НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

С.В. Заграевский,

академик, профессор, доктор архитектуры,

заслуженный работник культуры России

 

ЦВЕТОВЫЕ РЕШЕНИЯ ГЛАВ ДРЕВНЕРУССКИХ ХРАМОВ

 

 

Опубликовано: Заграевский С.В. Цветовые решения глав древнерусских храмов. В сб.: Архитектор. Город. Время. Материалы ежегодной международной научно-практической конференции (Великий Новгород – Санкт-Петербург). Вып. XVII. СПб, 2014. С. 24–36.

 

Аннотация

 

На основе объемного иконографического и документального материала исследованы традиции цветовых решений глав древнерусских храмов, разработаны рекомендации по выбору цвета церковных глав для современных реставраторов и строителей новых храмов.

 

 

В данном исследовании нам предстоит выяснить, какими были традиции цветовых решений глав храмов в Древней Руси, и дать соответствующие рекомендации современным реставраторам и храмоздателям (священнослужителям, архитекторам, жертвователям и др.), желающим при выборе цвета глав восстанавливаемых и строящихся храмов соблюсти эти традиции.

Прежде всего необходимо определить, что мы называем главами храмов. Энциклопедии, учебники и хрестоматии1 обычно определяют так декоративное покрытие, расположенное над куполом и устраиваемое на барабане. Главками называются главы, устроенные не на световых, а на декоративных (глухих) барабанах. Главы и главки могут быть луковичными, шлемовидными, грушевидными, зонтичными, конусовидными и пр. (Форме глав древнерусских храмов автор в свое время посвятил специальное исследование2).

Отметим, что в историко-архитектурном и реставрационном обиходе главой часто обобщенно называют завершение храма, состоящее из барабана, купола и купольного покрытия. И в научной, и в популярной литературе повсеместно встречаются такие выражения, как «барабан большой главы», «купол малой главы», «возведение четырех малых глав» (вместе с куполом и барабаном), «падение главы храма» (вместе с куполом и барабаном), «шлемовидное покрытие большой главы» и т.п. В бытовом обиходе часто смешивают главы и купола (например, широко употребляется словосочетание «золотые купола»).

Но мы будем придерживаться формального определения глав как декоративных купольных покрытий храмов. Главки и простейшие посводные (т.е. не декоративные) купольные покрытия мы для простоты также будем относить к главам, так как для целей нашего исследования неважно, был ли барабан световым или декоративным, и было ли купольное покрытие посводным или надстроенным.

Переходя к теме нашего исследования, констатируем, что в Древней Руси никаких канонов и других церковных предписаний относительно цветовых решений глав не было. Во всяком случае, история церкви и история архитектуры таких канонов и предписаний не знают.

Тем не менее, на практике наиболее престижным, «элитным» цветовым решением глав на Руси являлось золочение. Прежде всего это подтверждается большим количеством упоминаний позолоченных (в обиходной речи – «золотых») глав в древнерусских актах. Можно привести ряд таких примеров.

В 1019 году «Ярослав Владимирович… обнови град Киевский и созда церковь велику и предивну Святыя Софии, сиречь премудрости Божия… и украси ю всякою красотою, а при ней вежу (башню) сооружи, и верх позлати и врата граду каменныя» 3.

В 1108 году «заложена бысть церкы святаго Михаила Златоверхая Святополком князем»4.

В 1037 году «заложи Ярослав город Кыев больший, и осыпа и валом великим, и созда в нем церков прекрасную святой Софии и при ней две вежи позлащенныя»5.

В «Повести временных лет» говорится: «Куда же древле погании жряху бесом на горах, ныне же паки туды святые церкви златоверхие каменнозданныя стоят»6.

В «Слове о полку Игореве» киевский князь Святослав говорит: «Уже доскы без кнеса (потолочного стропила – С.З.) в моем тереме златоверсем».

Ипатьевская летопись неоднократно (под 1158, 1175 и 1183 годами) говорит о позолоченных главах владимирского Успенского собора: Андрей Боголюбский «сверши же церковь 5 верхов и все верхы золотом украси и створи в ней епископью»; «и пять верхов ея позлати»; «и вся пять верхов златая сгоре»7.

В 1191 году «великий князь Димитрий Всеволод постави на своем дворе церковь каменну во имя великомученика Димитрия и верх ея позлати»8.

В 1249 году в Ярославле «преставися Василей...и положиша его во церкви святыя Богородица Златоверхия»9.

В 1382 году «позолотил князь великий Михаил верх у Святого Спаса в Твери10.

В 1408 году «поби владыка Иоанн святыи Софеи свинцом, а маковицю болшюю златоверху устрои»11.

В 1509 году «князь великий Василий Иванович верх позлати святаго Благовещениа, церковь пред сенми за Казенным дворам во граде Москве»12.

В 1598 году «заложиша псковичи у соборнеи церкви у Живоначальнеи Троици главу покрыти золотом и не возмогша. И как воцарился государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии на своей вотчине на всей Рускои земле, и сведав изнеможение пскович, Живоначальную Троицу покрыл из своей царьскои казны золотом; а стало ему государю 2300 рублев со всем»13.

Особая престижность «золотых» глав подтверждается и собранным автором статистическим иллюстративным материалом (см. Приложение). В статистическом иллюстративном материале приведена случайная выборка из 137 изображений, на которых присутствуют главы храмов. Эти изображения датируются от домонгольского времени до начала XVIII века. Преимущественно это иконопись, но приведены и миниатюры из рукописей, и планы Москвы конца XVI–начала XVII века (ил. 4.72, 5.01, 5.02), и «чертеж» Владимира 1715 года (ил. 6.04). Отметим, что реалистичность представления архитектуры на многих иконах настолько высока, что видны даже кровельные листы на церковных главах (ил. 2.05, 2.06, 3.02, 3.03, 3.04, 3.07 и мн. др.).

Результаты обработки статистического иллюстративного материала таковы:

– позолоченные главы присутствуют на 73 изображениях из 137;

– черные – на 50 изображениях;

– зеленые – на 18;

– красные – на 17;

– серые – на 15 (серый цвет на изображениях можно считать аналогом серебристого);

– коричневые – на 10;

– синие – на 7;

– цвета охры – на 1.

Любопытно отметить, что процент позолоченных глав на изображениях рос от века к веку:

– домонгольское время – нет изображений позолоченных глав (напоминаем, что в реальности такие главы были, и мы уже приводили летописные свидетельства этого);

XIIIXIV века – 1 изображение из 11;

XV век – 3 из 11;

XVI век – 34 из 72;

XVII век – 22 из 29;

– начало XVIII века – 11 из 12.

Но преобладание «золотых» глав на древнерусских изображениях и информации о таких главах в летописях не означает, что такие главы количественно преобладали в реальности. Причин этому несколько.

Во-первых, позолоченные главы, как наиболее престижные, могли изображаться иконописцами в качестве идеализированного образа завершений храмов (та или иная степень идеализации изображаемого в принципе присуща иконописи). Это подтверждается тем, что на планах Москвы конца XVI–начала XVII века (ил. 4.72, 5.01, 5.02) такого преобладания мы отнюдь не видим, более того – на «Кремленаграде» (ил. 5.01) и «Сигизмундовом плане» (ил. 5.02) «золотых» глав вообще нет. Нет их и на «чертеже» Владимира 1715 года (ил. 6.04).

Во-вторых, на древнерусских изображениях много и глав других цветов, и если просуммировать изображения с такими главами, то получится цифра 118 (против 73 «золотых»), то есть преобладание позолоченных глав неоднозначно;

В-третьих, в ходе войн и прочих масштабных бедствий золото с глав часто снималось и переплавлялось. Это подтверждается тем, что мы видим множество позолоченных глав на Петровом чертеже (ил. 4.72) – до Смутного времени, и не видим их на «Кремленаграде» и «Сигизмундовом плане» (ил. 5.01, 5.02) – в конце Смутного времени.

В-четвертых, даже у столичных храмов главы были позолоченными отнюдь не повсеместно. Об этом говорит и «Петров чертеж», и множество изображений глав других цветов на столичной иконописи (ил. 3.01, 4.04, 4.05, 4.06, 4.09, 4.14, 4.20, 4.21, 4.22, 4.54, 5.08 и др.)

В-пятых, «золотые» главы обходилась слишком дорого для того, чтобы стать массовым явлением. На позолоту главы большого храма любым из древнерусских способов – и «огневым», и «масляным золочением» – уходило несколько килограммов золота14. Мы уже приводили текст Псковской летописи под 1598 годом: «Заложиша псковичи у соборнеи церкви у Живоначальнеи Троици главу покрыти золотом и не возмогша. И как воцарился государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии на своей вотчине на всей Рускои земле, и сведав изнеможение пскович, Живоначальную Троицу покрыл из своей царьскои казны золотом; а стало ему государю 2300 рублев со всем»». Для сравнения заметим, что корова в то время стоила в среднем 80 копеек, а каменщики получали порядка 15 копеек в месяц15.

В-шестых, если бы позолота была массовым покрытием глав, то она перестала бы быть престижной и «элитной», и летописи вряд ли отмечали бы факты золочения.

В связи с этим любопытно исследовать вопрос, почему на Руси было принято при наличии финансовых возможностей именно золотить главы, почему позолоченные главы стали наиболее престижными, и откуда пришла эта традиция, продержавшаяся много столетий.

На сегодняшний день наиболее употребительной является версия Е.Н. Трубецкого (1863–1920): «Наша отечественная «луковица» воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам, через которое наш земной мир становится причастным потустороннему богатству. Это завершение русского храма – как бы огненный язык, увенчанный крестом и к кресту заостряющийся... Почему же изо всех этих возможных способов в древнерусской религиозной архитектуре было избрано именно завершение в виде луковицы? Это объясняется, конечно, тем, что оно производило некоторое эстетическое впечатление, соответствовавшее определенному религиозному настроению. Сущность этого религиозно-эстетического переживания прекрасно передается народным выражением – «жаром горят» – в применении к церковным главам»16.

Таким образом, Е.Н. Трубецкой полагал, что поскольку луковица имеет форму пламени, ее цвет должен быть «золотым». Но автор этого исследования показывал, что луковичные главы появились на древнерусских храмах только в XIII веке17, а во времена Е.Н. Трубецкого вообще господствовала теория появления таких глав на рубеже XVIXVII веков18. Золотить же главы древнерусских храмов начали еще в домонгольское время, когда они еще представляли собой простейшие посводные купольные покрытия19. Это дезавуирует версию «пламени».

«Мистические» версии, наиболее ярко выраженные в популярной песне В.С. Высоцкого: «Купола в России кроют чистым золотом, чтобы чаще Господь примечал», вряд ли могут считаться научно обоснованными. Это относится даже к вполне логичному предположению, что позолота глав была вызвана ассоциациями с Небесным Иерусалимом, который был золотым (Откр. 21:18). Дело в том, что нигде в летописях и иных древнерусских документах ничего подобного не встречается.

Есть гораздо более ясное, обоснованное и логичное объяснение того, почему именно позолоченные главы стали «визитной карточкой» древнерусского храмового зодчества. Это традиции Древнего Рима и Византии. В Древнем Риме был позолочен купол Пантеона (позолоту с этого купола сняли только в XVII веке при папе Урбане VIII для создания балдахина для собора Святого Петра20). В Константинополе – купол Святой Софии (позолота была устроена еще при Юстиниане и пропала при дальнейших перестройках купола)21. Есть данные, что в Византии позолота глав была вполне обычным делом22.

Теперь мы можем перейти к части нашего исследования, касающейся других (кроме позолоты) цветовых решений глав древнерусских храмов. Начнем с употреблявшихся в XIIXVII веках кровельных покрытий. Для целей нашего исследования достаточно будет, не углубляясь в спорные вопросы, процитировать книгу «Реставрация памятников архитектуры» (руководитель авторского коллектива – С.С. Подъяпольский).

«Для первого каменного храма – Десятинной церкви в Киеве была применена черепица в форме вогнутых кирпичей размером 30x60 см. Судя по летописным данным и археологическим находкам, наиболее распространенным материалом покрытия каменных храмов был свинец, который укладывался листами, имевшими довольно значительные колебания в размерах (длина найденных образцов от 70 до 90 см, ширина от 35 до 70 см при толщине от 1,5 до 3 мм). Листы свинца крепились гвоздями к известковой обмазке либо к деревянной обрешетке. Во Владимиро-Суздальской Руси в XII в. для кровель использовалась также золоченая медь.

После монголо-татарского нашествия дорогие кровельные покрытия почти полностью выходят из употребления. Лишь изредка металлические кровли и позолота используются в главных городских или крупнейших монастырских соборах, что особо отмечается в летописях. Так, под 1280 г. летописи сообщают о покрытии Успенского собора в Ростове свинцом и Успенского собора во Владимире оловом; на Новгородской Софии возобновляются свинцовые кровли в 1341, 1396 и 1408 гг., на Георгиевском соборе Юрьева монастыря в Новгороде – в 1345 г.; сообщается о позолоте глав Спасского собора в Твери в 1382 г. и Новгородской Софии в 1408 г. Как видно из перечня, в большинстве случаев речь идет не о строительстве новых, а о ремонте старых, еще домонгольских сооружений.

Деревянные кровли применялись в каменных храмах, имевших как прямоскатное, так и криволинейное покрытие. Так, в новгородских церквях с трехлопастной формой завершения фасадов отсутствуют надбутки над сводами и имеются гнезда от заделки в кладку деревянных элементов, служивших опорой для кровельной конструкции. Несомненно, что использование кровельного теса продиктовало форму пощипцового покрытия псковских храмов и таких новгородских построек, как церковь Николы Белого (1312 г.) и церковь Двенадцати апостолов (1454 г.). Купольные своды новгородских и псковских церквей, как правило, мало подняты над карнизом барабана, что указывает на применение стропильных конструкций и деревянного (лемехового) покрытия не только их основного объема, но и глав… (Что касается цвета деревянных кровель, то вначале он может быть светло-желтым или розоватым, потом становится серо-серебристым, а по прошествии длительного времени чернеет – примеч. С.З.).

Архитектура Русского государства и в особенности самой Москвы начиная с конца XV–начала XVI вв. характеризуется большим разнообразием применявшихся кровельных материалов. Так, в связи с московским Успенским собором в летописях упоминается об использовании белого, т.е. луженого, железа, которое позднее начинает использоваться все чаще. Кровля Успенского собора была уложена по сплошной деревянной обрешетке.

В начале XVI в. в Москве появляется кровельная черепица. Наиболее ранний твердо датированный памятник с черепичным покрытием – Архангельский собор в Московском Кремле (1505–1508 гг.). Основной объем собора был перекрыт лотковой черепицей, представляющей собой широкую пластину с поднятыми с двух сторон бортиками... Черепица русских построек не красная терракотовая, а чернолощеная – с серым тестом и блестящей серебристо-черной поверхностью. Чернолощеная керамика, характерная для Северной Европы, изготовлялась из обычной красной глины и обжигалась при недостаточном доступе воздуха в горн. Блеск поверхности достигался ее заглаживанием перед обжигом специальными лощилами, оставлявшими на ней характерные полосы. Наряду с лотковой черепицей на сводах Архангельского собора найдены плоские либо слегка изогнутые черепицы по типу лемеха с отверстием для гвоздя и треугольным нижним окончанием. Эти черепицы также чернолощеные. Они использовались для покрытия глав, о чем свидетельствует подрубка их хвостовой части, необходимая для веерного расположения на сферической поверхности купола.

В XVII в. продолжала использоваться как лотковая, так и лемеховая черепица, но с известными изменениями. Лотковую чернолощеную черепицу стали делать более узкой и использовать ее как для нижнего, так и для верхнего ряда… Лемеховая черепица XVII в. имеет обычно более тонкий черепок и в большинстве случаев покрыта с внешней поверхности глухой зеленой эмалью, реже – зеленой и желтой поливой, но иногда встречается также чернолощеная и красная черепица…

Особый случай кровельных конструкций – устройство металлических каркасных глав, широко распространенных в строительстве последней четверти XVII в… Покрытие, выполненное из листов луженого железа, выколоченных по форме главы и соединенных между собой на фальцах, закреплено к обрешетке в отдельных местах и прилегает к ней не совсем плотно…

Помимо луженого железа для покрытия церковных глав наиболее богатых храмов применялась золоченая медь. Впервые в Москве была вызолочена в 1508 г. глава домовой церкви московских государей – Кремлевского Благовещенского собора. Значительно чаще, чем сами главы, золотились металлические подкрестные конусы, шары и кресты у крытых луженым железом глав»23.

Конец цитаты.

Первая часть нашего исследования, касающаяся позолоты глав, в целом подтвердила процитированную позицию авторского коллектива во главе с С.С. Подъяпольским. Анализ статистического иллюстративного материала (см. выше) также подтверждает данные, приведенные в цитате. На древнерусских изображениях присутствуют, кроме «золотого», черный, зеленый, красный, серый (серебристый), коричневый, синий цвета и (всего в одном случае) цвет охры, который можно считать светло-коричневым. Преимущественно (на 50 изображениях из 137) встречается черный цвет, следующие по частоте – гораздо реже (зеленый – на 18 изображениях, красный – на 17, серый – на 15 и т.д.).

Любопытно отметить, что на 23 иконах из 121, представленной в статистическом иллюстративном материале, мы видим сочетание «золотых» глав с черными, зелеными, красными и т.п. На 58 иконах позолоченные главы вообще не изображены, – только главы других цветов. Следовательно, ничего «неканонического», а тем более «недостойного» в «незолотых» главах не было. Позолота была более престижной, чем любой другой материал и цвет покрытия, но это не значит, что черные или зеленые главы были «непрестижными».

Вообще говоря, выбор древнерусским храмоздателем (священнослужителем, зодчим, ктитором) цветового решения главы строящегося или ремонтируемого храма мог быть обусловлен практическими, символическими и (или) эстетическими соображениями. Как мы показывали выше, по возможности главы золотились. Но в огромном большинстве случаев у храмоздателей такой возможности не было, и они выбирали какой-либо другой вид и, соответственно, цвет покрытия глав.

Рассмотрим по порядку возможные соображения относительно выбора того или иного «незолотого» цвета.

Что касается практических соображений, то у нас нет оснований полагать, что в Древней Руси они мало-мальски существенно отличались от современных. Соотношение «цена-качество» кровельных материалов  и красок, их доступность, светостойкость, наличие у храмоздателей необходимых финансовых средств и строительных кадров, – все это было актуально во все времена. Конкретный набор «оптимальных» с практической точки зрения материалов мог существенно варьироваться в зависимости от эпохи, местности, конкретной ситуации на конкретном храме и т.п.

Поэтому мы можем порекомендовать современным храмоздателям, желающим соблюсти традиции Древней Руси, один из двух путей: либо использовать древнерусские материалы и технологии (см. процитированный выше текст из «Реставрации памятников архитектуры»), либо руководствоваться теми же практическими соображениями, которыми руководствовались древнерусские храмоздатели (цена-качество, доступность, светостойкость и т.д.), только в отношении не старинных, а современных материалов и технологий.

Перейдем к рассмотрению возможных соображений, связанных с цветовой символикой.

Никаких документальных (летописных и прочих) данных о том, какую символику в Древней Руси придавали тому или иному цвету глав (как и цвету любого другого архитектурного элемента) современная история церкви и история архитектуры не знают. В связи с этим мы вынуждены констатировать, что у использования современными реставраторами и храмоздателями символики в качестве обоснования выбора того или иного цвета глав есть негативный методологический аспект. Состоит он в следующем: если в древности символика и имела какое-либо влияние на выбор цвета (что не доказано), то мы все равно не знаем, какая именно символика как именно влияла. Поскольку никаких свидетельств на эту тему не сохранилось, любые усилия современных исследователей в поиске символики тех или иных элементов храмов, как правило, ведут к исключительно субъективным мнениям на уровне «я так вижу», легко опровергаемым не только статистикой и фактами, но и выдвижением других столь же субъективных мнений, выглядящих не менее убедительно.

К примеру, в «Настольной книге священнослужителя»24 приведена в качестве образцовой позиция В.В. Бычкова: «В иконописи Божественный свет символизировался не только золотом, но и белым цветом, который означает сияние вечной жизни и чистоты в противоположность черному цвету ада, смерти, духовной тьмы. Поэтому в иконописи чернотой закрашивались только изображения пещеры, где в белых пеленах покоится Родившийся Богомладенец, гроба, из которого в белых пеленах выходит воскресший Лазарь, отверстие ада, из глубины которого изводятся Воскресшим Христом праведники (тоже – в белых пеленах). А когда на иконах нужно было изобразить нечто, имеющее в обыденной земной жизни черный цвет, то старались этот цвет заменить каким-нибудь другим. Например, черных коней рисовали синими. Следует заметить, что по аналогичной причине в древней иконописи старались избегать и коричневого цвета, ибо он является по существу цветом земли и грязи. И когда на старинных иконах мы встречаем иной раз коричневый цвет, то можно думать, что живописец все же имел в виду темно-желтый, охристый цвет, стремился передать некую телесность, но не земную, поврежденную грехом»25.

Для того, чтобы понять несостоятельность подобных «символических» толкований черного и коричневого цветов и соображений об их передаче в иконописи, достаточно взглянуть на приведенный в данном исследовании статистический иллюстративный материал, где на 50 иконах из 121 мы видим черные главы храмов, и еще на 10 – коричневые. И с тем, что черный цвет – цвет «ада, смерти, духовной тьмы», вряд ли согласятся «чернецы» – монахи.

Приведем еще один пример. На Интернет-сайте московского Сретенского монастыря «www.pravoslavie.ru» иеромонах Иов (Гумеров), ссылаясь на некую «традицию», пишет: «Золотые купола символизируют Божественную славу. Поэтому златоглавыми чаще всего устраивают храмы, посвященные Господским праздникам. Голубой или синий цвет купола символически изображают небесную чистоту и непорочность. Эти купола венчают храмы, посвященные Божией Матери. Купола храмов, посвященные Пресвятой Живоначальной Троице, имеют, как правило, зеленый цвет. Храмы, освященные в честь святых, также имеют зеленые купола»26. На Интернет-сайте киевского храма св. Феодосия Черниговского приведен несколько иной вариант «традиционной» символики цвета глав: «Золото — символ небесной славы. Золотые купола были у главных храмов и у храмов, посвященных Христу и двунадесятым праздникам; купола синие со звездами венчают храмы, посвященные Богородице, потому что звезда напоминает о рождении Христа от Девы Марии; Троицкие храмы имели зеленые купола, потому что зеленый — цвет Святого Духа; храмы, посвященные святым, часто увенчаны зелеными или серебряными куполами; в монастырях встречаются черные купола – это цвет монашества»27.

Но чтобы понять, что таких «традиций» в Древней Руси не было, достаточно, опять же, взглянуть на статистический иллюстративный материал, где цвет глав никоим образом не зависит от посвящений. Так, из приведенных 24 икон Николая Чудотворца на 7 мы видим «золотой» цвет глав, на 13 – черный, на 4 – коричневый, на 3 – красный, на 2 – серый и т.д. Из 11 икон Покрова Богородицы: на 5 – «золотой», на 5 – черный, на 3 – красный, на 2 – синий и т.д. На всех трех иконах «О тебе радуется» – разные цвета глав: «золотой», черный и синий. Никакого разделения цветов глав по посвящениям храмов мы не видим и на планах Москвы конца XVI–начала XVII века. А украшенные позолоченными звездами синие главы впервые появились на Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры в начале XIX века28, то есть к древнерусской традиции не относятся.

Таких «традиций» не было и в начале XX века. Приведем статистику по фотографиям С.М. Прокудина-Горского, на которых представлены храмы Вологодской и Олонецкой губерний вдоль Мариинской водной системы29:

– «золотой» цвет глав – 1 храм, посвящение – Александру Невскому;

– серебристый цвет глав – 26 храмов, посвящения – Преображению (3 храма), Покрову Богородицы, Рождеству Христову (2 храма), Спасу Всемилостивому, Петру и Павлу (2 храма), Успению Богородицы (2 храма), Богоявлению (3 храма), Благовещению, Воскресению Христову (3 храма), Тихвинской иконе Богородицы, Троице (2 храма), Похвале Богородицы, Иоанну Предтече, Параскеве Пятнице, Знамению, Николаю Чудотворцу;

– зеленый цвет глав – 19 храмов, посвящения – Николаю Чудотворцу (3 храма), Всем Святым, Покрову Богородицы, Воскресению Христову, Вознесению, Зосиме и Савватию, Иоанну Лествичнику, Евфимию, Успению Богородицы, Иоанну Предтече (2 храма), Сергию Радонежскому, Введению во Храм, Спасу Нерукотворному Образу, Тихвинской иконе Богородицы, Клименту;

– синий цвет глав (со звездами) – 3 храма, посвящения – Троице, Введению во Храм, Казанской иконе Богородицы;

– коричневый цвет глав – 1 храм, посвящение – Петру и Павлу.

В связи с вышесказанным мы можем лишь повторить: то, что в Древней Руси (как и в Российской Империи) символика играла некую роль в выборе цвета глав, мы не вправе считать доказанным, и любая современная теория о «традиционной» символике цвета глав является произвольной и исторически необоснованной. Соответственно, мы не можем рекомендовать современным храмоздателям руководствоваться подобными теориями.

Перейдем к возможным эстетическим соображениям выбора цвета глав храмоздателями Древней Руси. В принципе, эстетика еще более условна, чем символика, но у нас есть два значимых свидетельства древнерусских эстетических предпочтений:

– весьма дорогостоящая позолота глав вряд ли стала бы столь частым явлением на Руси, если бы не воспринималась как нечто «прекрасное»;

– имеется ярчайший пример древнерусского эстетического выбора «незолотых» цветов глав – Покровский собор на Рву. Судя по миниатюре Лицевого летописного свода (ил. 4.41), первоначально главы собора были позолочены, но затем позолота пропала (это подтверждается планами Москвы конца XVI–начала XVII века), и затем (вероятно, после большого московского пожара 1626 года) главы были отремонтированы и стали полихромными – примерно такими, как сейчас. Это различимо на гравюре Адама Олеария 1630 года (ил. 1).

 

 

Ил. 1. Собор Покрова на Рву на гравюре Адама Олеария. 1630 г.

 

Следовательно, современные храмоздатели при выборе цвета глав могут и должны руководствоваться эстетическими соображениями в дополнение к практическим. Для формирования адекватных эстетических предпочтений желательно по возможности глубокое ознакомление с культурно-историческими и архитектурными традициями Древней Руси. Такое ознакомление может быть полезным в отношении выбора не только цветовых решений глав, но и архитектурных форм, декора и прочих особенностей восстанавливаемого либо строящегося храма.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

СТАТИСТИЧЕСКИЙ ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ МАТЕРИАЛ

 

Раздел 1. Домонгольское время

 

 

Ил. 1.01. Евангелист Лука. Миниатюра из Добрилова Евангелия (галицко-волынская школа). 1164 год.

 

 

 

Ил. 1.02. Храм и палаты на миниатюре Спасского Евангелия. Первая половина XIII века.

 

 

Раздел 2.XIIIXIV вв.

 

 

Ил. 2.01. Ярослав Всеволодович с храмом. Фреска церкви Спаса на Нередице. Около 1246 года.

 

 

 

Ил. 2.02. Спас на престоле с предстоящими Михаилом и Ксенией Тверскими. Миниатюра «Хроники Георгия Амартола». Конец XIII–начало XIV века.

 

 

 

Ил. 2.03. Иоанн Богослов диктует Прохору. Миниатюра Федоровского Евангелия. 1321–1327 годы.

 

 

 

Ил. 2.04. Христос и апостолы. Миниатюра Сийского Евангелия. 1339 год.

 

 

 

Ил. 2.05. Введение во храм. Икона из села Кривого. Новгородская школа. Первая половина XIV века.

 

 

 

Ил. 2.06. Покров Богородицы. Новгород. Конец XIV в.

 

 

 

Ил. 2.07. Борис и Глеб с житием. Икона. Коломна. Конец XIV века.

 

 

 

Ил. 2.08. Никола с Козьмой и Дамианом, с житием. Новгород. Вторая половина XIV века.

 

 

 

Ил. 2.09. Никола Зарайский с житием. Рязань. XIV век.

 

 

 

Ил. 2.10. Чудо св. Георгия о змие, с житием. Новгород. XIV век.

 

 

 

Ил. 2.11. Никола из церкви Косьмы и Дамиана в Ростове. XIV в.

 

 

Раздел 3. XV в.

 

 

Ил. 3.01. Вход в Иерусалим. Икона из праздничного чина Благовещенского собора. 1405 год.

 

 

 

Ил. 3.02. Битва новгородцев с суздальцами. Новгород. 60-е годы XV века.

 

 

 

Ил. 3.03. Вход Господень во Иерусалим. Новгородская школа. Середина XV в.

 

 

 

Ил. 3.04. Битва новгородцев с суздальцами (Чудо от иконы «Знамение»). Середина–конец XV в. Новгород.

 

 

 

Ил. 3.05. Митрополит Петр с житием. Дионисий. 80 е годы XV в.

 

 

 

Ил. 3.06. Митрополит Алексий в житии. Дионисий. 80 е годы XV в.

 

 

 

Ил. 3.07. Покров Богородицы. Из храма св.Софии в Новгороде. Конец XV века.

 

 

 

Ил. 3.08. Воздвижение Креста. Конец XV века. Новгород.

 

 

 

Ил. 3.09. Никола Зарайский с житием. XV в. Рязань.

 

 

 

Ил. 3.10. Покров. Новгород. XV век.

 

 

 

Ил. 3.11. О Тебе радуется. Новгород. Конец XV–начало XVI в.

 

 

Раздел 4. XVI в.

 

 

Ил. 4.01. О тебе радуется. Ок. 1500 г. Успенский cобор Московского Кремля.

 

 

 

Ил. 4.02. Покров Богородицы. Новгород. Начало XVI века.

 

 

 

Ил. 4.03. Св. Иоанн Богослов с Прохором на о. Патмос, в житии. Начало XVI в.
Происходит из Тошнинской церкви близ Вологды.

 

 

 

Ил. 4.04. Сергий Радонежский с житием. Начало XVI в. Москва.

 

 

 

Ил. 4.05. Преподобный Кирилл Белозерский со сценами жития. Москва. Начало XVI века.

 

 

 

Ил. 4.06. О Тебе радуется. Москва. Начало XVI в.

 

 

 

Ил. 4.07. Никола Зарайский с житием. Кострома. 1-я треть XVI в.

 

 

 

Ил. 4.08. Преподобный Сергий Радонежский в житии. Устюжна. Первая треть XVI века.

 

 

 

Ил. 4.09. Св. Георгий с житием. Москва. Первая треть XVI века.

 

 

 

Ил. 4.10. Видение пономаря Тарасия. 1536 год.

 

 

 

Ил. 4.11. Усекновение главы Иоанна Предтечи, с житием. Псков. Ок.1538 года.

 

 

 

Ил. 4.12. Никола Зарайский с житием. 1-я половина XVI в. Борисково, Рязанская обл.

 

 

 

Ил. 4.13. Герасим на Иордане. Макарьевская мастерская. Первая половина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.14. Преподобный Сергий Радонежский в житии. Москва. Вторая четверть XVI века.

 

 

 

Ил. 4.15. Никола Зарайский в житии. Подвинье. Первая половина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.16. Премудрость созда Себе дом. Новгород. Первая половина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.17. Преподобный Симеон Столпник в житии. Новгород. Вторая половина XVI в.

 

 

 

Ил. 4.18. Зосима и Савватий с житием. Новгород. 1550–1560 гг.

 

 

 

Ил. 4.19. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Около 1551 года. Происходит из церкви Николы Надеина в Ярославле.

 

 

 

Ил. 4.20. Преподобный Варлаам Хутынский, с житием. 1560-е гг. Москва.

 

 

 

Ил. 4.21. Иоанн Златоуст в житии. Москва. Середина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.22. Святитель Николай Чудотворец (Великорецкий). Середина XVI века. Москва.

 

 

 

Ил. 4.23. Покров. Середина XVI века. Переславль-Залесский.

 

 

 

Ил. 4.24. Богоматерь Тихвинская с чудесами. Благовещенский собор, Москва. Середина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.25. Покров Богородицы. Вологда. Середина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.26. Дмитрий Солунский с житием. Новгород. Середина XVI в.

 

 

 

Ил. 4.27. Преполовение. Благовещенский собор, Москва. Середина XVI века.

 

 

 

Ил. 4.28. Покров Богородицы. Русский Север. Середина–вторая половина XVI в.

 

 

 

Ил. 4.29. Связанный веревками вечевой колокол, погруженный на сани и подготовленный к отправке в Москву. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.30. Поставление Дмитрия Иоанновича на великое княжение. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.31. Дмитрия Иоанновича осыпают монетами после поставления на великое княжение. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.32. Погребение великого князя Дмитрия Иоанновича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.33. Строительство храма Покрова на Рву на Красной площади. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.34. Строительство храма Покрова на Рву на Красной площади. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.35. Иван Грозный на свадьбе Симеона Бекбулатовича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.36. Житие Александра Невского. Изображен «поход людей многих» на парусных судах по морю и реке в «область новгородскую». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.37. Житие Александра Невского. В центре – фигура князя Александра, окруженного боярами. Внизу справа – «краль... о полунощныя страны» со свитой. Слева – «батыево пленение» Руси, дающее королю («кралю») надежду «оставшую Русь поглотити». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.38. Житие Александра Невского. Александр садится на коня (центр миниатюры) и ведет войско из города. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.39. Житие Александра Невского. Изображение войска «безбожного царя Батыя Божиим попущением много зла сотвори велицей земли Русте». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.40. Пострижение в монашество великой княгини Евдокии Дмитриевны. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.41. Освящение центральной церкви собора на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.42. «Тотчас восстал пресвятой царь Константин, с премногой радостью хваля Бога неба и земли. И украсив место и церковь прекрасную создав, и алтарь освятив, назвал церковью Святого Михаила». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.43. Николай Чудотворец. Третья четверть XVI века. Происходит из Никольского придела церкви Покрова Богоматери в Ростове.

 

 

 

Ил. 4.44. Покров Богородицы. Третья четверть XVI в. Происходит из Воскресенского Горицкого монастыря.

 

 

 

Ил. 4.45. Сергий Радонежский с житием. Троице-Сергиев монастырь.

 

 

 

Ил. 4.46. Николай Чудотворец (Зарайский) c житиeм. Последняя треть XVI века. Кострома.

 

 

 

Ил. 4.47. Цветная Триодь. Центральная Россия. Последняя треть XVI века.

 

 

 

Ил. 4.48. Кирилл Белозерский и Кирилл Александрийский, с житием Кирилла Белозерского. Макарьевская мастерская. Вторая половина XVI века

 

 

 

Ил. 4.49. Сергий Радонежский, с житием. Конец XVI века. Переславль-Залесский.

 

 

 

Ил. 4.50. Никола Зарайский с житием. Ростов. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.51. Параскева Пятница. XVI век. Ростов

 

 

 

Ил. 4.52. Видение преподобного Иоанна Лествичника. XVI в. Москва.

 

 

 

Ил. 4.53. Никола Зарайский с житием. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.54.

Владимир, Борис и Глеб, с житием. Москва, XVI век.

 

 

 

Ил. 4.55. Дмитрий Прилуцкий, с житием. Вологда, XVI в.

 

 

 

Ил. 4.56. Никола Зарайский, с житием. Ростов, XVI в.

 

 

 

Ил. 4.57. Никола Зарайский с житием. XVI в. Зарайск.

 

 

Ил. 4.58. Никола Зарайский с житием. XVI в. Вологда.

 

 

 

Ил. 4.59. Николай Чудотворец. XVI в. Новгород.

 

 

 

Ил. 4.60. Николай Чудотворец. XVI в. Палех.

 

 

 

Ил. 4.61. Чудо Архангела Михаила. Москва. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.62. Николай Чудотворец в житии. XVI век. Из церкви Покрова г. Ростова.

 

 

 

Ил. 4.63. Покров Богоматери. Новгород. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.64. Видение Евлогия. XVI в. Север.

 

 

 

Ил. 4.65. Покров Богородицы. Обонежье. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.66. Покров. Север. XVI век.

 

 

 

Ил. 4.67. Преподобный Сергий Радонежский, с житием. XVI в.

 

 

 

Ил. 4.68. Николай Чудотворец. Средник – вторая половина XVI в., клейма – около 1607 года.
Сольвычегодский Благовещенский собор.

 

 

 

Ил. 4.69. Никола Зарайский, с житием. Конец XVI–начало XVII века. Тотьма.

 

 

 

Ил. 4.70. Мученик Мина с житием. Конец XVI–начало XVII в. Архангельск.

 

 

 

Ил. 4.71. Покров. Север. Конец XVI–начало XVII в.

 

 

 

Ил. 4.72. «Петров чертеж» Москвы. 1597–1599 годы.

 

 

Раздел 5. XVII в.

 

 

Ил. 5.01. «Кремленаград». Начало 1600-х годов.

 

 

 

Ил. 5.02. «Сигизмундов план». 1610 год.

 

 

 

Ил. 5.03. Свмч. Варвара со сценами жития и страстей. Кострома. Начало XVII в.

 

 

 

Ил. 5.04. Чудесное спасение Константинополя при помощи ризы Богоматери.
Фреска в церкви Ризоположения Московского кремля. 1644 г.

 

 

 

Ил. 5.05. Преподобный Антоний Сийский. Север. Первая половина XVII века.

 

 

 

Ил. 5.06. Климент папа Римский, с житием. Первая половина XVII века. Пермь.

 

 

 

Ил. 5.07. Стефан Пермский, с житием. Первая половина XVII века. Сольвычегодск.

 

 

 

Ил. 5.08. Преподобный Александр Свирский, с житием. 1655 г.
Москва.

 

 

 

Ил. 5.09. Святые целители Косма и Дамиан, с житием. Середина XVII века. Кострома.

 

 

 

Ил. 5.10. Сергий Радонежский, с житием. Средник иконы. Ярославль. Середина XVII в.

 

 

 

Ил. 5.11. Никола Зарайский с житием. Вторая половина XVII в.

 

 

 

Ил. 5.12. Преподобный Сергий Радонежский в житии. Средняя Русь. Вторая половина XVII века.

 

 

 

Ил. 5.13. Иоанн Богослов в молчании, в житии. Вторая половина XVII в. Белозерск.

 

 

 

Ил. 5.14. Народ и бояре умоляют Михаила Романова и его мать на царство перед Ипатьевским монастырем. Изображение из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1672–1673 годы.

 

 

 

Ил. 5.15. Соборная площадь Кремля. Изображение из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1672–1673 годы

 

 

 

Ил. 5.16. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Около 1687 года. Кострома.

 

 

 

Ил. 5.17. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Последняя треть XVII века. Кострома.

 

 

 

Ил. 5.18. Святитель Филипп, митрополит Московский, в житии. Средняя Русь. Конец XVII века.

 

 

 

Ил. 5.19. Зосима и Савватий Соловецкие со сценами жития. Иконописная мастерская Соловецкого монастыря, конец XVII в.

 

 

 

Ил. 5.20. Никола Зарайский с житием. XVII в. Средняя Русь.

 

 

 

Ил. 5.21. Апостолы Петр и Павел, с житием. XVII в. Карелия.

 

 

 

Ил. 5.22. Житие святой Екатерины. Створки складня-кузова. Царские мастерские. XVII в.

 

 

 

Ил. 5.23. Покров Богородицы. XVII век. Сольвычегодск.

 

 

 

Ил. 5.24. Муромские святые – князь Константин с чадами Михаилом и Феодором,
Петр и Феврония, Иулиания Лазаревская, с житием Петра и Февронии. XVII в. Муром.

 

 

 

Ил. 5.25. Святые князья Владимир, Борис и Глеб, с житием Бориса и Глеба.
Последняя четверть XVII–начало XVIII века. Средняя Русь.

 

 

 

Ил. 5.26. Николай Чудотворец (Зарайский), с житием. Конец XVII–начало XVIII века. Кострома.

 

 

 

Ил. 5.27. Чудо Георгия о змие с житием. Север. Конец XVII–начало XVIII в.

 

 

 

Ил. 5.28. Преподобный Сергий Радонежский в житии. Пошехонье. Конец XVII–первая четверть XVIII века.

 

 

 

Ил. 5.29. Троице-Сергиев монастырь. Икона рубежа XVIIXVIII веков. Троице-Сергиев.

 

 

Раздел 6. XVIII в.

 

 

Ил. 6.01. Святые князья Борис и Глеб, в житии. Холмогоры. 1700 год.

 

 

 

Ил. 6.02. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. Около 1700 года. Москва.

 

 

 

Ил. 6.03. Богоматерь Всех скобящих Радость. 1710 год. Москва.

 

 

 

Ил. 6.04. Владимир. «Чертеж» 1715 года.

 

 

 

Ил. 6.05. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, с житием. 1714 год. Кострома.

 

 

 

Ил. 6.06. Великомученик Георгий, с житием. Начало XVIII века. Кострома.

 

 

 

Ил. 6.07. Николай Чудотворец (Никола Можайский), с житием. Начало XVIII века. Север.

 

 

 

Ил. 6.08. Преподобный Макарий Унженский, с житием. Начало XVIII века. Галич.

 

 

 

Ил. 6.09. Великомученица Параскева, с житием. Начало XVIII века. Галич.

 

 

 

Ил. 6.10. Преподобный Макарий Унженский в житии. Кострома. Начало XVIII века.

 

 

 

Ил. 6.11. Преподобный Онуфрий Великий в житии. Мастерская Соловецкого монастыря.
Первая четверть XVIII века.

 

 

 

Ил. 6.12. Преподобный Макарий Унженский, с житием. Первая треть XVIII века. Галич.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Партина А.С. Архитектурные термины. Иллюстрированный словарь. М., 2001; Словарь Русского гуманитарного интернет-университета. Находится на Интернет-сайте www.i-u.ru.

2. Заграевский С.В. Формы глав (купольных покрытий) древнерусских храмов. М., 2008.

3. «Киевский синопсис» 1674 года. http://www.nnre.ru/istorija/mechta_o_russkom_edinstve_kievskii_sinopsis_1674/p55.php.

4. Новгородская Первая летопись младшего извода. ПСРЛ, I, 120-121; IX, 141.

5. ПСРЛ, II. Приложение: Густинская летопись. СПб., 1843, C. 266-267.

6. Материал находится на Интернет-сайте: http://krotov.info/acts/12/pvl/novg10.htm

7. ПСРЛ, II, 349; 409; 439.

8. Летописец владимирского Успенского собора. В кн.: Шилов А.А. Описание рукописей, содержащих летописные тексты. Вып. 1. ЛЗАК. 1910. Вып. 22. С. 58.

9. Львовская Летопись. http://litopys.org.ua/ostrog/ostr01.htm.

10. Тверская летопись. http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm

11. Новгородская Первая летопись. http://krotov.info/acts/12/pvl/novg32.htm

12. «Владимирский летописец». http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1520-1540/Vlad_let/text.htm

13. Псковские летописи. Вып. 1. М.; Л., 1941. С. 114.

14. Подробнее о древнерусских технологиях золочения см. http://pozolotalepnina.ru/kupola/106-kupola-2; http://www.galvanicworld.com/history/historynew_234.html; http://www.itogi.ru/archive/2003/23/83326.html.

15. Полтавская Н. Цены и жалования XVI-XVIII вв. Материал находится на Интернет-сайте http://www.liveinternet.ru/users/3330352/post117900378/

16. Трубецкой Е.Н. Три очерка о русской иконе. 1917. Новосибирск, 1991. С. 10.

17. Подробнее см.: Заграевский С.В. Указ. соч.

18. Подробнее см. там же.

19. Подробнее см. там же.

20. http://www.archito.org.ua/2012/02/rimskij-panteon.html.

21. http://atheism.about.com/library/FAQs/christian/blxtn_constan-hagia10.htm.

22. http://www.scholastic.com/browse/article.jsp?id=3753901.

23. Подъяпольский С.С., Бессонов Г.Б., Беляев Л.А., Постникова Т.М. Реставрация памятников архитектуры. М., 2000. Анализ домонгольских кровельных материалов также см.: Раппопорт П.А. Строительное производство Древней Руси (X–XIII вв.). СПб, 1994. С. 99.

24. Настольная книга священнослужителя. М., 1977–1994. Т. 4. С. 152.

25. Бычков В.В. Эстетическое значение цвета в восточно-христианском искусстве. В кн.: Вопросы истории и теории эстетики. М., 1991.

26. http://www.pravoslavie.ru/answers/7009.htm.

27. http://www.hram-feodosy.kiev.ua/struct_color.htm.

28. Г.А. Успенский собор Троице-Сергиевой Лавры. «Журнал Московской патриархии». № 2, 1947.

29. Статистика по фотографиям С.М. Прокудина-Горского любезно предоставлена В.В. Долженко.

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА