НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

С.В. Заграевский,

академик, профессор, доктор архитектуры,

заслуженный работник культуры России

 

К ВОПРОСУ О СТОЛИЦАХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ:

ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКИЙ ПРИ ЮРИИ ДОЛГОРУКОМ,

БОГОЛЮБОВО ПРИ АНДРЕЕ БОГОЛЮБСКОМ

 

Опубликовано: Заграевский С.В. К вопросу о столицах Северо-Восточной Руси: Переславль-Залесский при Юрии Долгоруком, Боголюбово при Андрее Боголюбском // Материалы ХХ межрегиональной краеведческой конференции (17 апреля 2015 г.). Владимир, 2016. С. 296–306.

 

Аннотация

 

Приведены исторические и историко-архитектурные данные, свидетельствующие о том, что Юрий Владимирович Долгорукий основал в 1152 году город Переславль-Залесский как свою будущую столицу, а при Андрее Юрьевиче Боголюбском в 1158–1174 годах столицей Северо-Восточной Руси был город Боголюбово.

 

 

1. Переславль-Залесский

 

Прежде всего необходимо уточнить термины «Северо-Восточная Русь» и «столица».

Северо-Восточная Русь – понятие, употребляемое в историографии для обозначения русских княжеств в междуречье Волги и Оки в IX–XV веках. В историографии наряду с названием «Северо-Восточная Русь» используются следующие термины: для IX–XI веков – Ростовская земля, для XI – середины XII века – Ростово-Суздальское княжество, с середины XII века до монгольского завоевания – Владимиро-Суздальское великое княжество.

Под столицей мы будем понимать административно-политический центр княжества, являющийся постоянным местопребыванием князя и, соответственно, высших органов государственного управления (такая централизация характерна для Средних веков). Столица княжества могла не совпадать с главным городом епархии и в общем случае, и тем более в контексте данной статьи (и у Юрия Долгорукого, и у Андрея Боголюбского были значительные проблемы во взаимоотношениях и с ростовскими епископами, и с киевскими митрополитами1).

Юрий Владимирович Долгорукий (1090-е–1157, великий князь Киевский с 1155 года) княжил в Северо-Восточной Руси с 1113 (возможно, даже с 10962) года. В 1146 году после смерти великого князя Киевского Всеволода Ольговича на Руси началась гражданская война. Главами воюющих сторон были, с одной стороны, Изяслав Мстиславич, который в нарушение удельно-лествичной системы занял киевский стол, а с другой стороны – Юрий Долгорукий. Фактически, начиная даже не с 1146, а с 1139 года, когда Киевский стол в обход младших Мономаховичей захватил Всеволод Ольгович, Северо-Восточная Русь под руководством Долгорукого превратилась во вполне обособленное государственное образование, ведшее полностью самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику.

По летописным упоминаниям определить столицу Северо-Восточной Руси и при Долгоруком, и при его ближайших потомках невозможно: в течение всего домонгольского времени летописцы чаще всего традиционно именовали весь регион Суздалем (Суждалем), иногда Залесьем, а новгородское летописание – Низовской землей. Этим Северо-Восточная Русь отличается от большинства русских княжеств, где определение столицы никаких сложностей не представляет (Смоленское княжество – Смоленск, Черниговское – Чернигов, Полоцкое – Полоцк, Галицкое – Галич, Рязанское – Рязань и т.д.).

В связи с этим вопрос столицы Юрия Долгорукого представляет значительный интерес и давно привлекает внимание исследователей. Термин «Ростово-Суздальская земля» в историографии появился неслучайно: Ростов и Суздаль – два древнейших города Северо-Восточной Руси, каждый из которых мог в тот или иной период быть столицей княжества Юрия Владимировича.

Но спорный3 вопрос соотношения столичных функций Ростова и Суздаля (возможно, и Владимира) до основания Переславля-Залесского нам видится не столь принципиальным. Дело в том, что Юрий Долгорукий, когда в Киеве княжили его старшие братья, безоговорочно считал себя будущим великим князем Киевским и дожидался очереди по лествице, после захвата Киева Всеволодом Ольговичем в 1139 году готовился к войне за Киевский стол, а с 1146 года – смерти Всеволода – вел эту войну. Соответственно, все это время Долгорукий, активно обустраивавший Северо-Восточную Русь, вряд ли относился к какому-либо городу этого края как к своей постоянной резиденции, и вряд ли придавал стабильные столичные функции Ростову или Суздалю, тем более что у него были дворы и в других городах (известны такие дворы во Владимире и Кидекше4, но могли быть и другие).

Аналогичная ситуация во времена Юрия Долгорукого имела место в Священной Римской Империи, где также не было городов с ярко выраженными столичными функциями: Рим был лишь номинальной столицей, в соборе Шпейера хоронили усопших императоров, а Вормс с его кафедральным собором был центром епархии. И как в Священной Римской Империи труднодостижимая номинальная столица – Рим – мешала появлению какой-либо иной столицы, так и в Северо-Восточной Руси мешала приданию какому-либо городу столичного статуса труднодостижимая номинальная столица – Киев.

Долгорукий дважды – в 1149 и 1150 годах – ненадолго захватывал Киев, и, наконец, потерпел в мае – июне 1151 года сокрушительное поражение на Руте и удалился в Северо-Восточную Русь, а его южные союзники были поодиночке разбиты Изяславом Мстиславичем. И, вернувшись на Северо-Восток, Юрий (вероятно, захватив в Киеве значительные средства) начал беспрецедентную по масштабам строительную программу, о которой под 1152 годом сообщает Типографская летопись:

«Тогда же Георгий князь в Суждале бе, и отвързл ему Бог разумнеи очи на церковное здание, и многи церкви поставиша по Суздалской стране, и церковь постави камену на Нерли, святых мученик Бориса и Глеба, и святаго Спаса в Суздале, и святаго Георгиа в Володимери камену же, и Переаславль град перевед от Клещениа, и заложи велик град, и церковь камену в нем доспе святаго Спаса, и исполни ю книгами и мощми святых дивно, и Гергев град заложи и в нем церковь доспе камену святаго мученика Георгиа»5.

Как, наверно, уже догадался внимательный читатель, мы полагаем, что Юрий Владимирович в 1152 году заложил Переславль-Залесский как свою новую столицу. Прямых и однозначных документальных свидетельств этому нет, но это доказывается совокупностью нижеперечисленных аргументов.

Аргумент первый. Изяслав Мстиславич и Вячеслав Владимирович, изгнав Юрия из Киева, создали дуумвират, в котором племянник Долгорукого Изяслав был реальным руководителем (и судя по образу Изяслава в киевском летописании, любимцем киевлян), а Вячеслав, старший брат Юрия, обеспечивал легитимность правления согласно княжеской лествице. Ранее Юрий Владимирович дважды пытался захватить Киев и дважды изгонялся. Предвидеть в 1151 году почти одновременную смерть Изяслава и Вячеслава, последовавшую в конце 1154 года, было невозможно. Да и сам Юрий уже находился в весьма солидном возрасте (возможно, ему уже было около шестидесяти). Соответственно, шансы на возвращение в Киев у Долгорукого были призрачными, и у него появился мотив для полного обособления своей Северо-Восточной Руси от Киева и строительства новой столицы – уже своей собственной, бесспорно и безраздельно ему принадлежащей.

Желание Долгорукого, как и любого средневекового правителя, безраздельно владеть столицей своего государства является вторым аргументом, так как в Ростове, Суздале и Владимире было традиционно сильно народное вече, и в недалеком будущем Андрею Боголюбскому пришлось при своем вокняжении получать одобрение вече этих крупнейших и древнейших городов княжества6.

Безраздельность владения Долгоруким Переславлем-Залесским и его окрестностями подтверждается сообщением Типографской летописи: «Переаславль град перевед от Клещениа». Для того, чтобы в течение года-двух переселить если не всех, то большинство жителей города на другое место (пусть даже сравнительно недалекое), надо было обладать поистине неограниченной властью.

Подтверждается неограниченная власть Юрия над окрестностями Переславля-Залесского и колоссальным масштабом строительных работ по возведению валов и крепостных стен (ил. 1) огромной длины – около 2,5 км (не говоря о строительстве Спасо-Преображенского собора, для которого приходилось везти белый камень из подмосковных каменоломен по рекам на расстояние примерно 400 км7). Параллельно князь вел почти столь же масштабные строительные работы в еще одном городе – Юрьеве-Польском, где длина валов хотя и меньше переславских, но ненамного (около 2 км). Чтобы привлечь огромное количество неквалифицированной рабочей силы для отсыпки земли, заготовки древесины и транспортировки белого камня, а также квалифицированной – для собственно строительных работ, необходимо было обладать весьма значительным властным ресурсом.

 

 

Ил. 1. Укрепления Переславля-Залесского. План (по Н.Н. Воронину)

 

Уже отмеченная нами огромная длина валов Переславля-Залесского – около 2,5 км – является третьим аргументом. Городов, больших по размерам, чем Переславль, в Северо-Восточной Руси не было. Сопоставим с ним только Владимир (периметр укреплений Мономахова, или Печернего, города – тоже около 2,5 км). Периметр укреплений Юрьева-Польского, как мы уже говорили, меньше – 2 км. В Суздале еще меньше – 1,4 км. Вероятно, укрепления Ростова были не больше суздальских (на сегодняшний день их точные очертания неизвестны). В Дмитрове (основанном немного позже Переславля – в 1154 году), Ярославле (Рубленый город) и Перемышле Московском – около 1 км, в Звенигороде и Москве (крепость 1156 года) – около 800 м8, в Мстиславле и Клещине – около 500 м.

 Переславль-Залесский был очень большим городом и по меркам всей Руси, не только Северо-Восточной. Больше него были только Киев (периметр укреплений города Ярослава – около 3,5 км) и Смоленск (город Ростислава – тоже около 3,5 км). Периметр укреплений Переяславля-Русского (ныне Переяслав-Хмельницкий) был гораздо меньше – около 1,5 км, Новгорода и Старой Рязани (ныне Переславль-Рязанский) – около 1,4 км.

Аргумент четвертый. Юрий Долгорукий заложил Переславль не на горе, а на равнине, несмотря на то, что на окрестных возвышенностях можно было найти места для размещения достаточно больших крепостей (например, длина стен Горицкого монастыря – почти 1 км). Это говорит о том, что князь предусматривал дальнейший рост Переславля, и ради этого пожертвовал оборонительными функциями города (существенно усиливавшимися в случае нахождения на возвышенности).

Пятый аргумент тесно связан с четвертым. Неподалеку от Переславля-Залесского (в стратегических масштабах практически на том же месте) на высокой горе располагался прекрасно укрепленный и природой, и валами, и стенами город-крепость – Клещин. И этот город, как мы видели выше, имел размеры, вполне сопоставимые с размерами других городов и Северо-Восточной, и всей остальной Руси. Юрий же перенес город в низину, на ненадежную болотистую почву рядом с Плещеевым озером, что потребовало колоссальных трудозатрат и при этом отнюдь не означало существенного улучшения военно-стратегической ситуации в этом районе, который и без того надежно охранялся Клещином.

Характерно, что после основания Переславля-Залесского Клещин еще продолжал существовать достаточно длительное время: он упоминается в числе «залесских градов» в составленном в XIV веке «Списке городов русских, дальних и ближних»10. Вероятно, из Клещина в Переславль князь переселил далеко не всех жителей, к тому же многие из них могли вернуться в родной город после смерти Долгорукого.

Следовательно, Долгорукий строил Переславль-Залесский не в целях улучшения военно-стратегической ситуации в княжестве.

Шестой аргумент – наличие в Переславле-Залесском княжеского двора, существование которого обоснованно предполагал Н.Н. Воронин9. У Долгорукого, как мы уже говорили выше, были дворы и в ряде других городов Северо-Восточной Руси, поэтому этот аргумент в пользу столичных функций Переславля не является самодостаточным (как и любой другой из приводимых нами), но в свете всех остальных немаловажен.

Седьмым аргументом является то, что Переславль-Залесский располагался практически в центре владений Юрия Долгорукого. Если условно представить последние как четырехугольник с вершинами в Москве (юго-западный угол), Твери (северо-западный), Ярославле (северо-восточный) и Владимире (юго-восточный), то расстояние от этих городов до Переславля по прямой составляет соответственно 140, 180, 140 и 120 км.

Такое центральное расположение Переславля и символично, и практично с точки зрения устройства столицы. Практичность подтверждается тем, что из этого города был прямой речной путь и в верховья Волги – по Нерли Волжской (и далее через Тверь в Новгород), и в Юрьев, Суздаль и Владимир – по Нерли Клязьминской (и далее через Москву в Южную Русь), и в Ростов – по Саре, верховья которой подходят близко к верховьям Нерли Клязьминской (а из Ростова – в Ярославль).

Восьмой аргумент – выбор Юрием Долгоруким названия для Переславля-Залесского. Его исконное летописное наименование – Переяславль, и так же назывался южнорусский город (ныне это Переяслав-Хмельницкий), где с 1094 по 1113 год княжил отец Долгорукого – Владимир Мономах, и где сам Юрий, скорее всего, рос (а возможно, и родился). Иначе говоря, Переяславль-Русский если даже не формально, то фактически был родным городом Долгорукого. И если бы даже с Переяславлем-Русским не было связано детство Юрия, все равно это был один из древнейших русских княжеских городов (наряду с Киевом и Черниговом). Все это показывает, какое большое значение Долгорукий придавал Переславлю-Залесскому.

Девятый аргумент – слова Типографской летописи о Спасо-Преображенском соборе: «Исполни книгами и мощми святых дивно» свидетельствуют об особом отношении Юрия к главному и единственному в то время храму Переславля-Залесского, а значит, и к самому городу. Ведь про другие храмы, упомянутые в том же сообщении летописца, ничего подобного не говорится.

Десятый аргумент – слова той же летописи: «Заложи велик град». В данном случае слово «великий» может означать не только «большой», но и «главный» (по лингвистической аналогии с «великим князем»). Ведь про Юрьев-Польский летописец в том же сообщении ничего подобного не сказал, хотя площадь Юрьева ненамного площади Переславля и намного больше площади других городов Северо-Восточной Руси (их размеры мы приводили выше).

Итак, Юрий Долгорукий в 1151 году покинул враждебное государство – Киевскую Русь – и в следующем году начал беспрецедентное по масштабам строительство в своем государстве – Северо-Восточной Руси. В эту строительную программу входило заложение огромного нового города – в самом центре княжеских владений, с княжеским дворцом и особо почитаемым собором. В этом городе князь безраздельно властвовал и проявлял к нему особое отношение, в том числе и в выборе названия. И десять приведенных нами аргументов хотя и не являются самодостаточными (каждый из них можно поставить под сомнение), но в совокупности говорят о том, что этот город – Переславль-Залесский – должен был стать столицей Северо-Восточной Руси.

Стал ли этот город столицей не только в планах, но и в реальности, успел ли Долгорукий пожить в нем и перенести туда хотя бы часть административных функций? Мы полагаем, что успел. Юрий Владимирович, заложив в 1152 году (скорее всего, весной или в начале лета) все свои новые города и храмы, в конце года (по «зимнику») ушел в неудачный поход на Чернигов. На рубеже 1152 и 1153 годов он вернулся в Северо-Восточную Русь. В начале 1154 года он снова ходил в поход, к лету, вероятно, вернулся, а поздней осенью этого года ушел в новый поход на Чернигов, затем в начале 1155 года занял Киев и там умер в 1157 году.

Значит, Юрий мог видеть свои города и храмы в 1153 и 1154 годах, и в это же время бывать (возможно, даже жить) в своей новой столице. В 1153 году переславский деревянный княжеский дворец и Спасо-Преображенский собор уже, скорее всего, были практически полностью выстроены (один год был обычным сроком строительства для деревянных построек и храмов такого масштаба11). Храм даже был расписан при жизни Юрия, о чем говорит Степенная книга: «...Украси ю дивно чюдной подписью и святыми иконами...»12. Рост Переславля прекратился только после 1155 года – после ухода князя в Киев (о прекращении роста свидетельствует тонкий культурный слой этой эпохи)13.

А.Ю. Карпов в своей биографической книге о Юрии Долгоруком писал: «Очень скоро Переяславль-Залесский станет одним из главных городов Суздальской земли, сравняется со «старыми» городами — Ростовом и Суздалем. Обратившись к бурным событиям последующей истории, связанной с войной за наследство князя Андрея Юрьевича Боголюбского, мы увидим, что «переяславцы» будут участвовать в решении важнейших дел Залесской земли наравне с «ростовцами» и «суждальцами». Очевидно на статус Переяславля повлияло именно то обстоятельство, что он воспринимался не столько как «новый» город, сколько как «старый», но перенесенный на новое место»14. К сказанному А.Ю. Карповым можно добавить, что на статус Переславля-Залесского должно было позитивно влиять и его изначальное предназначение – быть столицей Северо-Восточной Руси.

В книге «Юрий Долгорукий и древнерусское белокаменное зодчество» автор этой статьи отмечал, что и по значимости для культуры и политики, и по трудозатратам и нагрузке на экономику Руси строительство Долгоруким пяти белокаменных храмов было вполне сопоставимо с основанием Петербурга15. Теперь мы вправе расширить это сопоставление в связи с основанием Юрием Владимировичем в 1152 году своей новой столицы – «на голом месте», на болотистой почве, только не у Финского залива, а у Плещеева озера. И то, что Петр I строил свой первый флот именно на этом озере, – весьма символично.

А что касается сына Юрия Долгорукого – Андрея Боголюбского, то одной (возможно, даже главной) из причин, по которым он не стал делать своей столицей Переславль-Залесский и поселился во Владимире, а затем в основанном и построенном им Боголюбове16, видится следующая: когда в 1155 году Долгорукий стал великим князем Киевским, а Андрей Юрьевич пришел княжить в Северо-Восточную Русь против воли своего отца17, занимать принадлежащий отцу город Андрей не имел ни права, ни возможности. О столице Андрея речь пойдет в следующем разделе нашей статьи.

 

2. Боголюбово18

 

Андрей Юрьевич (ок. 1111–1174, княжил в Северо-Восточной Руси с 1157 года) не только жил19 и умер20 в Боголюбове, но и вошел в историю как Андрей Боголюбский. Соответственно, гипотеза о том, что город Боголюбово был столицей княжества Андрея в смысле, обозначенном нами в начале этой статьи (административно-политический центр, являющийся постоянным местопребыванием князя и, соответственно, высших органов государственного управления), буквально напрашивается, и принять ее ранее исследователям мешало лишь стереотипное восприятие Боголюбова не в качестве «полноценного» города, а в качестве загородного княжеского замка, который можно называть городом лишь в самом широком смысле любого укрепленного поселения. Этот стереотип, сложившийся еще в XIX веке21, оказался настолько силен, что его принял22 даже Н.Н. Воронин, проведший раскопки23, выявившие истинные масштабы домонгольского Боголюбова и подтвердивший сообщения летописи, говорившей о нем как о «городе каменном»24.

Очертания западной части Боголюбова хорошо прослеживаются и на местности, и на плане Н.Н. Воронина (ил. 2). Юго-западный угол укреплений образован мысом, северо-западный – изгибом валов. С северо-запада сохранились и остатки рва. Центр города, несомненно, располагался там, где был княжеский дворец, – около церкви Рождества Богородицы. Границу восточной части города мы можем приблизительно определить, мысленно продолжив северную линию валов в направлении оврага, расположенного к востоку от современного монастыря.

 

 

Ил. 2. План древней части современного поселка Боголюбово (по Н.Н.Воронину).

 

Археологические исследования 1954 года, проводившиеся под руководством Н.Н. Воронина, показали верность сообщений и летописцев, и исследователей XIX века о том, что город Боголюбово в XII веке по всему периметру имел белокаменные стены. Исследования открыли остатки таких стен и в южном углу города, и на западной линии валов (эти раскопы показаны на ил. 2)25.

Длина этих стен в зависимости от очертаний северо-восточной части укреплений (определить которые без новых археологических исследований не представляется возможным) оценивается примерно в 1,2–1,5 км. Такой масштаб каменных боголюбовских укреплений не имеет себе равных в домонгольской архитектуре Древней Руси.

Исследования В.К. Емелина показали, что в городе, кроме княжеского замка, был и детинец26 (см. ил. 3).

 

 

Ил. 3. План города Боголюбова в XII веке (реконструкция В.К. Емелина)

 

Как мы отмечали выше, исследователи ранее фактически отрицали то, что Боголюбово было «полноценным» городом (с постоянным населением, самоуправлением, торговлей, ремеслами, ополчением, посадом и пр.). Но мы не можем согласиться с такой позицией. Приведем нижеследующие аргументы в пользу того, что Боголюбово было именно таким городом.

Аргумент первый – уже упоминавшиеся нами размеры Боголюбова (периметр стен – 1,2–1,5 км). В первом разделе данной статьи мы приводили размеры ряда древнерусских городов, и можно видеть, что Боголюбово было сопоставимо с Суздалем и Ростовом и было существенно больше Дмитрова, Москвы, Звенигорода и всех прочих городов Северо-Восточной Руси, кроме Владимира, Переславля-Залесского и Юрьева-Польского.

Аргумент второй – наличие внутри Боголюбова укрепленного великокняжеского дворца (фактически замка – см. ил. 4) и детинца, что само по себе исключает статус всего города как «замка»: история архитектуры не знает замков, имеющих внутри себя и детинец, и еще один замок.

 

 

Ил. 4. Боголюбово. Укрепленный дворец Андрея Боголюбского. Реконструкция автора27.

 

Аргумент третий. При Андрее Боголюбском масштабы работ по обустройству Боголюбова были вполне сопоставимы с масштабами работ по обустройству Владимира. И в том, и в другом городе князь построил по два белокаменных храма (соответственно церкви Рождества Богородицы и Покрова на Нерли, Успенский собор и церковь Спаса). Успенский собор был больше по размерам, но зато церковь Покрова стояла на искусственном холме, облицованном белокаменными плитами. Укрепления во Владимире были длиннее боголюбовских (приращение при Андрее – около 4,5 км), но зато боголюбовские были белокаменными, а владимирские – деревянными, из камня там были выстроены лишь Золотые и, возможно, Серебряные ворота. Во Владимире каменного княжеского замка и детинца при Андрее не было, в Боголюбове они были.

Аргумент четвертый – исключительно выгодное экономико-стратегическое расположение Боголюбова, подтверждающееся тем, что перекресток торговых путей по Клязьме и Нерли был настолько важен, что имело место даже его «оформление» церковью Покрова на Нерли.

Аргумент пятый: наличие в Боголюбове резиденции великого князя не могло не способствовать его усиленному росту, продолжавшемуся с 1158 года (даты заложения) до 1174 года (гибели Андрея Боголюбского и перенесения Всеволодом Большое Гнездо столицы во Владимир).

Аргумент шестой: город Боголюбово был достаточно далек от Владимира (около 10 км), и располагался к востоку, со стороны традиционно враждебных Руси волжских булгар. Соответственно, если бы Боголюбово было лишь небольшой укрепленной княжеской резиденцией, то князь мог бы попасть в ней в ловушку в случае внезапного нападения противника. Ведь и Вышгород, находившийся на таком же расстоянии от Киева, как Боголюбово от Владимира (что подчеркнул летописец28), был «полноценным» городом29, существовавшим с X века и не раз выпадавшим в удел. Примерно такая же ситуация была и с Кидекшей, располагавшейся в 5 км к востоку от Суздаля и тоже, согласно исследованиям автора этой статьи, являвшейся не княжеским замком, а «полноценным» городом30.

Аргумент седьмой: после гибели Андрея, переноса Всеволодом Большое Гнездо столицы во Владимир, разорения Боголюбова Глебом Рязанским в 1177 году и устройства в бывшем княжеском замке монастыря31 город не пришел в полное запустение. В начале XIII века его в качестве символа счастья и процветания упоминал Даниил Заточник («Зане, господине, кому Боголюбиво, а мне горе лютое»). По заслуживающей определенного доверия монастырской легенде, записанной в XVIII веке игуменом Аристархом32, город штурмовали монголы, что говорит о его стратегической значимости. И гораздо позднее, в конце XIV века, Боголюбово упоминалось в «Списке русских городов дальних и ближних»33.

Аргумент восьмой. Как и в любом большом и развивающемся городе, за городскими стенами Боголюбова располагался значительный торгово-ремесленнический посад, что подтверждается наличием между Боголюбовым и Владимиром старинного Доброго села и древнего селища над Сунгиревским оврагом (которое в XII веке превратилось в городок34), а также вытянутостью укреплений Владимира именно на восток35 (ил. 5).

 

 

Ил. 5. План Владимира XII–XIII веков (по Н.Н.Воронину).

Цифрами на плане обозначены: I – город Мономаха (Печерний город); II – Ветчаной город; III – Новый город; IV – детинец; 1 – церковь Спаса; 2 – церковь Георгия; 3 – Успенский собор; 4 – Золотые ворота; 5 – Оринины ворота; 6 – Медные ворота; 7 – Серебряные ворота; 8 – Волжские ворота; 9 – Дмитриевский собор; 10 – Вознесенский монастырь; 11 – Рождественский монастырь; 12 – Успенский (Княгинин) монастырь; 13 – Торговые ворота; 14 – Ивановские ворота; 15 – ворота детинца; 16 – церковь Воздвижения на Торгу.

 

Вероятно, восточная часть владимирского и западная часть боголюбовского посадов в течение правления князя Андрея постоянно «тянулись» друг к другу, и в начале 1170-х годов посады могли фактически составлять единое целое (включая Доброе село и посад городка над Сунгиревским оврагом).

Все приведенные аргументы говорят о том, что Боголюбово было «полноценным» городом, в 1160–1170-е годы по своим размерам и значимости вполне сопоставимым с Суздалем, Юрьевом-Польским или Дмитровым, а возможно, и превышавшим их.

Все вышесказанное отнюдь не умаляет значения Владимира как крупнейшего города Северо-Восточной Руси при Андрее Юрьевиче (общий внешний периметр владимирских укреплений, расширенных при Боголюбском, составил около 5,6 км), торгово-экономического и религиозного центра княжества, которое историография вполне справедливо именует Владимиро-Суздальским. Но столицей Андрея Юрьевича в смысле, обозначенном нами в начале этой статьи, был именно город Боголюбово, и характерно, что в итоге этот князь вошел в историю не как Андрей Суздальский (как его преимущественно именовали в летописях36), не как Андрей Владимирский (хотя из всех городов Северо-Восточной Руси в это время летописи чаще всего упоминают Владимир), а как Андрей Боголюбский.

История знает множество аналогов соотношения функций Боголюбова и Владимира при Андрее Юрьевиче – как Александровская Слобода и Москва при Иване IV, Санкт-Петербург и Москва при Петре I, а в новейшее время – Вашингтон и Нью-Йорк, Канберра и Сидней, Бразилиа и Рио-де-Жанейро и мн. др.

В заключение ответим на вопрос, аналогичный заданному в конце первого раздела данной статьи: почему Всеволод Большое Гнездо избрал в качестве своей столицы не Боголюбово, а Владимир?

Причин этому могло быть множество, но главной нам видится нижеследующая. Мы не знаем, какими просчетами во внутренней политике Андрея это было вызвано, но большинство жителей Боголюбова ненавидело своего князя, и это доказывается тем, что когда Андрей Юрьевич был убит заговорщиками, его труп долго лежал под стеной дворца – и это при том, что и дружина, и горожане знали о его смерти. Потом священнослужители не разрешали вносить его тело в церковь, и оно, завернутое в ковер, два дня пролежало в притворе, а горожане тем временем грабили княжеский дворец37. Владимирцы же перевезли к себе тело Андрея, похоронили его с почестями в Успенском соборе38 и казнили убийц князя39. Неудивительно, что после всего этого Всеволод Юрьевич избрал своей столицей не Боголюбово, а Владимир.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Подробнее см.: Щапов Я.Н. Государство и Церковь в Древней Руси, X-XIII вв. М., 1989.

2. Лимонов Ю.А. Владимиро-Суздальская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1987. С. 20.

3. Например, в БСЭ содержится довольно странная и не подтвержденная летописями информация о том, что в 1125 году Юрий Долгорукий перенёс столицу своих владений из Ростова в Суздаль (http://bse.sci-lib.com/article127867.html). Вопрос соотношения столичных функций Ростова и Суздаля исследовали и И.Я. Фроянов (Фроянов И.Я. Древняя Русь IX–XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть. М., 2012), и А.Ю. Карпов (Карпов А.Ю. Юрий Долгорукий. М., 2006).

4. То, что Кидекша была «полноценным» городом с княжеским двором, автор этой статьи показывал в кн.: Заграевский С.В. Новые исследования Владимиро-Суздальского музея-заповедника. М., 2008. Гл. 4.

5. ПСРЛ 24:77.

6. Например, Ипатьевская летопись под 1158 годом сообщает: «Сдумавши ростовци и суздальци, и володимирци вси пояша Андрея, сына Дюргева старейшего, и посадиша и на отьне столе Ростове, и Суздале, и Володимири» (ПСРЛ 2:464).

7. О колоссальной трудоемкости белокаменного строительства подробнее см.: Заграевский С.В. Юрий Долгорукий и древнерусское белокаменное зодчество. М., 2001.

8. Кучкин В А. Москва в XII – первой половине XIII в. В журн.: Отечественная история. 1996. № 1. С. 6

9. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 477.

10. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. М., 1961–1962. Т. 1. С. 102.

11. Заграевский С.В. Новые исследования Владимиро-Суздальского музея-заповедника… Гл. 4.

12. Подробный анализ этих летописных данных приведен в кн.: Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 23, 87. Под 1157 годом имеется ряд летописных сообщений о том, что Андрей «церковь сконча, ю же бе заложи преже отец его святаго Спаса камену...». Н.Н. Воронин полагал, что речь здесь идет о Переславле. Если это так (хотя речь могла идти и об упомянутой в процитированном сообщении Типографской летописи церкви Спаса в Суздале), то в 1157 году могли быть устроены майоликовые полы, позолочены главы и проведены прочие работы, определяемые как ремонтные. Следовательно, мы не вправе ставить под сомнение сообщение Типографской летописи и Степенной книги о полной постройке Спасо-Преображенского собора.

13. Любезно сообщено автору в 2002 г. О.М. Иоаннисяном, проводившим раскопки в Переславле-Залесском (о других результатах этих раскопок см.: Иоаннисян О.М. Исследования в Ярославле и Переславле-Залесском. В сб.: Археологические открытия 1986 года. М., 1988. С. 59).

14. Карпов А.Ю. Указ. соч.

15. Заграевский С.В. Указ. соч. Заключение.

16. Существовало множество интерпретаций названия города – Боголюбов (Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 201), Боголюбое (Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1991. Т. 2–3. С. 521), Боголюбый (ПСРЛ 2:580), Боголюбивое (ПСРЛ 4:10), Боголюбиво («Моление Даниила Заточника» – см. Интернет-сайт http://pisatel.org) и пр., поэтому мы будем придерживаться современного названия – Боголюбово.

17. «В лето 6663 (1155 – С.З.) приде из Киева в град Володимер князь великый Андрей без отча повеления» (цит. по кн.: Карамзин Н.М. Указ. соч. Т. 2–3. С. 338).

18. Впервые основные положения данного раздела статьи были опубликованы: Заграевский С.В. Боголюбовский архитектурный ансамбль конца 1150-х–начала 1170-х годов: вопросы истории и реконструкции. В кн.: Памяти Андрея Боголюбского. Сб. статей. Москва – Владимир, 2009. С. 141–167: 

19. Об этом, в частности, сообщает «Житие святого и благоверного великого князя и страстотерпца Андрея Георгиевича Боголюбского»: «И сего ради преславнаго и чудеснаго Божия Матере явления великий князь Андрей нарече место то Боголюбимое; оттоле же и сам прозвася Боголюбский. Потом же ту град построив и двор свой княжий близ новосозданныя Рожества Пресвятыя Богородицы церкве постави, и вельми место оно любляше, и живяше ту» (цит. по статье: Сиренов А.В. Житие Андрея Боголюбского. В кн.: Памяти Андрея Боголюбского. Сб. статей. Москва – Владимир, 2009. С. 228). Такая же позиция выражена и в «Летописи Боголюбова монастыря», составленной игуменом этой обители Аристархом (там же, с. 207–210).

20. ПСРЛ 2:580–595.

21. В частности, см.: Голубинский Е.Е. История русской церкви. М., 1901. Т. 1. Ч. 2. С. 117, 321.

22. Например, Н.Н. Воронин писал: «Строительство Боголюбовского замка князя Андрея – одна из интереснейших страниц истории культуры Древней Руси вообще и Владимирской в частности» (Воронин Н.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 201).

23. Там же. С. 204–208.

24. ПСРЛ 2:580.

25. Воронин Н.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 204–208. Н.Н. Воронин там же предполагал, что в укрепления города входили и белокаменные башни.

26. Емелин В.К. Планировочная структура оборонительных сооружений периода княжения Андрея Боголюбского (на примере Боголюбовского замка). Доклад на областной краеведческой конференции. Владимир, 22 апреля 2005 г.; Емелин В.К. «Переход» или «молельная комната»? (Попытка реконструкции Княжеского двора в Боголюбове). Электронная научная библиотека по истории древнерусской архитектуры «РусАрх» (www.rusarch.ru), 2008.

27. Обоснование этой реконструкции см.: Заграевский С.В. Великокняжеский замок в Боголюбове: опыт графической реконструкции. В кн.: Материалы XVII межрегиональной краеведческой конференции (20 апреля 2012 г.). Т. 1. Владимир, 2013. С. 296–312.

28. ПСРЛ 2:581. Вероятно, равенство расстояний от Вышгорода до Киева и Боголюбова от Владимира летописец подчеркнул в связи с тем, что Андрей получил от отца в удел Вышгород и вывез оттуда икону Богородицы.

29. Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 294. Характерно, что М.Н. Тихомиров, подчеркнув древность и значение Вышгорода, все же говорит о нем как о «городе-замке» (там же, с. 152), что отражает и соответствующие стереотипы относительно Боголюбова.

30. Заграевский С.В.  Новые исследования памятников архитектуры Владимиро-Суздальского музея-заповедника. М., 2008. Гл. 4, ч. 3.

31. По Н.Н. Воронину, монастырь в дворцовых зданиях был устроен в начале XIII века (Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 204, 524). А.В. Маштафаров полагает, что монастырь в Боголюбове существовал уже при Андрее Боголюбском и был «скромным домовым монастырем князя и его семьи», а к началу XIII века монастырь уже занимал практически всю территорию бывшего княжеского замка. Этот вывод исследователь подтверждал тем, что у Рождественского храма в 1214–1215 годах уже существовало монастырское кладбище (Маштафаров А.В. Боголюбовский в честь явления Боголюбской иконы Божией матери (Рождества Богородицы) монастырь. В кн.: Православная энциклопедия. Т. 5. М., 2002.

32. ЧОИДР. 1878. Кн. 1. С. 7.

33. Новгородская Первая летопись… С. 477.

34. Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 201.

35. Там же. С. 129.

36. Например, см. ПСРЛ 2:580.

37. ПСРЛ 2:580–595.

38. Там же.

39. Татищев В.Н. История Российская. Т. 2. М., 2005. С. 378.

  

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА