НА СТРАНИЦУ «СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКАЯ ПУБЛИЦИСТИКА»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

С.В. Заграевский,

академик, профессор, заслуженный работник культуры РФ

 

 

КРАСОТА СПАСЕТ МИР? КУЛЬТУРА СПАСЕТ РОССИЮ?

 

Москва, 2012 г.

С.В. Заграевский (с) 2012

 

 «Красота спасет мир». Эти слова Достоевского известны всем. Кто-то с ними согласен, кто-то нет… Да и в любом случае эти слова прежде всего философские. Мы же собираемся говорить о сугубо практических вещах, поэтому вместо слова «красота» будем использовать слово «культура», а вместо абстрактного «мира» поговорим об абсолютно конкретной стране в абсолютно конкретную эпоху. О современной России.

Обычно, говоря о любой эпохе, историки прежде всего вспоминают войны. Вспомним и мы.

Может показаться, что в мире сейчас идут только локальные военные конфликты, но это не так. Мы живем в эпоху четвертой мировой войны. Первая (1914–1918) велась за колонии, вторая (1939–1945) – за господство в Европе и на Тихом океане, третья (1946–1991), чаще называемая «холодной», – за господство в мире, а четвертая, начавшаяся для России сразу после распада СССР, – за мировые ресурсы. И если в третьей мировой войне ресурсы были лишь одним из инструментов, то в четвертой они стали основной целью.

Как писал Александр Галич еще по поводу арабо-израильской войны 1967 года, «кровь не дороже нефти, а нефть нужна позарез». А еще нужны газ, лес, золото, медь, никель, еще много чего… И, конечно, деньги, которые во все времена были двигателем войн. Словом, есть за что воевать, и эта война идет по всему миру, в ней участвуют политики, военные, дипломаты, шпионы, террористы…

И в эту войну Россия с ее колоссальными природными ресурсами волей-неволей оказалась вовлечена, как говорится, «по полной».

В теории, поскольку по количеству природных ресурсов Российская Федерация в наше время первая в мире, то и исторические перспективы ее развития по сравнению с другими странами наиболее благоприятны. Но при одном условии: если удастся сохранить территорию, на которой располагаются эти ресурсы. И главная цель России в четвертой мировой войне – не захватить какую-нибудь из сопредельных или дальних стран, а отстоять свою территориальную целостность. Отстоим – победим. Потеряем – проиграем.

Территориальную целостность можно потерять либо при военном нападении извне (в отношении России с ее атомным оружием это пока что столь же нереально, как было нереально в отношении СССР), либо при воздействии сепаратистских тенденций. Российскую Федерацию в случае проигрыша ею четвертой мировой войны, скорее всего, развалят, как в третьей мировой войне развалили Советский Союз, несравненно сильнее военизированный, но противопоставивший себя большей части цивилизованного мира. Развалят и изнурительной гонкой вооружений, и политико-экономической изоляцией, и разжиганием национальной розни, и множеством других деструктивных действий.

Вспомним: территория Российской Империи составляла 21,8 миллионов квадратных километров, СССР – 22,4, а Российской Федерации – 17. Конечно, все равно это гораздо больше, чем у занимающей второе место Канады (10 миллионов), но сокращение относительно СССР очевидно. И самое неприятное, что эту территорию никто не отбирал: бывшие советские союзные национальные республики в соответствии с «ленинским принципом права наций на самоопределение» отделились сами (разумеется, катализаторами этого отделения послужили многие факторы, в том числе и международные, но все же в итоге республики сделали это самостоятельно).

А ведь на территории России тоже есть множество национальных территориальных образований, в том числе республик с вполне сложившейся государственностью. Не поведут ли они себя так же, как бывшие советские республики? Ведь право наций на самоопределение повсеместно имеет множество сторонников и активно используется в международной практике.

Но мы помним, с какой болью, с какими трагедиями проходил распад СССР. Помним кровь в Тбилиси, Вильнюсе, Карабахе, Сухуми, Алма-Ате, Оше, Баку, да и в самой Москве. Помним миллионы беженцев, помним нищих стариков и беспризорных детей, помним раздачи «гуманитарной помощи»... Помним и то, как инерция распада СССР чуть было не продолжилась в Российской Федерации, как вели себя (и продолжают вести) сепаратисты в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Татарстане… Помним и то, сколько русских живет на Северном Кавказе или в Якутии, сколько самых разных национальностей – в Москве, Петербурге, всех областных и районных центрах… И что, нам придется вновь пережить распад страны? Опять кровь, опять беженцы, опять нищета? Нет уж, хватит.

Поэтому сегодня основная стратегическая задача Российской Федерации – борьба с сепаратистскими тенденциями. Нет никакого сомнения, что эти тенденции целенаправленно «подпитываются» и снаружи, и изнутри России: как говорится, на войне как на войне. Но четвертая мировая война отличается от всех предыдущих тем, что в ней невозможно однозначно определить глобальных стратегических противников: если страна сильна, с ней в той или иной степени дружат и сотрудничают практически все – и вне, и внутри этой страны. Если страна слаба, то враги активизируются повсеместно. Из-за ограниченности мировых ресурсов усиление сильных происходит прежде всего за счет ослабления слабых.

На какие же силы может рассчитывать Россия в четвертой мировой войне?

Сила в ее примитивном понимании – военном – в этой войне второстепенна: если против страны целенаправленно ополчится все мировое сообщество, ей не выжить, даже обладая самым современным вооружением. Ее исчезновение с карты (как минимум, потеря политической и экономической независимости) – вопрос времени.

Гораздо более сообразно современной ситуации понимание силы как сочетания высокого авторитета страны на международной арене и высокого уровня жизни и безопасности граждан.

Трудно однозначно сказать, насколько во всем этом Россия отстает от наиболее развитых стран Запада, насколько – от бывшего СССР. Мнений здесь может быть множество, поэтому лишь приведем аббревиатуру, ставшую в последние годы популярной в мире и вполне адекватно характеризующую нынешнее положение России. Это «БРИКС». И означает этот «БРИКС» то, что Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР находятся примерно на одном уровне социально-экономического развития. Можно ли было представить такую «компанию» для Советского Союза, а тем более для Российской Империи?..

Эта аббревиатура, прямо относящая нашу страну к «третьему миру», безо всяких дополнительных комментариев говорит о том, что сегодня ни уровень жизни и безопасности граждан, ни международное положение России не являются ее сильными сторонами. При грамотной внутренней и внешней политике  это дело поправимое, но в любом случае на это нужно время. Его четвертая мировая война может не дать.

Что же у Российской Федерации осталось из того, что она могла бы эффективно использовать для своей защиты в ведущейся сейчас мировой войне?

Поскольку никаких новых глобальных геополитических инструментов за последние двадцать лет не появилось и не могло появиться (прошло слишком мало времени), необходимо вновь обратиться к временам СССР и вспомнить слова известной песни Юрия Визбора о том, что «в области балета мы впереди планеты всей». В той же песне были и такие слова: «Советское искусство в наш век сильнее всех ракет».

Конечно, эта песня была шуточной, но и если говорить серьезно, то советская культура (как и предшествующая ей русская культура, в отрыве от которой советская никогда не рассматривалась) была если и не лучшей в мире, то лишь потому, что понятие «лучший» в этой области неприменимо. Кто «лучше» – Пушкин, Гете или Шекспир? Феллини, Бергман, Тарковский или Коппола? Рублев, Леонардо, Пуссен, Веласкес, Тернер, Репин или Пикассо? Можно задавать сотни таких вопросов и получать на каждый из них сотни ответов. Поэтому скажем так: русско-советская культура была на уровне наиболее цивилизованных стран мира.

Чем же сегодня деятели культуры могут помочь российским политикам, экономистам, военным, дипломатам, полицейским, бизнесменам, да и всем остальным гражданам?

Ответ краток: культура России может стать решающим фактором победы в четвертой мировой войне. Иными словами, культура может спасти Россию.

Поясним нашу позицию.

Во времена СССР основным фактором, формирующим общественное сознание, было так называемое «идеологическое воспитание». Заключалось оно примерно в следующем: «Дорогие товарищи, потерпите немного, поработайте честно, подумайте не только о себе, но и о вашей советской стране, и вам за это когда-нибудь будет коммунизм, где каждый будет работать по способностям, а получать по потребностям».

Это наивно? Неактуально? Да, конечно. Но дело тут не только в утопичности коммунистической идеологии. Дело прежде всего в специфике современного мира: если любые, пусть даже самые высоконравственные и актуальные, идеи «насаждаются сверху», к ним быстро развивается стойкое неприятие.

Поэтому нужно, чтобы такие идеи шли, как говорится «из сердца». А для этого надо повышать культурно-нравственный уровень людей. Другого пути здесь нет.

В любом социуме экономика, политика и культура находятся в теснейшей взаимосвязи, и одно не может существовать без другого. Например, если культура разгромлена и люди «с младых ногтей» не имеют никакого понятия о чести, совести и порядочности, то воровство в таком обществе непобедимо (к каждому потенциальному вору милиционера не приставишь). В свою очередь, где воровство, там массовая неуплата налогов – действительно, зачем платить, если все равно чиновники все разворуют? (Обычно, правда, последнее уже называется не воровством, а коррупцией, но суть от этого не меняется). А следствие этого – нищенские пенсии и зарплаты в бюджетной сфере. В том числе и в правоохранительных структурах, призванных пресекать воровство. Следовательно, коррупция «силовиков» неистребима – иначе они просто не выживут. А тогда борьба с воровством становится еще слабее, воровать будут еще больше, налогов платить будут еще меньше, и зарплаты будут еще ниже... Замкнулся порочный «заколдованный круг».

То же самое можно сказать и в отношении, например, терроризма. Если человек с детства приобщен к гуманистической культуре, то вероятность его вовлечения в террористическую группировку существенно снижается. И это единственный по-настоящему действенный путь борьбы с терроризмом. Все остальные меры столь же малоактуальны, как увеличение числа постовых милиционеров, проверяющих документы у граждан. И дело даже не в том, что любой террорист имеет самые безукоризненные документы. Дело в том, что глобальная стратегическая инициатива в войне против терроризма сегодня у противника. А перехватить эту инициативу позволит только повышение культурного уровня граждан, пропаганда нравственных, гуманистических ценностей. Не зря главный рассадник терроризма в мире – малоразвитые страны с господствующей антигуманистической идеологией.

Это еще один «заколдованный круг» общественных отношений. А в корне всех этих кругов стоит, как ни крути, – культура. Жизнь человека начинается с воспитания – так же точно и жизнь общества начинается с культуры. И параллельно с повышением уровня жизни и безопасности граждан основной заботой государства должно стать внедрение в их сознание культурных, духовных и нравственных ценностей.

Можно перефразировать известную пословицу относительно вежливости: ничто не дается обществу и государству так дешево и не ценится так дорого, как культура.

Культура дорого ценится и внутри страны, так как культурные люди и дело свое делают лучше, и совершают меньше преступлений, и более ответственно подходят к политическим вопросам, и эффективнее противостоят экстремизму, и на улицах меньше мусорят, и более толерантны к людям других национальностей, и «стоят» меньших денег, так как готовы работать на перспективу, а не ради сиюминутной выгоды…

Культура дорого ценится и на международной арене. Авторитет государства невозможно завоевать только военными, экономическими или политическими средствами (атомным оружием, мощной армией, большим объемом экспорта и инвестиций, твердой валютой, членством во всевозможных международных организациях и т.п.). Необходимо и хорошее отношение мирового общественного мнения. Известные слова императора Тиберия «пусть ненавидят, лишь бы боялись» в наше время неприменимы: если страну возненавидят во всем мире, то рано или поздно ее начнут «душить».

А самый эффективный «ключ» к сердцам людей во всем мире – культура. Если первые ассоциации, возникающие у иностранцев в отношении России, звучат как «vodka, mafia, prostitutes», – значит, дело плохо. Если «Pushkin, Chaikovsky, Repin» – значит, все нормально.

Может быть задан резонный вопрос: почему же культура не смогла спасти СССР?

Ответ очень прост: потому что шла третья мировая война, и Советский Союз претендовал на мировое господство (цель «построения социализма во всем мире» декларировалась вполне откровенно). А в такой ситуации против СССР оказались практически все развитые государства мира, и страну уже ничто не могло спасти.

Тогда может быть задан еще один резонный вопрос: а что же сейчас мешает культуре спасти Россию? Почему мы, несмотря на традиции Пушкина, Чайковского и Репина, «докатились» до «БРИКС»?

Для того, чтобы это понять, проведем параллель, например, с хоккеем. Если прекратить государственную поддержку этого (как и любого другого) вида спорта, ликвидировать систему отбора молодых перспективных игроков, отказаться от трансляции матчей по телевидению, перестать строить во дворах «хоккейные коробки» и т.д., – российский хоккей полностью не исчезнет, но останется уделом узкого круга любителей. Разумеется, об олимпийских медалях придется забыть.

То же самое и с культурой: без государственной поддержки она неминуемо превращается в удел узкого круга «хранителей» и неспособна выполнять все те глобальные задачи, о которых мы говорили выше.

В «безвременье» девяностых годов в России сложилась негативная традиция: государство предоставляло культуре развиваться по законам рынка, как торговле или производству. Это не исключало поддержку из государственного бюджета (ведь и в торговле, и в производстве тоже имеют место целевые инвестиции, выдаются льготные кредиты, поощряются инновации, малый бизнес и т.п.), но в условиях рынка поддержка осуществляется прежде всего там, где есть шанс рано или поздно получить непосредственную материальную прибыль. В культурной же сфере такая прибыль настолько опосредована, что ни бизнес-план, ни технико-экономическое обоснование на нее не составишь.

И до сих пор культура для огромного большинства современных российских политиков, а тем более экономистов, – не важнейший инструмент формирования позитивного общественного сознания, не глобальные тенденции поведения миллионов, не базовая система ценностей и даже не действующие нормы морали, а всего лишь набор привычных рассуждений о сохранении памятников, репертуаре театров, выставок, концертов и, конечно же, о судьбе любимых народных артистов. Отсюда и понимание культуры как ведомства, отвечающего за отдых, развлечения и, в лучшем случае, память о прошлом. Ведомства, традиционно финансируемого по принципу «остаточной строки бюджета».

Так и получается, что российское государство в первую очередь поддерживает самоокупающиеся мероприятия (развлекательные телепрограммы, сериалы, поп-концерты, строительство пышных и аляповатых зданий, потакающих неразвитому вкусу заказчиков, и т.п.). А все остальное – «по остаточному принципу».

Конечно, как сказал бы Полоний из шекспировского «Гамлета», в этом безумии есть своя система. Но все равно с точки зрения современных приоритетов развития Российской Федерации это – безумие. Чем же еще является столь неэффективная государственная культурная политика, фактически обрекающая на вымирание цвет российской культуры и ничем не укрепляющая авторитет страны на международной арене?

По-настоящему эффективной может быть государственная поддержка только культуры гуманистической направленности, формирующей позитивное гражданское поведение и улучшающей отношение к России мирового цивилизованного сообщества. И эта поддержка должна иметь не «остаточный», а приоритетный характер.

При выделении на объекты культуры и культурные мероприятия буквально каждой бюджетной копейки следует отвечать на два вопроса:

– на гуманистические ли цели выделяются деньги?

– улучшает ли то, на что выделяются деньги, имидж России в цивилизованном мире?

Это ни в коем случае не значит, что все явления культуры, не соответствующие этим целям, надо «по-советски» запрещать (если только это не прямая пропаганда экстремизма, насилия, нарушения территориальной целостности страны и т.п.). Задача государства другая: создание для гуманистической культуры оптимальных условий для проникновения в умы и сердца граждан. А коммерчески привлекательная «масс-культура» и так не пропадет, просто ее надо, как говорится, немного потеснить.

Аналогичные цели – гуманистическую направленность и улучшение отношения к России мирового цивилизованного сообщества – должны преследовать фундаментальная наука и образование (в широком смысле – тоже составляющие культуры), и аналогичными вопросами должно задаваться государство, выделяя деньги на их развитие. Здесь тоже до сих пор существуют позитивные традиции советских времен (достаточно отметить, что тот, кто по мировым стандартам «доктор», – в России, как и в СССР, лишь «кандидат»), и их следует сохранять и приумножать, пока не поздно.

А поздно будет тогда, когда уйдет последнее поколение, заставшее Советский Союз в мало-мальски зрелом возрасте. После этого те российские государственные деятели, которые попытаются не декларативно, а реально изменить что-либо в лучшую сторону в культуре, науке и образовании (и тем самым, возможно, спасти страну), будут вынуждены начинать «с чистого листа», и это займет гораздо больше времени. Вряд ли четвертая мировая война даст России это время.

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В. Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКАЯ ПУБЛИЦИСТИКА»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА