны меняться медленнее или вовсе не меняться. Но у многих людей принципы меняются даже быстрее обстоятельств.

 

54.         Образование не может прибавить глупому человеку ума, но может сгладить разницу между умом и глупостью.

 

55.         Даже самые нерешительные люди принимают решения на каждом шагу. Вопрос только в масштабе решений, которые способен принимать человек.

 

56.         Многие люди заменяют ум эмоциями – по их мнению, вполне успешно.

 

57.         Русская народная мудрость гласит: «Семь раз отмерь – один раз отрежь». Но некоторые так долго отмеряют, что отрезать оказывается уже нечего.

 

58.         Человеку, падкому на похвалу, даже презираемые и ненавидимые им люди кажутся куда более приятными, если хвалят его. А те, в свою очередь, этим пользуются.

 

59.         Лень часто оказывается сильнее и любви, и честолюбия, и гордости, и жадности… Всегда сильнее лени только голод и страх смерти.

 

60.         Когда молодые люди говорят друг другу: «Ты такой же, как все», – это обычно воспринимается ими как обида. С возрастом постепенно все оказывается наоборот, и большинство пожилых людей воспринимает как обиду слова: «Ты не такой, как все».

 

61.         Люди так заняты собой и своими делами, что у них нет ни времени, ни желания внимательно оценивать дела других. И этой невнимательностью пользуются многие хитрецы, мошенники, клеветники и бездари.

 

62.         Некоторые люди так боятся неизвестности и непредсказуемости, что не хотят менять свою невыносимую жизнь только потому, что она известна и предсказуема.

 

63.         Как известно, если грамматическую ошибку совершают все, ее рано или поздно признают правилом. Но жизнь – не грамматика, и далеко не все ошибки, которые совершают миллионы людей, заслуживают того, чтобы их признали правилами.

 

64.         Если человек собирается начать «жить по-настоящему» когда-нибудь позднее, это означает лишь то, что он живет сегодняшним днем.

 

65.         Отказ от реализации своих потенциальных способностей рано или поздно приводит человека к личностному саморазрушению.

 

66.         Будущим нельзя не интересоваться хотя бы потому, что нам никуда от него не деться.

 

67.         Уметь управлять своими желаниями не менее важно, чем своими деньгами, домом, подчиненными, автомобилем…

 

68.         Ошибки не всегда унижают человека. Но непоследовательность унижает его всегда.

 

69.         Общеизвестные советы – «чтобы познать других, познай самого себя» и «не суди о других по себе» – противоречат друг другу. И разрешить это противоречие может только наш жизненный опыт и только в каждом конкретном случае.

 

70.         Плохо, когда нас предают за деньги. Но еще хуже, когда нас предают бесплатно.

 

71.         Люди, отличающиеся трусостью и бесхарактерностью в личной и общественной жизни, часто оказываются храбрыми солдатами и обретают достоинство именно на войне. Видимо, дело в том, что в армии они находятся в строю и исполняют приказы. Это служба, а не битва, и для нее требуется не смелость, а подчинение дисциплине.

 

72.         Раб своих желаний, услыхав от женщины «нет», способен пустить себе пулю в лоб. Стремясь к богатству, он может растратить все, что у него есть, надеясь выиграть в карты или на бирже. Он пытается уничтожить все и всех, кто ему мешает, и прежде всего разрушает самого себя. Разрушение и самоуничтожение — неизбежные следствия такого рабства.

 

73.         Современные люди испытывают ту же потребность, что и древние, – обозначить свою личность некими особыми знаками. Это нормально и естественно, так как эти знаки развиваются по мере развития общества, и в наше время это могут быть и вещи, и дом, и научные труды, и творчество. Но когда человек начинает уподобляться древним буквально и покрывает знаками идентичности свое тело – кажется, что у этих жертв тату и пирсинга под одеждой скрывается хвост.

 

74.         Человек, смолоду вкусивший хвалу и известность, рискует в старости превратиться в сгусток злости и зависти.

 

75.         Известная фраза «Клевета со стороны некоторых для нас лучше похвалы» является не более чем самоуспокоением. Клевета всегда приносит вред, на то она и клевета.

 

76.         Не надо упрекать людей за то, что они любят блага, которые можно купить за деньги. Но любовь к деньгам как таковым может превратить человека в алчного бездушного монстра.

 

77.         Настоящее счастье – лишь то, которое человек испытывает от своих свершений. Все остальное спорно и сиюминутно. Например, многие сумасшедшие тоже счастливы.

 

78.         На войне для наступления обычно нужны превосходящие силы. Но если поле боя – жизнь, и оружие – клевета, то все наоборот: для того, чтобы оклеветать человека, бывает достаточно нескольких слов, а для защиты бывают нужны многие страницы и многие годы.

 

79.         Бороться с ложью трудно прежде всего потому, что она всегда стремится быть похожей на правду.

 

80.         Многие определяют себя и других не через черты личности и жизненные достижения, а через сумму того, чем человек владеет: деньги, дом, автомобиль, одежда… Личность растворяется в море самой разнообразной собственности и теряет все свои принципы, кроме одного: заработать больше денег, чтобы купить больше вещей.

 

81.         Наглость, грубость и жестокость внушают уважение только подлецам, трусам и рабам.

 

82.         Если мы хотим иметь долю в материальных благах, производимых обществом, мы обязаны жить в обществе и играть в нем определенную роль. Вопрос только в размере и соотношении этой доли и этой роли.

 

II. О свободе и несвободе

 

83.         Свобода означает и постоянный выбор между альтернативами, и создание новых альтернатив, а главное – ответственность за все, что выбрано и создано.

 

84.         Перед свободным человеком стоит множество вопросов, гораздо более сложных, чем перед рабом. И главный вопрос – прав ли он, совершая тот или иной поступок, особенно если приходится идти наперекор большинству. Поэтому он всегда должен быть внимательным и никогда не терять связь с действительностью. Жить ему трудно, но зато он свободен.

 

85.         Люди любят снимать с себя ответственность за все происходящее вокруг них. Одни при этом ссылаются на случайности, другие – на судьбу и предопределенность.

 

86.         Если человек отказывается от свободы ради любых, пусть даже самых благородных целей – скорее всего, он этих целей не достигнет.

 

87.         Жизнь редко требует, чтобы мы обязательно сделали тот или иной выбор. Но она всегда требует, чтобы мы осознавали последствия каждого своего выбора.

 

88.         Свобода – это возможность осознанного выбора, учитывающего и необходимость, и случайность. И высшая свобода – это свобода осознанно выбирать добро и зло, в меру своих знаний и способностей оценивая позитивные и негативные последствия своего выбора.

 

89.         Противники свободы выбора часто ссылаются на то, что если у человека только одни часы, он всегда знает, который час, а если несколько часов показывают разное время, то он всегда сомневается. Но это справедливо только до тех пор, пока единственные часы не начинают сильно врать или вовсе не останавливаются.

 

90.         Свободен тот, кто не боится смерти и готов ее встретить.

 

91.         Люди в ответе за все, что делают. Но если перед другими людьми они в ответе всегда, то уклониться от ответа перед самим собой некоторые могут. Они используют для этого два способа. Первый – просто заглушают голос памяти. Второй – придают воспоминаниям красивую обтекаемую форму, обманывают себя, подменяя действительное желаемым.

 

92.         У каждого из нас в любой ситуации всегда есть возможность выбора, пусть даже меньшего из зол. Но нам часто бывает удобнее сделать вид, что у нас не было выбора и мы не были свободны в своем решении.

 

93.         Может показаться, что очень мало совместных действий людей возможно без подчинения чьей-нибудь воле. Но на самом деле люди гораздо чаще не подчиняются воле, а следуют мыслям и идеям, – а это совсем другое дело.

 

94.         Упорство в своей очевидной неправоте – одна из форм рабства.

 

95.         Человек с рабской психологией обычно верит, что его, послушного, преданного и исполнительного, никто не тронет даже в случае глобальных социальных потрясений. А когда его рано или поздно трогают, он по-детски обижается.

 

96.         Абсолютная свобода в силу своей абсолютности предполагает и свободу ее ограничения.

 

97.         Человек несвободен от внешних условий, на которые не может повлиять. Но он свободен занять собственную позицию по отношению к ним, даже если у него есть выбор только из двух альтернатив: сдаться или нет.

 

98.         Человек становится человеком только по мере того, как начинает осознавать свою ответственность за все происходящее и с ним, и в стране, и в мире.

 

99.         Самое страшное рабство – когда раб гордится тем, что он раб.

 

100.    Быть свободным человеком нелегко. Это влечет за собой постоянные усилия, риск, тревогу. Свобода – это бремя, и на этом спекулируют многие тоталитарные режимы, требующие отказа от свободы и сулящие за это облегчение жизни. Но если человек не хочет называться рабом, он обязан нести бремя свободы.

 

101.    Тираны часто пытаются поставить на колени даже тех, кто давно стоит на коленях, а то и вовсе лежит ничком.

 

102.    Страх бывает разным. Пока человек чувствует стыд за свой страх, он еще не жалкий трус, и тем более не раб. И в этом чувстве стыда заложена целительная сила страха.

 

103.    Если определять человечество как единый организм или механизм, то получается парадоксальная ситуация: человек с его бесконечными возможностями познания мира, бессмертной душой и природным правом на свободу оказывается лишь частицей или винтиком. Поэтому более адекватное определение человечества – общность свободных людей.

 

III. О государстве и обществе

 

104.    Самым страшным приговором правовым отношениям в государстве является вопрос: «Поступим по-человечески или по закону?»

 

105.    Ни в чем не повинные люди гибнут в террористических актах не только по вине террористов, но и по вине своих правительств, неспособных ни нейтрализовать преступников, ни выполнить их требования.

 

106.    У молодых людей из-за социальной неустроенности гипертрофированно выражено «территориальное поведение»: они как бы метят территорию, т.е. везде, где возможно, стараются оставить свои следы.

 

107.    Убийца может отобрать у человека жизнь. Алкоголь и наркотики могут отобрать у человека все.

 

108.    Пропорционально масштабу преступления возрастает вероятность того, что кто-то будет его славить как великое деяние. Но необходимо помнить, что при этом оно не перестает быть преступлением.

 

109.    Человеческое общество в периоды стабильности – рай для посредственностей. В периоды нестабильности оно для них превращается в ад. Выдающимся же людям одинаково трудно при любом состоянии общества, но в периоды нестабильности у них больше возможностей проявить себя.

 

110.    Массовый государственный террор гибелен для экономики страны, потому что для превращения человека в палача, тюремщика или лагерного начальника надо его очень хорошо кормить, да еще строить систему запугивания и оглупления остальных, что тоже обходится недешево. А производительность труда неизбежно падает и в лагерях, и на воле. «Тварь дрожащая» мало способна к производительному труду.

 

111.    Какого бы уровня жизни ни достиг человек в эмиграции, к эмигрантам-соотечественникам он чаще всего относится как к товарищам по несчастью.

 

112.    Понятия «гуманное государство» или «добрый правитель» абсурдны сами по себе. И дело не в том, что доброта того или иного правителя (обычно житейская – образцовый семьянин, лично никого не убил) к управлению государством не имеет никакого отношения. Дело в том, что любое государство и любой правитель, если хотят устоять, должны быть жестокими и прагматичными – так диктуют беспощадные реалии современного мира.

 

113.    Развитие системы заповедей в человечестве идет от табу (предписаний, обоснованных мистически) к законам (предписаниям, обоснованным логически). Но если в современном обществе законы не выполняются, на их место приходят табу.

 

114.    Войны будут продолжаться до тех пор, пока люди будут иметь глупость терпеть правителей, которые посылают их на смерть.

 

115.    Как молодому человеку входить в незнакомый и часто враждебный ему мир? Это основная проблема становления личности. И то, что юноши часто стараются себя вести согласно неким стереотипам лидерства – выглядеть максимально раскованными, грубо выражаться, резко и размашисто жестикулировать, громко смеяться, говорить низким голосом, вести себя агрессивно, – не более чем защитная реакция психики.

 

116.    Как театр начинается с вешалки, так и общественные отношения начинаются с культуры.

 

117.    История – не только наука о прошлом, но и связь времен.

 

118.    Это еще полбеды, если у правящей в стране партии есть возможность увольнять идеологических противников с работы, закрывать им доступ к средствам массовой информации или фальсифицировать итоги выборов. Беда, если эта партия получает возможность отправлять противников в тюрьмы и лагеря.

 

119.    Для многих эмигрантов презрение к коренным жителям страны – своеобразный способ психологической защиты. Впрочем, коренные жители часто платят эмигрантам тем же.

 

120.    Любые идеи социального равенства разбиваются прежде всего о реалии неквалифицированного труда, который даже в идеальном обществе (например, при гипотетическом коммунизме) кому-то все равно придется выполнять. Значит, мы обязаны признать положительную роль научно-технического прогресса, ведущего к повышению доли квалифицированного труда. Творчество в производственной сфере, по большому счету, не менее духовно и заслуживает не меньшего уважения, чем в так называемой непроизводственной.

 

121.    Тоталитарные государства, создающие видимость парламента, выборов, профсоюзов, активной общественной жизни, – напоминают дикарей-островитян, которые использовали как украшения астрономические приборы с кораблей Колумба и Магеллана.

 

122.    Мечта многих интеллигентных людей «отсидеться в башне из слоновой кости» несбыточна. Уклониться от участия в событиях в стране и мире практически невозможно.

 

123.    Воздействие человека на экологию Земли не столь разрушительно, как мы это иногда себе представляем. К примеру, если поглядеть на снимки нашей планеты из космоса, то следы цивилизации на ней практически неразличимы. Еще пример: один вулкан извергает больше окиси углерода и прочих вредных веществ, чем все автомобили и заводы за столетие. Так что с глобальной экологией не все так ужасно. Но легче ли от этого тем, кто живет рядом с шоссе или химическим заводом?

 

124.    В переломные моменты истории приходится быть «за» или «против», как бы ни хотелось «воздержаться».

 

125.    У детей не развито абстрактное мышление, а жажда познания очень высока. Они ломают игрушки и мучают животных не оттого, что хотят разрушать и причинять страдания, а от интереса к изменениям в природе. Если же у взрослых такая жажда познания совмещается со слаборазвитым абстрактным мышлением, то результат будет схожим, только предметы другими. А абстрактное мышление развивается прежде всего благодаря образованию.

 

126.    Современный мир дает каждому человеку потенциальную возможность сделать более или менее успешную социальную карьеру. Но самые страстные, нетерпеливые и, как правило, самые талантливые быстро сгорают. Бывают исключения, когда некоторые гении изобретают нечто, в данный момент нужное обществу, и становятся богатыми и знаменитыми. Но таких – единицы. Огромное большинство людей приходит к успеху однообразным каждодневным трудом.

 

127.    Теория Маркса привела к выводам, что для деяния зла – насильственной революции – полезен неквалифицированный и ненавидимый труд людей, отделенных от средств производства. Но на основании тех же положений можно сделать обратный вывод: для деяния добра более подходит квалифицированный труд собственника, заинтересованного в его результатах.

 

128.    Негативное воздействие техногенного фактора на глобальную экологию говорит не о вреде научно-технического прогресса, а о нежелании коммерсантов и чиновников тратить средства на внедрение научных разработок в области экологии. В недобросовестных руках любые достижения научно-технического прогресса могут привести к катастрофе.

 

129.    Любое, пусть даже самое просвещенное и демократическое, государство рассматривает и культуру, и искусство, и религию прежде всего как средства агитации, пропаганды и организации досуга граждан.

 

130.  Конституции всех стран справедливо декларируют гражданское равенство. Но если продекларировать не гражданское, а духовное равенство философа и дворника, то последний, скорее всего, перестанет качественно подметать улицу.

  

131.    Многие молодые люди мечтают стать знаменитыми актерами и актрисами, певцами и певицами, моделями… И не получается это у них не только потому, что желающих дорого продать свою внешность (а зачастую и свое тело) много, а богатых покупателей мало. Главная проблема – в очень коротком периоде расцвета красоты. Почти невозможно сделать «с нуля» успешную социальную карьеру за пять–десять лет.

 

132.    Если какая-то тема звучит во всех средствах массовой информации, не стоит сразу искать в этом некий заказ со стороны правительства, олигархов или кого-нибудь еще. Чаще истерию создают сами журналисты, которые спешат эксплуатировать «модную тему».

 

133.    Один из самых трудных этапов, которые приходится преодолевать при выборе профессии, – это когда окружающие хором говорят тебе нечто вроде: «Зачем это тебе?», «Ты не справишься», «Это не твое».

 

134.    Если люди думают только о себе, то в быту у них часто появляется ощущение, будто снаружи входной двери их жилища начинается вражеская территория. А на территории врага можно (и даже является определенной доблестью) хамить, мусорить, буянить и т.п.

 

135.    Если человек сознательно идет на преступление, то увещевать его или пускаться с ним в рассуждения уже поздно. Раньше надо было это делать.

 

136.    Стоит ли вдаваться в мораль, когда анализируешь исторические факты? Стоит, потому что моральная оценка прошлого бывает не менее полезным уроком для настоящего, чем исторический факт.

 

137.    Двое рабочих одинаковой квалификации у одинаковых станков могут за одинаковую плату трудиться с абсолютно различными целями (например, один – чтобы заработать деньги и их пропить, а второй – чтобы его продукция хорошо служила людям), и их труд будет иметь столь же различную нравственную оценку. Да и процент брака во втором случае будет меньше.

 

138.    Армия должна быть полностью профессиональной хотя бы потому, что те, кто служит по призыву, во многом схожи с заключенными: и те, и другие представляют собой человеческую массу, которая насильственно, без учета личностных и культурных особенностей, изолирована от остального общества.

 

139.    Любопытно, что званые обеды у людей, облеченных властью, усиливают их власть, так как приглашенные как бы получают пищу из их рук. Это древнейший инстинкт, восходящий еще к животному миру: кто добыл пищу и наделил ею стаю, тот и вожак.

 

140.    С одной стороны, история человечества показывает, что национальность теснее и теснее связывается с государственностью. С другой стороны, все без исключения нации создать свои государства не могут, так как всегда останутся группы национальных меньшинств, за которыми национальное большинство права на самоопределение не признает. Значит, без «горячих точек» на национальной основе мир не обойдется до тех пор, пока люди не поймут, что национальное самоощущение является потенциальным источником не добра, а зла.

 

141.    Обыватель, посредственность, мещанин, простой человек, обычный человек… Для них придумано много обидных прозвищ, но на самом деле на них держится общество. Они – залог стабильности и уверенности в завтрашнем дне. И горе тому обществу, где они вынуждены браться за оружие и выходить на улицы.

 

142.    Очень трудно, зная, на что ты способен, оказаться в эмиграции на дне жизни, видя вокруг себя успехи тех, которые имеют перед тобой только одно преимущество: они дома.

 

143.    Мы должны воспринимать любой труд не как процесс, а как результат. Например, создателям атомной бомбы нельзя было отказать в творческом порыве, но результат их труда объективно принес человечеству скорее зло, чем добро.

 

144.    Люди часто боятся летать на самолетах, забывая о том, что вероятность попасть в аварию на автомобиле гораздо выше, и с точки зрения статистики самолет – самый безопасный транспорт. Так же точно многие люди боятся погибнуть от случайно встреченного маньяка, но призывают к диктатуре и террору – при том, что шансы погибнуть от последних куда выше.

 

145.    В животном мире внутривидовые бои происходят не всегда: бывает достаточно показать противнику зубы, чтобы тот принял «позу подчинения». Подобное часто происходит и среди людей, только форма показывания зубов изменилась: можно показать кулак, можно пистолет, можно документ…

 

146.    Не бывает абсолютных русских, абсолютных немцев, абсолютных евреев, абсолютных армян и т.п. Когда мы хотим определить какие-нибудь черты нации, мы определяем лишь черты какой-либо ее социальной прослойки в какую-либо эпоху.

 

147.    Историческая память людям необходима, иначе в новом круге бедствий или, как минимум, неприятностей (круге неизбежном, если помнить о цикличности исторического процесса) они окажутся совершенно беспомощными.

 

148.    Многие правительства пытаются отвлечь людей от внутренних проблем страны, развязав внешнюю войну. В этом случае резко обостряется ситуация «свой – чужой», и «свои» (граждане страны) вынужденно консолидируются против «чужих» (неприятелей). То же самое происходит и в эпохи государственного террора, когда идет поиск «внутренних врагов». Эти политические маневры стары, как мир, и имеют свои корни в древних ритуальных жертвоприношениях: назначить «чужого» и торжественно убить его.

 

149.    Если со стороны власть имущих раздаются недовольные голоса: «Посадили (убили) всего-то несколько человек, а правозащитники поднимают крик», и появляется неопределенное множество «несколько», то дьявольское дело сделано: можно оправдывать, например, уничтожение нескольких миллионов, которые составляют ничтожную часть человечества, особенно если учесть длинный ряд будущих поколений.

 

150.    Национальная обособленность – идея общедоступная, и ею легко соблазнить массы людей. Но изоляция никогда не приводила ни к чему хорошему, и в закрытом мире прежде всего вспыхивает ненависть к свободе мысли и творчества.

 

151.    Только угроза голода, тюрьмы или смерти может служить достаточным основанием для того, чтобы человек навсегда покинул свою родную страну.

 

152.    Ни одно правительство не способно дать людям все, что они хотят. Но некоторые правительства способны забрать у людей все, что у них есть. И если правительство декларирует первое, то стоит задуматься, не собирается ли оно сделать второе.

 

153.    Погромы – самое грязное оружие сильных против слабых, терроризм – самое грязное оружие слабых против сильных.

 

154.    Любое современное общество, несмотря на все гуманистические декларации, рассматривает человека как деталь системы, отклонения которой могут находиться только в пределах допусков, выдаваемых той же системой. Если отклонение превышает допустимое, деталь ремонтируют, а если не получается отремонтировать – выбрасывают на помойку.

 

155.    Все завоеватели, все диктаторы рано или поздно сталкиваются с каким-то ограничителем своего могущества, и их завоевания и созданные ими системы рушатся. Можно подумать, что на Земле действует некий таинственный закон самоуничтожения зла.

 

156.    Успешная социальная карьера отучает людей говорить правду и каяться в своих грехах, и даже в написанных ими на пенсии мемуарах ждать этого не приходится: они давно забыли, как это делается. То же самое с их оценками друзей и соратников – корпоративная солидарность даже перед лицом смерти оказывается сильнее правды.

 

157.    Язык – главное, что определяет самоосознание народа. Народ жив, пока владеет живым словом.

 

158.    Современным правительствам все сложнее и сложнее делать людей управляемыми, консолидируя их «за» (если не за «светлое будущее», то хотя бы за чистоту на улицах). Но остается вечный и беспроигрышный вариант – консолидировать «против» (если не соседней страны, то хотя бы мелких пороков общества). Многие правительства этим пользуются, причем не всегда добросовестно.

 

159.    Даже самые жестокие диктаторы готовы прислушиваться к голосу интеллигенции, но только до тех пор, пока это не касается основ системы, которую они создали и которой служат. Точно так же и палач может вести приятную беседу с философом, но когда он получит соответствующий приказ, то с абсолютно чистым сердцем отрубит этому философу голову.

 

160.    Теоретически я понимаю, что государства в их нынешнем виде должны рано или поздно исчезнуть, уступив место другому, более человечному общественному устройству. Но на практике я, как и подавляющее большинство современных людей, пока что не представляю себе общество без законодательной, исполнительной и судебной властей, денег, полиции и даже армии.

 

161.    Если люди ничего не извлекают из уроков истории – это в некотором смысле тоже уроки истории.

 

IV. О нашей эпохе

 

162.    Сколько людей, столько и мировоззрений. А мнений по каждому конкретному вопросу еще больше. И все же из этих мнений так же складывается некий здравый смысл эпохи, как из миллиардов людей – человечество.

 

163.    Эпохи несравненно длиннее человеческих судеб. И хотя мы и замечаем многие изменения в жизни человечества, но их истинный масштаб можно будет оценить только через сотни лет. Поэтому любые наши оценки глобальных мировых процессов современности могут оказаться правильными лишь случайно.

 

164.    Мало кто хочет прочесть и переосмыслить даже опыт собственной жизни. Неудивительно, что еще меньше людей готовы думать о судьбах своей страны и эпохи.

 

165.    Современный человек, как это ни парадоксально, более управляем психологически, чем средневековый. Последнего надо было манить раем и запугивать адом, пытками и казнями, а современному через средства массовой информации можно внушить практически все, что потребуется.

 

166.    Жизнь в эпоху неограниченного доступа к информации дает иммунитет против тоталитаризма (человека трудно поработить), но делает людей более восприимчивыми к конформизму (человек стремится быть таким, как все).

 

167.    По идее, исторические науки и коллективная народная память должны служить потомкам предостережением, чтобы они не повторяли ошибок и преступлений предков. Но в информационную эпоху эти предостережения захлестывает мутный поток самой разнообразной второстепенной информации.

 

168.    Несмотря на то, что люди получают все больше и больше информации, они все меньше и меньше задумываются о глобальных вопросах бытия и все менее и менее способны на искреннее раскаяние. Это такой же парадокс, как обострение межнациональной и религиозной розни в эпоху глобализации.

 

169.    По мере того, как нарастает темп жизни, нарастает и ценность мгновения. Многие этого не понимают и живут как в замедленной съемке.

 

170.    Тоталитарные режимы пытаются уподобить людей щепкам, плывущим по заданному ими течению. В информационную эпоху люди тоже уподобляются щепкам, только плывущим неизвестно куда в бескрайнем море. Наверно, это тоже не очень хорошо для человека, но в море хотя бы есть шанс найти свое, а не чужое течение.

 

171.    Неограниченный доступ к информации подразумевает и неограниченное право на отказ от нее в любой момент – хотя бы для того, чтобы спокойно все обдумать.

 

172.    Чем более развито общество, тем ниже в нем уровень бытовой и государственной агрессии. Общедоступность и разнообразие информации позитивно влияют на развитие общества, и в этом плане наступление информационной эпохи можно только приветствовать.

 

173.    Люди, потерявшие свое «я» в потоке текущих мелких дел, делятся на две категории. Одни как бы погружаются в оцепенение и живут с несбыточной надеждой, что когда-нибудь в будущем им удастся «найти себя» и восстановить все свои ценности в первоначальной форме. Другие считают, что необходимо получить от жизни все возможные удовольствия, доступ к которым информационная эпоха открывает очень широкий. Эти люди стараются ни за что не отвечать, и исчезают вместе с кратким мигом, в котором проходит их жизнь.

 

174.    Наша цивилизация куда меньше рискует погибнуть от какого-нибудь гигантского метеорита, чем от «ядерной кнопки», оказавшейся в руках диктатора, для которого гибель всего человечества предпочтительнее гибели созданной им политической системы.

 

175.    В информационную эпоху сохранение чувства личности оказывается для человека непростым делом. Индивидуализм, пусть даже основанный на принципе «спасайся, кто может», – не такая проблема, как растворение личности в потоке разнообразной, но мутной и неструктурированной информации.

 

176.    Интернет-пользователи делятся на два типа. Первые используют огромные возможности Интернета для получения информации, необходимой в реальной жизни. Вторые с головой погружаются в виртуальный мир и теряют адекватность в реальном. Как эти вторые потом дорого за это платят!

 

177.    Информационная эпоха, в которую мы живем, – эпоха открытости, но эта открытость не должна порождать вседозволенность.

 

178.    Зеркало современного общества – американская фраза «If you are so clever, show me your money» («Если ты такой умный, покажи мне свои деньги»). Хотелось бы верить, что это зеркало кривое…

 

179.    Может показаться, что Интернет создает уникальную возможность образования для тех, кто не любит учиться по книгам. Но на самом деле те, кто не любит читать книги, и в Интернете не научатся ничему, кроме оперативного получения информации по мелким бытовым вопросам.

 

180.    Многие современные люди испытывают недоверие практически ко всему, что не связано с заработком денег. Во всем том, что с этим заработком связано, они тоже постоянно видят подвох – такова специфика любого предпринимательства. В итоге такие люди становятся все суше и расчетливее, а их жизнь – скучнее и скучнее.

 

181.    Нельзя забывать, что наша эпоха уникальна не только благодаря информационным и компьютерным технологиям. Она в корне отличается от предыдущих эпох тем, что накопленного на Земле ядерного оружия достаточно, чтобы уничтожить человечество.

 

182.    В информационную эпоху, открывающую самый широкий доступ к знаниям, как никогда актуальным становится старинное правило: не тот глуп, кто чего-то не знает, а тот, кто не хочет знать.

 

183.    Успехи в изучении Вселенной и распространение ядерного оружия заставляют философов излечиться от «болезни геоцентризма» – возведения человечества в ранг единственной и априорно бессмертной цивилизации.

 

184.    Все мы – дети своей страны и своей эпохи. Это клеймо не вытравить ничем.

 

VI. О вечных ценностях

 

185.    Человек отвечает за все в этом мире.

 

186.    Наша личность не является созданием ни случайности, ни предопределенности. Ее основа – воля к противостоянию внешним обстоятельствам и преобразованию мира вокруг нас.

 

187.    Бывает страшно понимать, как ничтожны наши способности и кратковременна наша земная жизнь перед лицом бесконечной Вселенной. Поневоле задумываешься о том, что, не зная об этой бесконечности, жить было бы проще. Но не будем уподобляться тем, кто ищет спасения в невежестве, к тому же знание об этой бесконечности из наших умов уже не вычеркнешь.

 

188.    Некоторые говорят, что не верят в себя, потому что верят в Бога. Некоторые – что не верят в Бога, потому что верят в себя. Но никто не мешает нам верить и в Бога, и в себя.

 

189.    Как известно, нельзя объять необъятное. Но в течение всей своей истории человечество пытается это делать, и в этом залог его развития.

 

190.    Человек – не механизм, и даже если мы очень хорошо его знаем, вплоть до мельчайших подробностей его мышления и психики, мы все равно не можем однозначно предсказать его будущее поведение.

 

191.    То, что любой человек воспринимает развитие как движение вверх, а деградацию – как движение вниз, отражает великое стремление человечества от Земли во Вселенную – вопреки земному притяжению.

 

192.    Те, кто отрицает бытие Бога, обычно базируются на том, что существование материального мира доказывается совокупностью наших физических ощущений, а существование Бога таким способом доказать на сегодняшний день невозможно. Но на самом деле такая позиция – не более чем спекуляция на житейском здравом смысле: дело в том, что совокупность физических ощущений не является строгим доказательством существования материи. Физические ощущения часто являются обманчивыми – бред, галлюцинации, да и просто ошибки восприятия…

 

193.    Видимо, человечество действительно испытывает потребность в бесконечности и чуде, если не чувствует себя спокойно в своем привычном земном мире и все время стремится куда-то вовне – и не только мысленно, но и физически.

 

194.    Невозможно доказать логически, что окружающий мир не является иллюзией каждого из нас. И нам остается только довериться своему инстинкту, говорящему о реальности мира.

 

195.    Некоторые считают, что жить сегодняшним днем и не задумываться о глобальных проблемах человеческого существования спокойнее и удобнее. Но на самом деле даже с позиций обыденного здравого смысла необходимо хоть немного, но задумываться о завтрашнем дне, а это волей-неволей подводит к мыслям о глобальных вопросах бытия.

 

196.    Можно ли в целях духовного самосовершенствования отказываться от общения с окружающими, уединяться в познании Бога, уходить от мира? После того, как мир столько сделал для нашего воспитания и образования, дал нам жизненный опыт и хотя бы минимальные материальные блага для поддержания жизни, – это было бы несправедливо по отношению к нему.

 

197.    Тому, кто считает, что мы – ничтожные козявки, живущие одно мгновение и летящие на крошечном шарике под названием «Земля» сквозь чуждую и непостижимую Вселенную, – логически что-либо объяснить невозможно. Можно лишь сказать: если человеку хочется считать себя козявкой – это его право, но на какое убогое существование он себя обрекает!

 

198.    Если мы теряем равновесие, надо на что-нибудь опереться, чтобы не упасть. Если это происходит с нашей душой, то опору приходится искать и в прошлом, и в будущем, и в вечных ценностях.

 

199.    Материальный мир устроен так, что выгода для одного часто оказывается ущербом для другого. И только в духовной жизни это исключено.

 

200.    Утверждение, что вера в Бога возникает там, где человек сталкивается с неизвестными природными явлениями, верно лишь отчасти. Если даже человечество когда-нибудь полностью познает все физические и химические процессы, благодаря которым возник и существует мир, то вера у людей не исчезнет: у нас все равно останется самая главная загадка – наша душа с ее бесконечными богатствами.

 

201.    Главная задача философии – указать человеку, как прожить жизнь наиболее достойно. Во всех остальных случаях философия является лишь гимнастикой ума.

 

202.    Как бы далеко мы ни заходили в философских изысках, почти у каждого из нас есть паспорт, свидетельство о каком-либо образовании, одежда, обувь, некий набор личных вещей. Мы живем в ту или иную историческую эпоху, в той или иной стране и городе. У каждого из нас есть родственники, друзья, знакомые… Все это не позволяет нашему разуму слишком далеко «улетать от земли».

 

203.    Много философских теорий основано на поведении психически нездоровых людей или подопытных животных. Еще больше – на чертах личности самих философов. «Золотая середина» между этими двумя крайностями встречается очень редко.

 

204.    Наше видение мира – лишь тонкая оболочка шара, внутри и вне которого – бесконечность. Вне нас – бесконечная Вселенная, и столь же бесконечная Вселенная внутри нас.

 

205.    Чудеса убеждают только тех, кто уже верит в их возможность. Все остальные, даже увидев чудо, сочтут его либо фокусом, либо случайным стечением обстоятельств.

 

206.    Общество устроено так, что любая личность должна постоянно сверять себя с другими, находящимися на более высоких ступенях иерархии, и пытаться не отставать от них. Эта бесконечная гонка – основная движущая сила социальной жизни людей. В духовной сфере все иначе: все равны перед вечными ценностями.

 

207.    С точки зрения сегодняшнего дня иллюзией можно объявить даже прогноз погоды на завтра. Поэтому быть идеалистом, верить в Бога, в высшие ценности, – не означает находиться в плену иллюзий.

 

VI. О творчестве

 

208.    Говорят, что народ заслуживает своих правителей. В такой же степени он заслуживает своих художников.

 

209.    Если мы имеем дело с подлинным искусством, то его глубина бесконечна, и зритель, читатель или слушатель погружается настолько глубоко, насколько способен. Если же искусство мнимое, то оно пытается подсказывать, насколько надо погружаться и надо ли вообще.

 

210.    Говоря об искусстве, обычно вспоминают ряд священных имен, честь и гордость страны и человечества. Но искусство в каждый текущий момент состоит не только из них. Например, к публике прорывался не только Пушкин, но и Греч, и Булгарин, и Шаликов, и многие другие, чьи имена сейчас известны только профессиональным литературоведам. И в начале XIX века еще далеко не было ясно, кто из них кто.

 

211.    Переменить профессию для настоящего художника так же невозможно, как переменить душу.

 

212.    Может быть, одним из главных мерил искусства является то, насколько велика в нем целительная, а не гипнотизирующая сила.

 

213.    Искусство никому ничего не должно, и требований к нему предъявлять не следует.

 

214.    Я не очень верю в качество читателя в Интернете. Доступность любой информации и вседозволенность расслабляют все интеллектуальные и логические связи в его голове. Его слишком много обманывают, подсовывая суррогаты, которые выдаются за мысль. В итоге его усилия направлены на то, чтобы уклониться от глубокого понимания и скользнуть по поверхности, создав для себя нечто вроде общей картины.

 

215.    Многие называют идеалистами и мечтателями тех, кто верит во что-то высшее и совершенное, будь то Бог, искусство или светлые перспективы развития человечества. Но на самом деле такая вера вполне прагматична, так как если человек считает, что его жизнь каким-то образом связана с высшими целями, ему легче переносить любые невзгоды.

 

216.    Одна из главных слагаемых успеха любого дела – своевременность. Но если цель дела – создание вечных ценностей, то и временной интервал своевременности может быть очень длинным – вплоть до вечности.

 

217.    Каков бы ни был читатель, зритель или слушатель, – он судья для творца, хотя и не в последней инстанции.

 

218.    Большинство голосов коллектива, а тем более мнение народа – не критерий истины в науке и творчестве хотя бы потому, что научное и творческое открытие сделает скорее отдельный человек, чем коллектив, а тем более целый народ.

 

219.    Точного определения искусства нет уже не первую тысячу лет, а значит, скорее всего, и не будет. Нет также мало-мальски четких критериев, чтобы отличить подлинное искусство от мнимого. Говорят, что время покажет, но и оно часто сохраняет предрассудки и кривотолки современников. Может показаться, что любители и коллекционеры искусства играют как на скачках, причем, в отличие от игроков, они так и не узнают, как доскакала их лошадь. Но на самом деле это не так: инструментом оценки может быть интуиция профессиональных искусствоведов, основанная на глубоком знании истории искусства.

 

220.    Гениальность – не более чем хорошая исходная позиция. Только труд, опыт и сила воли могут обратить ее в достойные свершения.

 

221.    Мемуары имеет смысл писать в том возрасте, когда активная жизнь уже в прошлом, но боль от прожитой жизни еще жива. Потом боль утихает и приходит старческая самоуспокоенность. Тогда уже поздно.

 

222.    Почему книг о творческих людях гораздо больше, чем, например, о дворниках? Потому что книги пишут не дворники, а писатели. А придумывать сюжет вокруг собственной биографии гораздо проще, чем вокруг чужой.

 

223.    Чем больше мы скажем или напишем, тем меньше из этого люди запомнят. Но зато тем больше шансов, что они хотя бы услышат нас и не пройдут мимо наших трудов.

 

224.    Нельзя путать искусство и высококлассное ремесленничество, искусство и фокусничество.

 

225.    Источником творчества служит не только любовь, но и зависть, и ревность, и боль, и множество прочих отрицательных эмоций. Но постоянно переживать все эти эмоции – значит обречь себя на жалкое существование. Спасение здесь – память о хотя бы однажды пережитом. Вызывая в себе эту память, мы можем творить.

 

226.    И религия, и искусство находятся в тесной взаимосвязи с путями развития общества, но живут по своим законам, и ни одно государство не может на эти законы повлиять волевым порядком. Система духовных ценностей и в религии, и в искусстве выше любых социальных перемен и потрясений, над ней не властны ни правители, ни правительства. А после крушения коммунистических утопий у религии и искусства вообще не осталось равнозначных альтернатив в духовном мире людей.

 

227. Для подлинного художника смерть – лишь один из фактов биографии.

 

VII. О добре и зле

 

228.    Практически любой нормальный человек чувствует себя лучше, делая добро, и хуже, делая зло. Это вселяет надежду на конечное торжество добра в мире.

 

229.    Если строить ценность собственной личности на непризнании ценности личностей окружающих, то рано или поздно ценность этой «центральной личности» окажется поставленной окружающими под сомнение, причем чаще всего в порядке самозащиты. Неминуемо возникает ситуация вечной войны, многократно повышающая вероятность страданий и гибели этой «центральной личности».

 

230.    Современное общество, где определяющими факторами социальных взаимоотношений являются деньги и власть над себе подобными, неспособно одержать глобальную победу над злом.

 

231.    Реалии сегодняшнего дня говорят о том, что человек, в принципе, может выбрать не только добро, но и зло. Но если человек понимает, что такое добро и что такое зло, то при осознанном выборе вероятность совершения зла снижается.

 

232.    История человечества показывает, что у побежденного добра больше шансов взять реванш, чем у побежденного зла.

 

233.    Пессимизм хотя и бесплоден, но он все же лучше, чем оптимистичная вера в торжество зла.

 

234.    Современному человеку, многоопытному и не склонному преувеличивать силу традиций, необходимо личное понимание того, что в условиях бурного научно-технического прогресса актуальность культурных и нравственных ценностей не уменьшается, а увеличивается. И дать ему это личное понимание – одна из глобальных задач культуры.

 

235.    Зло по-настоящему сильно тогда, когда обыкновенные люди восторгаются им как героизмом.

 

236.    Глобальная победа над злом в мире – это не какое-либо состояние человеческого общества. Просто никто из людей не будет испытывать желание делать зло. А каким при этом будет состояние общества – можно только гадать. Но ясно, что если люди будут продолжать убивать, мучить и обманывать друг друга, а государство – надзирать, чтобы убивали, мучили и обманывали только тех, «кого надо», – о какой победе над злом может идти речь?

 

237.    Если невозможно покарать убийц, негодяев и мошенников по закону, то пусть лучше они процветают в собственных особняках, проживая неправедно заработанные деньги, чем нам иметь в своем распоряжении отряды убийц, негодяев и мошенников для расправы с этими людьми. Нельзя уподобляться им.

 

238.    Бесконечно циничная фраза, растаптывающая достоинство человека: «Мы – лишь сумма пищи, которую употребили». Еще более цинично: «Мы ничего не должны ни Богу, ни человечеству, ни даже своим родителям, потому что не просили нас рожать». Поменьше бы слышать такое вокруг себя…

 

239.    Как можно лечить человека, если он не хочет выздоравливать?.. А если не хочет выздоравливать человечество?

 

240.    Есть множество оттенков добра и зла, как и оттенков черного и белого цветов. Но как при определении того или иного оттенка серого необходимо понимать, что такое черное и белое, так и при любом нравственном выборе необходимо сознательно ориентироваться на добро, а не заниматься самообманом.

 

241.    Ни одна религиозная конфессия не вправе считать себя выше или ниже остальных. Просто у буддистов свой духовный путь, у мусульман – свой, у христиан – свой и т.д., но цель (при добросовестном толковании соответствующих учений) у всех одна и та же – торжество добра. К этой цели ведет множество путей, поэтому религиозной розни не место среди людей, объединенных желанием улучшить жизнь на Земле.

 

242.    Грешно ли обмануть дьявола? Такой вопрос не имеет смысла, потому что дьявола обмануть невозможно.

 

243.    Подставлю ли я левую щеку при ударе по правой (иначе говоря, буду ли придерживаться позиции непротивления злу насилием)? Отвечу так: если будет хоть какая-то возможность, я сделаю все, чтобы не произошло силового конфликта. Более того, если будет шанс сохранить жизнь и человеческое достоинство – подставлю другую щеку, то есть не буду предпринимать никаких ответных действий. Но если этого шанса не будет – придется отвечать ударом на удар. И пусть я знаю, что это грех, – бывают ситуации, когда грех не ответить. Главное, что вероятность насилия при таком подходе многократно снижается.

 

244.    Мало кому дано пронести через жизнь весь колоссальный набор духовных ценностей человечества. Но сохранить в душе хотя бы смутное ощущение их наличия может каждый, и это уже немало. Такое ощущение может уберечь от многих неприглядных поступков.

 

245.    В нашем несовершенном мире зло может позволить себе такую роскошь, как бездействие. Добро позволить себе этого не может.

 

246.    Грех – то, что причиняет окружающим боль и страдания или, как минимум, создает неудобства. Все остальные рассуждения на эту тему только усложняют проблему.

 

247.    «Золотое правило нравственности» – «делайте другим то, что хотите, чтобы другие делали вам» – в теории легко оспорить: может быть, другие хотят не того же, что мы? Но на самом деле мы обычно прекрасно понимаем, чего хотят или не хотят другие, и привлекаем все теории лишь для оправдания наших неприглядных поступков.

 

248.    Идеальная нравственная позиция может на практике выглядеть так: если есть хоть малейшая возможность сделать добро, то ее надо использовать. И чем глубже такая позиция укореняется в каждом конкретном человеке, тем шире он воспринимает пределы этой возможности.

 

VIII. О смысле жизни

 

249.    Жить с убеждением, что твоя жизнь имеет смысл, гораздо легче, чем без такого убеждения.

 

250.    Религия дает человеку понимание смысла его жизни как служения Богу или, как минимум, его пророкам, наместникам и т.п. Но проблема в том, что разные люди веруют по-разному, а то и в разных богов, и смысл тоже получается разным.

 

251.    Если у человека не получается решить для себя вопрос о своем предназначении, то он может хотя бы подумать о правильности выбранного пути среди множества соблазнов, колебаний и ошибок, которые встречаются на каждом шагу. Проделанный путь может ощущаться как судьба, но на самом деле мы постоянно встречаем много развилок, где можно свернуть, избрав совершенно другой путь.

 

252.    Если бы в нашей жизни не было смысла, ни одно дело из тех, которые мы делаем, не имело бы ровным счетом никакого значения.

 

253.    Некоторые философы считают, что существование человека имеет высшую цель в себе самом, и нельзя задавать людям вопрос, для чего они живут. Но все же очень хотелось бы задать этот вопрос убийцам, маньякам, ворам и прочим подобным.

 

254.    Смысл жизни постигается только на личном опыте, переплетаясь с вопросом о назначении человека. Поэтому о нем чаще задумываются в старости, да и то далеко не все, а только те, кто готовится к смерти и пытается оглянуться на прожитую жизнь.

 

255.    Плохо, если человек ради жизни как стихийного процесса утрачивает ощущение ее смысла.

 

256.    Если человек всю жизнь жил только ради самого себя и ничего и никого после себя не оставил, – ни потомства, ни памяти, – можно сказать, что его жизнь прошла впустую. А это все равно, что он вообще не жил.

 

257.    По большому счету, неважно, чем порождены наши положительные или отрицательные качества: продуманными убеждениями или душевными порывами. Все равно и окружающие, и потомки будут судить о нас по нашим делам, а не по тому, какие мысли рождались в нашем мозгу.

 

258.    Человек отличается от животных прежде всего тем, что способен жить не инстинктивно, а задумываясь над смыслом своей жизни и соотнося с ним свои поступки.

 

259.    Если человек считает смыслом своей жизни достижение счастья, вряд ли он будет по-настоящему счастлив. Ведь всякий раз, когда он почувствует себя счастливым, он задаст себе вопрос, на который не найдет ответа: «А что дальше?»

 

260.    То, что наша жизнь имеет смысл, – наша награда за все трудности, утраты, несчастья и, наконец, за смерть.

 

261.    Подмена попыток понять смысл жизни постановкой конкретных целей – возможно, одна из самых страшных болезней человечества. К этой болезни многие так привыкли, что вообще не видят разницы между смыслом и целью.

 

262.    Если бы наша жизнь не имела смысла и мы жили только благодаря инстинкту самосохранения, всем окружающим было бы безразлично, живы мы или уже умерли.

 

263.    Отношение к жизни как к долгу перед Богом, человечеством, страной или семьей хорошо тем, что если уж все равно приходится страдать и терпеть невзгоды, так хоть с чувством исполнения долга.

 

264.    Если представить себе нашу земную жизнь как компьютерную игру, в которой рано или поздно появляется надпись «Game over» («Конец игры»), то что можно уподобить спасительному нажатию кнопки «Save» – «Сохранить»? Только след в истории – как максимум, человечества, а как минимум, своей семьи.

 

265.    Почти все люди способны честно трудиться и вырастить детей. Многие способны оставить после себя научные труды, изобретения или произведения искусства. Во всем этом и есть смысл нашей жизни. А если жизнь имеет смысл, то должна иметь и результат, оценивать который можно так: как мы трудились, каких детей вырастили, какие произведения создали, – таков и результат.

 

IX. О смерти и вечной жизни

 

266.    Необходимо помнить, что смерть может наступить в любой момент (как говорится, на голову может упасть кирпич), и каждый наш поступок может оказаться последним в жизни. Поэтому надо все делать так, будто делаешь в последний раз, – то есть по возможности хорошо. И тогда, когда бы ни пришла смерть, мы сможем с уверенностью сказать, что прожили жизнь не впустую.

 

267.    В отсутствии на Земле вечной жизни есть своя правда. Представим себе, каким тормозом прогресса оказались бы в случае вечной жизни те мнимые авторитеты, от которых у человечества есть шанс избавиться хотя бы в случае их смерти или выхода на пенсию.

 

268.    Закончится ли наша миссия на Земле с нашей смертью, зависит прежде всего от нас.

 

269.    Если человек всю жизнь только и делает, что гоняется за удовольствиями, то он обижается на приход старости и смерти, как ребенок, у которого отобрали игрушку.

 

270.    Чем больше человек может рассказать в ответ на вопрос: «Что ты сделал в жизни?», тем меньше вероятность того, что он закончит свой рассказ словами: «Я все исполнил, что был должен, теперь могу спокойно умереть».

 

271.    Смерть – единственное событие в нашей земной жизни, которое наступает с неизбежностью, и подготовка к ней для того, чтобы ее достойно встретить, – одна из серьезнейших наших задач.

 

272.    Наверно, есть справедливость в том, что никакой философский взгляд на смерть не позволяет нам заглушить наши инстинкты, заставляющие оплакивать мертвецов.

 

273.    Поскольку альтернатив смерти физического тела человечество не знает, бояться ее глупо и бесполезно.

 

274.    Подводя в старости итоги жизни, надо помнить, что эти итоги не окончательны: впереди еще если не Божий суд, то уж точно суд потомства.

 

275.    В мире есть не так уж много людей, способных понять, что неизбежность смерти превращает ее в венец жизни. Все остальные охвачены таким страхом конца, что зачастую верят только во врачей-геронтологов.

 

276.    Если человек живет лишь для того, чтобы поддерживать свою жизнь, это означает лишь то, что он медленно умирает.

 

277.    Смерть нельзя победить, но ее можно обмануть, продолжив себя в трудах и потомстве.

 

278.    Большинство рассуждений о скором конце света порождено примитивным желанием, чтобы «после нас ничего не было». Наверно, многим людям, которые поняли, что ничего не оставили после себя, действительно было бы легче умереть вместе с человечеством.

 

279.    Человека, который понял, что такое смерть, гораздо труднее запугать и поработить. Понять, что такое смерть, – значит найти путь к свободе.

 

280.    Поскольку мы неспособны к вечной жизни на Земле, будем стараться дать вечную жизнь хотя бы своим земным трудам.

 

281.    Я готов признать, что человек вправе рассматривать свою жизнь как капитал, который следует вложить максимально выгодно и с минимальным риском. Вопрос – во что? Как известно, вложения бывают кратковременными и долговременными. И долговременные вложения, хотя и приносят меньше сиюминутной выгоды, но могут «работать» много столетий, если не вечно. И эта выгода уже будет измеряться не в деньгах, а в ценностях, несравненно более весомых, среди которых благодарность потомков – даже не самая большая.

 

282.    Почему бы не существовать такой единице измерения времени, как вечность?

 

283.    Вследствие нашей ограниченности мы не можем знать, существует Бог или нет, но выбрать для себя одну из двух версий мы можем. Получается нечто вроде жребия: «угадал – не угадал». Какую же версию выбрать? Несомненно, существование доброго, всемогущего и справедливого Бога, так как в случае выигрыша мы получаем надежду на бессмертие души, а в случае проигрыша, в сущности, ничего не теряем.

 

284.   Если мы верим в доброго и всемогущего Бога, то не можем не верить в бессмертие души: в противном случае пришлось бы признать, что Бог убивает всех людей в конце их земной жизни. А Бог не убийца.

 

285.    Как велика и безгранична Вселенная по сравнению с нашими возможностями в земной жизни! Для одних понимание этого означает постоянный страх и безнадежность, для других – радость оттого, что возможности нашего познания столь же велики и безграничны, как Вселенная.

 

X. О жизненной практике

 

286.    Старинная пословица гласит: «Дьявол в мелочах». Но Бог тоже в мелочах. Без мелочей нет жизни. Нельзя постоянно решать только глобальные вопросы.

 

287.    До всего в жизни надо дорасти, даже до того, чтобы следовать собственным принципам.

 

288.    Лучше считать, что другие могут еще легче обойтись без нас, чем мы – без них. Даже если это на самом деле не так.

 

289.    Без тревог и беспокойства невозможно прожить ни тем, кто развивается как личность, ни тем, кто деградирует. Но последних подстерегает еще и депрессия. Вывод прост: лучше развиваться, чем деградировать.

 

290.    Поскольку отличить подлинный авторитет от мнимого крайне сложно, лучше не доверять слепо ни тем, ни другим.

 

291.    Во многих случаях поведение людей кажется нам смешным или глупым только потому, что мы не знаем его истинных причин. Поэтому не стоит ни смеяться над людьми, ни считать их дураками.

 

292.    Ждать от жизни счастья, а тем более гоняться за удовольствиями не надо, но не надо и напрашиваться на страдания, а тем более хвастаться ими. Отсюда один шаг до поиска на своем теле несуществующих ран.

 

293.    Вам кажется, что вы устали от жизни? Погуляйте на свежем воздухе, выспитесь, и усталость пройдет.

 

294.    Быть самовлюбленным – все равно, что огорчаться, что ты уже не тот очаровательный ребенок, которого ласкала мама. С такой самовлюбленностью жизнь может превратиться в ад.

 

295.    Переубедить взрослых людей, имеющих свое сложившееся мнение, практически невозможно. Можно только убедить тех, у кого это мнение еще не сложилось.

 

296.    Каждый решает для себя, что для него лучше: не доверять людям или быть ими обманутым. Впрочем, и самые недоверчивые тоже бывают обманутыми.

 

297.    Бесполезно пытаться отгородиться от окружающего мира ради того, чтобы в жизни было меньше тревог. Лучше этим тревогам просто не поддаваться.

 

298.    Только поверхностные и недумающие люди боятся старости и устраивают нелепый культ юности. У каждого возраста есть свое неповторимое содержание.

 

299.    Владельцы магазинов зарабатывают на расточительности, фермеры – на высоких ценах на продовольствие, врачи – на болезнях, судьи – на конфликтах, полицейские – на преступлениях, военные – на войнах… Да и сколько раз успехи любого из нас базировались на неудачах других? Признаемся себе в этом честно и постараемся, чтобы такое происходило пореже.

 

300.    Нельзя превращать уравновешенность в безучастность.

 

301.    Если ориентироваться больше не на что, приходится ориентироваться на мнение большинства.

 

302.    Людей надо жалеть и не говорить им в глаза об их слабостях. Тот, у кого есть слабость, – уже достоин жалости.

 

303.    Если вы пригрели змею на своей груди, то она может укусить вас даже за то, что вы продлили ей очень тяжелую жизнь, а она вас об этом не просила. Впрочем, она может укусить вас и просто так.

 

304.    Все слова про невозможность достижения покоя справедливы лишь в отношении наших взаимоотношений с окружающим миром. Внутри же нас покой не только возможен, но и полезен, если только он не перерастает в самоуспокоенность.

 

305.    Такие чувства, как жадность, зависть, ненависть или ревность, крадут у человека счастье.

 

306.    Досадно видеть, как удачно сказанные слова забываются, не достигнув цели – умов и сердец людей. Поэтому лучше эти слова записывать и по возможности публиковать, хотя бы в Интернете. Тогда у них хотя бы есть шанс.

 

307.    Без друзей бывает трудно. Но когда друзей слишком много, бывает еще трудней.

 

308.    Усердие полезно в любом деле. Но бывают случаи, когда излишнее усердие вредит: например, если мы слишком усердно пытаемся убедить кого-то в нашей правоте, то рискуем вызвать подозрения в корыстных намерениях.

 

309.    Наше тело, одежда, дом – границы между нашим внутренним миром и внешним. Они не обязательно должны быть на замке, но уж точно – в приличном состоянии. Образно говоря, на пограничных столбиках должна быть свежая краска.

 

310.    Для того, чтобы достичь чего-то в жизни, приходится отличаться от других. И чем больше хочет человек в жизни достичь, тем сильнее он будет отличаться. Но отличаться во всем невозможно: тебя будут считать либо дураком, либо сумасшедшим. Выход один: постоянный поиск компромисса.

 

311.    Преступления других – не оправдание для наших преступлений. В еще меньшей степени оправданием для наших ошибок могут служить ошибки других.

 

312.    Невыученное и непрочитанное в детстве обычно уже невозможно наверстать в зрелом возрасте: на это не хватает времени и сил.

 

313.    Если нас заслуженно хвалят, то лучше относиться к этому равнодушно (как и к любой похвале), но если нас такая похвала радует – ничего страшного в этом нет, это лишь простительная маленькая слабость. По-настоящему плохо, если человек радуется, когда его хвалят незаслуженно.

 

314.    Никогда не бывает рано, но бывает поздно спросить себя, делом мы занимаемся в жизни или ерундой.

 

315.    Мы можем извлечь больше пользы из достоинств своих противников, чем из их недостатков.

 

316.    В любом деле совпадение случайных факторов играет очень существенную роль. Получается почти что лотерея. Но шансы на выигрыш в этой лотерее возрастают, если мы покупаем лотерейный билет – то есть серьезно готовимся к делу.

 

317.    Собраться что-либо сделать часто бывает сложнее, чем сделать.

 

318.    Можно сомневаться и колебаться до того, как решение принято. Но когда оно принято, надо действовать, не отвлекаясь на сомнения, опасения и колебания. Единственное, на что можно отвлекаться, – это на обдумывание дальнейших решений.

 

319.    Наверно, надо быть действительно великим, чтобы не потерять чувство реальности, когда все вокруг каждый день тебе говорят, что ты великий.

 

320.    Есть женщины, которые считают, что мужчины нужны для секса, денег, ресторанов, покупки дорогих вещей, – и это все. Они не понимают, что можно кого-то любить, жалеть, спасать, лечить, вместе воспитывать детей. В итоге такие женщины с возрастом превращаются в алчных монстров и жертв пластической хирургии, потому что для них уход красоты – трагедия всей жизни.

 

321.    Как часто мы путаем истинное и убедительное!

 

322.    Не надо потакать своим слабостям, и тем более не надо ни на что жаловаться. Это нам ничем не помогает, только мешает.

 

323.    Если твои взгляды на жизнь никто не разделяет – это хороший повод задуматься, гений ты или просто психически нездоровый человек.

 

324.    Многие люди считают, что обязаны сказать правду, а не убеждать в ней, а тем более не заставлять верить в нее. Заставлять верить, действительно, бесполезно. Но убеждать необходимо.

 

325.    Чувство собственной важности мешает людям трезво оценивать ситуацию.

 

326.    Богатый, но нелюбимый супруг – обычно слишком дорогая плата за благополучие женщины.

 

327.    Если человек понимает, что всю жизнь занимался ерундой, – значит, для него еще не все потеряно.

 

328.    Клеймить предателей позором бесполезно: то, что предательство – позор, и так всем известно, и предатели знают, на что идут, предавая.

 

329.    Нередко излишнее благоразумие вредит. Чтобы добиться высот в своем деле, бывают нужны и самоотверженность, и безоглядность, и даже безрассудность.

 

330.    Если не заботиться о будущем, то и оно, скорее всего, не позаботится о нас.

 

331.    Если, просыпаясь утром, каждый раз спрашивать себя: «Что я собираюсь сделать сегодня?», а вечером, прежде чем заснуть, спрашивать: «Все ли я сделал?», – глобальные жизненные планы могут начать выполняться куда более успешно.

 

332.    Самый лучший (хотя и не всегда возможный) способ удовлетворения потребностей – отказ от них.

 

333.    Должен ли человек страдать из-за того, что не страдает, когда страдают другие? Он должен, как минимум, задаваться таким вопросом. А уж страдать или не страдать – его личное дело.

 

334.    Не надо ничего бояться. Вполне достаточно разумной осторожности.

 

335.    Как бы плохо нам ни было, не стоит винить в этом внешние и не зависящие от нас обстоятельства – от затора на дороге до положения звезд на небе. Обвиняя внешние обстоятельства, мы подрываем собственную решимость бороться за улучшение своего положения.

 

336.    Очень редко встречаются подлецы, откровенно признающиеся себе и окружающим в том, что совершают подлость из корыстных побуждений. Большинство таких людей пытается основать свое поведение на высоких моральных принципах. И самое печальное, что многим из них это удается.

 

337.    Если мы хотим чего-либо добиться, то прежде всего должны сами верить в то, что сможем это сделать. В противном случае шансы на успех становятся гораздо ниже.

 

338.    Стойкость – не менее важное достоинство человека, чем способность к подвигу.

 

339.    Зависть заставляет людей воспринимать любую чужую ценность (деньги, машину, дом, успех и даже талант) как украденную у них лично.

 

340.    У каждого человека есть потребность в самоуспокоении, но плата за самоуспокоение обычно слишком велика. Часто приходится платить жизнью.

 

341.    Одна из черт нашего характера, с которой желательно постоянно бороться, – это смена настроения в зависимости от своих удач и неудач.

 

342.    Не стоит откладывать на будущее заботу о будущем.

 

343.    Не задуматься ли нам, сколько времени и сил мы тратим на зависть, критику, да и вообще на разрушение чужого – вместо того, чтобы создавать свое? Редко кто-то из наших врагов бывает способен так красть наше время и силы, как это делаем мы сами.

 

344.    Лень – это роскошь, которую мы не можем себе позволить.

 

345.    У безвольных и зависимых людей жизнь рано или поздно превращается в нагромождение случайностей.

 

346.    Стоит ли лебезить перед голодным тигром в надежде, что он тебя не съест? Вряд ли, потому что в лучшем случае он съест тебя не на завтрак, а на ужин.

 

347.    Если человек заменяет понятный ход доказательства или страстный призыв убежденности командными нотками в голосе, доверять ему не стоит.

 

348.    Любовь может неожиданно возникнуть и столь же неожиданно пройти. Уважение – чувство гораздо более серьезное, стабильное и надежное. Поэтому уважение без любви предпочтительнее любви без уважения.

 

349.    Пожалуй, наиболее важная работа в жизни – это работа над ошибками.

 

350.    Часто говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Может быть, это и так, но отказываться от них нельзя, потому что ими же вымощена и дорога в рай.

 

351.    Освободиться от вины за ошибки прошлого можно только одним способом: быть уверенным, что больше их не повторишь.

 

352.    Наш жизненный опыт обычно позволяет нам нащупать границу между необходимостью приспосабливаться и возможностью не приспосабливаться к обстоятельствам. Но иногда мы сталкиваемся с какими-либо обстоятельствами впервые, и жизненный опыт оказывается бесполезен. Тогда нам могут помочь только наши жизненные принципы. И если даже мы ошибемся, то хотя бы будем знать, что не пошли против себя.

 

353.    Хорошо, если у нас хватает силы воли в какой-то момент начать жизнь заново. Но надо помнить, что чем старше мы в этот момент, тем короче эта новая жизнь.

 

354.    Недостатки характера можно исправить умом, постоянно контролируя свои слова и поступки. Нехватку ума можно исправить сильным характером в гораздо меньшей степени.

 

355.    Не стоит ждать от людей, что они оправдают наши ожидания. Но если стараться самим оправдать хоть чьи-то ожидания, то появляется больше шансов, что наши ожидания и ожидания окружающих совпадут.

 

356.    Ленивому человеку трудно вдвойне: и самому приходится все делать через силу, и дело в итоге делается хуже.

 

357.    Лучше советовать только тогда, когда мы уверены, что нашему совету немедленно последуют. Во всех остальных случаях есть риск, что наш совет будет воспринят лишь как упрек.

 

358.    Очень опасно слепо доверяться чувству собственной правоты: оно зависит от критериев, сплошь и рядом ложных.

 

359.    Если в какой-то момент тебя окружают только плохие люди – не забывай, что человечество состоит не только из них, и не уподобляйся им.

 

360.    Люди часто кажутся друг другу глупыми. Но на самом деле они просто не всегда понимают друг друга, и тем более не всегда готовы взглянуть на мир с точки зрения другого человека.

 

361.    Удача может выпасть каждому. Но воспользоваться ею может только тот, у кого есть талант, сила воли, трудолюбие и опыт.

 

362.    Главное средство для достойной встречи будущего – это достойное прошлое. Впрочем, остается шанс исправить недостойное прошлое достойным настоящим.

 

363.    Если бы мы могли взглянуть на мир глазами бабочки-однодневки, то, наверно, увидели бы, что время она воспринимает совсем иначе, чем мы, и за один день успевает прожить наш век. Это мы ощущаем и на себе: бывает, что время будто бы ползет, и бывает, что летит. Словом, время как всеобщий эквивалент и время как наше внутреннее состояние могут сильно различаться. А значит, мы в силах продлевать нашу жизнь, насыщая ее событиями и тем замедляя наше ощущение времени.

 

364.    Если мы хотим научиться делать хорошо любое дело, прежде всего надо научиться относиться к жизни как к нашему главному делу.

 

365.    Не откладывай на завтра мысли о том, о чем можно подумать сегодня.

 

НА СТРАНИЦУ «ФИЛОСОФИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский