НА СТРАНИЦУ «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КУЛЬТУРОЛОГИИ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

С.В. Заграевский,

академик, профессор, заслуженный работник культуры РФ

 

ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О ГАРАНТИЯХ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Москва, 2015 г.

С.В. Заграевский (с) 2015

 

1.

 

Статья 44 Конституции Российской Федерации устанавливает свободу творчества в качестве одного из базовых правовых принципов, который, как и другие конституционные положения, подлежит воплощению в законодательстве путем создания конкретных организационных, материальных, социальных, правовых и иных гарантий. Необходимость совершенствования законодательства о гарантиях творческой деятельности основана и на ряде международно-правовых документов, в том числе на Рекомендации ЮНЕСКО от 27 октября 1980 года, декларирующей основополагающую роль литературы и искусства в жизни и развитии личности и общества, призывающей государства охранять и защищать свободу творчества, принимать меры, необходимые для его стимулирования.

Культурные ценности являются объектами правоотношений, регулируемых многими законами в области культуры, в том числе № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», № 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей», № 110-ФЗ «Об авторском праве и смежных правах» и другими. Почти все законодательные акты касаются общественных отношений, возникающих уже после создания произведений литературы и искусства. В то же время правовое обеспечение творческой деятельности до сих пор фактически отсутствует. Современное законодательство о культуре практически не затрагивает вопросы творческой деятельности и защиты интересов самих творческих деятелей.

Действующие в настоящее время Гражданский кодекс РФ и Федеральные законы  – № 3612-1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» и № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» не позволяют в полной мере регулировать общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на участие в культурной жизни в качестве творческих деятелей, не создают полноценных гарантий деятельности профессиональных творческих объединений.

Законопроект «О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах», принятый Государственной Думой 1 декабря 1999 г. и одобренный Советом Федерации 23 декабря 1999 г., был Президентом Российской Федерации отклонен. В дальнейшем в этой области разрабатывался ряд других законопроектов, в том числе «О гарантиях творческой деятельности в области литературы и искусства» и «О социальных гарантиях и государственной поддержке деятельности в области художественного творчества», выдвигались многочисленные предложения по вопросам совершенствования законодательства в области гарантий для творческих деятелей литературы и искусства. По ряду причин эти предложения не нашли воплощения в действующем законодательстве.

Сотни тысяч граждан России, занимающихся творческой деятельностью в различных сферах искусства, сегодня фактически оставлены один на один с социально-экономическими проблемами, возникшими в стране за последние 20–25 лет. А это люди, наделенные особым талантом, работы многих из них становятся мировым достоянием. Нельзя забывать, что, как правило, талантливый человек в повседневной жизни весьма уязвим.

Хотя в России еще с советских времен существуют общественные объединения творческих деятелей – творческие союзы, призванные оказывать творческим деятелям помощь, служить инструментом их поддержки со стороны государства во благо интересов общества, роль этих объединений в условиях рыночной экономики ослаблена, а зачастую и сведена на нет.

Необходимость создания гарантий для творческих деятелей обозначена в «Основах государственной культурной политики» (утвержденных Указом Президента РФ от 24 декабря 2014 г. № 808), где речь идет о поддержке профессиональной творческой деятельности в процессе создания и представления обществу произведений литературы, музыки, изобразительного искусства, драматургии, киноискусства, архитектуры, дизайна, художественной фотографии, иных видов искусства, развитии театрального, музыкального, балетного, оперного, циркового искусства, других видов исполнительского искусства, создание выдающимся отечественным исполнителям условий для работы в России.

Но «Основы» еще не являются полноценной законодательной базой, обеспечивающей гарантии творческой деятельности. В связи с этим видится необходимым принятие законодательного акта, регулирующего общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на участие в культурной жизни в качестве творческих деятелей. Именно защите прав и интересов творческих деятелей в этом законодательном акте должно быть уделено центральное место.

 

2.

 

Необходимо обратить внимание на основные проблемы, могущие возникнуть при разработке такого законодательного акта независимо от его названия и формы.

В проекте законодательного акта желательно закрепить базовые определения основных правовых институтов в творческой сфере, соответствующие современным подходам. Прежде всего это касается самого понятия «творческий деятель».

В действующем российском законодательстве не решен вопрос о положении творческих работников, которые осуществляют свою деятельность без заключения трудового или гражданско-правового договора. Содержащемуся в «Основах законодательства о культуре» понятию «творческий работник» придается широкий смысл, оно распространяется и на тех, кто работает по найму, и на тех, кто по найму не работает («лиц свободных профессий»). Но в то же время Трудовой кодекс РФ определяет, что «работник – физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем», т.е. понятие «творческий работник» в правовом смысле оказывается более присущим институтам трудового, а не гражданского права.

Такая коллизия в свое время могла возникнуть в связи с неточным переводом на русский язык понятия «творческий работник», которое было употреблено в международном законодательстве в значении «трудящийся», «труженик», «деятель».

Учитывая вышеизложенное, рекомендуется понятие «творческий работник» заменить на «творческий деятель». Соответственно, творческую деятельность – основополагающий вид деятельности в сфере литературы и искусства – предлагается определить как создание творческими деятелями произведений литературы и искусства, относящихся в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации к интеллектуальной собственности, охраняемой законом.

Но вопрос, как будут называться создатели произведений литературы и искусства – творческими деятелями или творческими работниками – в данном случае не столь принципиален. Более важно рассмотреть понятие «признанный творческий деятель» (вариант – «профессиональный творческий деятель»; далее по тексту для простоты будет использоваться только вариант «признанный»). Его общее определение проблем не составляет: это творческий деятель, получивший профессиональное признание. Но стоящая за этим определением конкретика является весьма спорной и требует особого внимания.

Прямое или косвенное законодательное выделение категории «признанный творческий деятель» видится необходимым, так как во всем спектре вопросов гарантий творческой деятельности необходимо отличать признанных творческих деятелей:

– от тех, кто занимается творчеством в качестве любителя;

– от тех, кто считает себя профессионалом и требует соответствующего признания, но не признан таковым никем, кроме, к примеру, родственников и друзей (едва ли не каждый гражданин России когда-нибудь создавал какое-либо произведение литературы и искусства и показывал его родственникам и друзьям).

В связи с этим вопрос конкретной процедуры признания творческого деятеля – один из ключевых и наиболее спорных в современных правоотношениях в области литературы и искусства.

Признание творческого деятеля может быть как государственным, так и общественным. К примеру, в одном из вариантов законопроекта «О гарантиях творческой деятельности в Российской Федерации» было предложено нижеследующее:

«Творческими деятелями, получившими государственное признание, могут признаваться авторы художественных произведений:

а) являющиеся лауреатами государственных премий СССР (в том числе Ленинской премии), РСФСР, Российской Федерации и правительства Российской Федерации в области литературы и искусства;

б) имеющие почетные звания СССР, РСФСР и Российской Федерации в области литературы и искусства;

в) принятые в члены государственных академий за успехи в области литературы и искусства;

г) имеющие награды, являвшиеся государственными на момент награждения, за успехи в области литературы и искусства.

Творческими деятелями, получившими общественное признание, могут признаваться:

а) победители и лауреаты международных, всесоюзных (до 1992 года) и всероссийских конкурсов, фестивалей, выставок в любом из видов искусства, проведенных с участием всесоюзных и общероссийских объединений деятелей литературы и искусства;

б) творческие деятели, имеющие иные награды международных, всесоюзных (до 1992 года) и общероссийских творческих объединений за успехи в области литературы и искусства;

в) творческие деятели, принятые в члены общероссийского объединения деятелей литературы и искусства на основе профессиональной оценки творческим сообществом результатов творческой деятельности в сфере литературы и искусства».

 

3.

 

Как мы видим, в предложенном законопроекте все аспекты общественного признания связаны с общественными объединениями творческих деятелей (в дальнейшем для простоты мы будем использовать более привычное определение этих объединений – творческие союзы). Такое предложение в целом видится справедливым и апробированным в течение многих десятилетий (как мы помним, в СССР право на статус творческого деятеля давало только членство в творческом союзе), но в современной практике оно требует существенных уточнений.

Дело в том, что свобода создания общественных объединений гарантируется ст. 30 Конституции РФ, и какой бы конкретный порядок создания творческих союзов ни был установлен, в их отношении возможно попадание в «заколдованный круг»: несколько творческих деятелей (или признанных творческих деятелей) создают творческий союз, принимают в него большое количество других творческих деятелей (или даже лиц, далеких от творчества) и через некоторое время приобретают статус общероссийского и получают право давать творческим деятелям статус признанных. Эти «признанные деятели», в свою очередь, создают свой творческий союз, и так далее.

Это может привести к появлению большого количества «дутых» творческих союзов, имеющих право предоставления своим членам статуса признанного творческого деятеля без достаточных на то оснований.

А ведь, например, в «Основах государственной культурной политики» предусмотрена передача части функций по регулированию современного художественного творчества и оценке его качества профессиональным сообществам и творческим общественным организациям. Вряд ли возможна передача таких функций подобным «дутым союзам».

Эту коллизию предлагается разрешить, введя институт государственной аккредитации творческих союзов.

Аккредитацию смогут получить только те союзы, которые доказали свое право на предоставление своим членам статуса признанного творческого деятеля:

– общероссийским статусом;

– значительным (не менее нескольких тысяч) количеством членов;

– наличием определенного количества членов, имеющих государственные награды и почетные звания;

– многолетней и плодотворной работой;

– прочими достижениями и принесенной пользой для российской культуры.

Предлагаемая процедура признания творческих деятелей через аккредитованные творческие союзы является полноценным общественно-государственным партнерством и позволяет объединить все преимущества государственного и общественного признания.

 

4.

 

Признанным творческим деятелям должны предоставляться определенные государственные гарантии. Приведем лишь некоторые, которые мы считаем самыми важными.

Прежде всего необходимо законодательно закрепить, что деятельность по реализации признанными творческими деятелями результатов их творческой деятельности не является предпринимательской. Возможна и такая короткая и наиболее общая формулировка, которую можно внести в любой вариант проекта законодательного акта: «творческая деятельность не является предпринимательской».

Это положение в первую очередь относится к признанным творческим деятелям, не состоящим в трудовых отношениях с работодателями. Этих деятелей зачастую пытаются отождествить с предпринимателями, требуя соответствующей регистрации и облагая их деятельность соответствующими налогами.

Согласно ст. 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателя. Не является предпринимательской деятельность, связанная с осуществлением функций по трудовому контракту (договору), а также выполнение обязанностей, вытекающих из разовых гражданско-правовых договоров.

Признанные творческие деятели, как и все граждане России, должны платить налоги и страховые взносы в Пенсионный фонд России. И если у творческих деятелей, работающих по трудовым договорам, в этой области проблем не возникает, то остальные признанные творческие деятели должны осуществлять платежи самостоятельно.

Должно быть законодательно установлено, что и те признанные творческие деятели, которые не осуществляют свою деятельность по трудовым договорам:

– без регистрации в качестве предпринимателей приравниваются к самозанятым гражданам;

– уплачивают налоги с полученных доходов по ставкам налога на доходы физических лиц;

– пользуются соответствующими профессиональными налоговыми вычетами;

– платят взносы в Пенсионный фонд России в размере, установленном законодательством для самозанятых граждан.

Важнейшим вопросом гарантий для признанных творческих деятелей является обеспечение помещениями для творческой деятельности (мастерскими, студиями). Государственные и муниципальные органы управления имуществом могут обеспечивать творческих деятелей мастерскими как непосредственно, так и через аккредитованные творческие союзы. Оплата коммунальных услуг за пользование мастерскими должна производиться по ставкам, установленным для пользователей жилых помещений.

Очень важным видится предоставление признанным творческим деятелям права безвозмездно посещать экспозиции и пользоваться фондами государственных и муниципальных музеев, библиотек, архивов, выставочных залов и других организаций культуры.

Желательно, чтобы государство предоставляло гарантии не только признанным творческим деятелям, но и творческим союзам, прошедшим государственную аккредитацию. Среди таких гарантий могут быть:

– возможность участвовать в разработке государственной культурной политики, государственных мероприятий в области занятости, профессиональной подготовки, охраны труда, социальной защиты творческих деятелей;

– различные виды поддержки, в том числе путем целевого финансирования общественно полезных программ, путем социального заказа (на основе творческих конкурсов) на мероприятия, предусмотренные целевыми программами в сфере культуры.

В заключение отметим, что принятие законодательного акта, регулирующего общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами конституционного права на участие в культурной жизни в качестве творческих деятелей, позволит создать наиболее благоприятные условия для творческой деятельности в России.

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В. Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КУЛЬТУРОЛОГИИ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА