НА СТРАНИЦУ «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КУЛЬТУРЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

С.В. Заграевский,

академик Российской академии художеств, профессор,

заслуженный работник культуры России

  

О СИТУАЦИИ ВОКРУГ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ СОЮЗОВ ХУДОЖНИКОВ

Москва, 2017 г.

С.В. Заграевский (с) 2017

 

Хочется выразить крайнюю обеспокоенность ситуацией, сложившейся с национальным культурным достоянием России, находящимся в распоряжении Международной конфедерации союзов художников (МКСХ), учрежденной в 1992 году союзами художников республик бывшего СССР, а также Москвы и Санкт-Петербурга.

Не являясь юридической правопреемницей Союза художников СССР, МКСХ, тем не менее, тогда стала владельцем практически всего бывшего общесоюзного имущества, созданного многими поколениями советских художников (наиболее значительный вклад был сделан художниками РСФСР, т.е. нынешней России). Это имущество состояло из ряда объектов недвижимости (в том числе Центрального дома художника на Крымском Валу), призванных обеспечить творческо-выставочную базу и социальную защиту художников, а также колоссальной (около 50 000 единиц хранения) коллекции произведений изобразительного искусства бывшего Художественного фонда СССР.

Интересы Российской Федерации в МКСХ представлял и до сих пор представляет только Союз художников России (СХР), имеющий в высших органах управления МКСХ – Конгрессе и Совете – лишь один голос из пятнадцати. Еще два голоса имеют российские региональные организации – Московский и Санкт-Петербургский союзы художников.

Согласно первым редакциям Устава МКСХ, Исполком МКСХ имел сугубо хозяйственные функции. Но с тех пор в Устав неоднократно вносились изменения, расширяющие права этого исполнительного органа. Постепенно в руках Исполкома и его председателя М.М. Фаткулина оказалось практически полное и бесконтрольное распоряжение имуществом МКСХ, вплоть до права его отчуждения.

Начиная с 2010 года, СХР неоднократно обращал внимание учредителей МКСХ на то, что действующая редакция Устава МКСХ, сосредоточившая практически  всю власть в организации в руках исполнительного органа, содержит ряд нарушений российского законодательства и не соответствует основным принципам деятельности международных организаций. Имущество бывшего Союза художников СССР слишком ценно, чтобы вверить его в полное распоряжение, вплоть до права отчуждения, небольшой группе граждан (7 человек), большинство из которых является даже не представителями союзов художников – учредителей МКСХ, а сотрудниками аппарата Конфедерации.

Сложившаяся ситуация вызывает тем большую обеспокоенность, что имущество бывшего Союза художников СССР включало не только ценные объекты (как ЦДХ, дома творчества «Сенеж» и «Хоста», Подольский производственный комбинат и др.), но и воистину бесценные, являющиеся национальным культурным достоянием России. Речь идет о произведениях изобразительного искусства из бывшей коллекции Художественного фонда СССР.

В 2013 году Исполком МКСХ начал распродажу работ из этой коллекции. Через лондонский аукционный дом «Сотбис», а также путем внеаукционных продаж был реализован ряд уникальных произведений живописи и графики таких выдающихся мастеров российского искусства, как А. Дейнека, Г. Нисский, В. Чекрыгин, С. Герасимов, В. Стожаров и др. Коллекция понесла ряд невосполнимых утрат. В случае же продажи произведений нерезидентам РФ Россия лишается национального культурного достояния, что в определенном смысле напоминает распродажу части музейных ценностей СССР в 1920–30-е гг.

Председатель Исполкома МКСХ объяснял свою деятельность по распродаже коллекции тем, что таким образом ведется пропаганда русского искусства за рубежом. Но пропагандировать можно и путем организации выставок и издания каталогов, здесь же имеет место именно распродажа.

Еще одно объяснение распродажи работ из коллекции – то, что МКСХ нуждается в финансовых средствах. Но ведь в ведении МКСХ есть ряд объектов недвижимости, способных при грамотном и квалифицированном управлении приносить и Конфедерации, и ее учредителям значительные дивиденды.

Неужели недостаточно того, что в ЦДХ на Крымском Валу в большом количестве проводятся масштабные мероприятия на коммерческой основе (фестивали рекламной индустрии, географические фестивали, рождественские ярмарки, книжные и архитектурные фестивали, антикварные салоны, а до недавнего времени – даже меховые салоны)? Да и художники имеют возможность выставиться в ЦДХ преимущественно по расценкам, неподъемным для огромного их большинства.

Неужели недостаточно того, что дом творчества «Сенеж» и Подольский производственный комбинат частично отчуждены в пользу коммерческих структур, дом творчества в Хосте – полностью? Зачем же терять и бесценную коллекцию?

К сожалению, не вызывает удивления, что подавляющее большинство иностранных членов МКСХ одобряло распродажу работ из коллекции, позволяющую получать немалые финансовые средства. Интересы Российской Федерации, лишающейся национального культурного достояния, их по понятным причинам мало беспокоят.

При существующем в МКСХ порядке принятия решений российские союзы художников – члены МКСХ практически лишены возможности влиять на практическую деятельность Конфедерации в реализации тех целей и задач, ради которых она создана. Уполномоченные представители СХР никогда не избирались в Исполком МКСХ, – и это при том, что Конфедерация ведет свою деятельность и имеет имущество в России

СХР неоднократно предлагал учредителям МКСХ следующие шаги по нормализации ситуации:

1. Приведение Устава МКСХ в соответствие с действующим законодательством РФ;

2. Создание описи имущества МКСХ (в том числе произведений из коллекции Художественного фонда СХ СССР), не подлежащего продаже ни при каких обстоятельствах;

3. Проведение полной аудиторской проверки деятельности МКСХ за последние годы;

4. Досрочные перевыборы руководящих органов МКСХ в соответствии с новой редакцией Устава.

К сожалению, голос СХР, к которому присоединился Московский союз художников (МСХ), прочими учредителями МКСХ услышан не был.

Однако обеспокоенность такой ситуацией сложилась и у государственных органов Российской Федерации, и в течение 2016–2017 годов  ими был предпринят ряд действий.

Министерство культуры РФ в 2016 году обратилось в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить законность вывоза произведений из коллекции МКСХ за рубеж. Против М.М. Фаткулина было возбуждено уголовное дело, которое не закрыто и на текущий момент. В дальнейшем МКСХ приняла решение о передаче значительной части своей коллекции государству, но подробности процедуры передачи остались неясными, как и конечный хранитель переданного собрания: на него могут претендовать как Государственная Третьяковская галерея (ГТГ), так и Государственный музейно-выставочный центр «РОСИЗО». Кроме того, сейчас коллекция физически недоступна: хранилище МКСХ опечатано в ходе следственных мероприятий.

Начиная с 2016 года, МКСХ подвергалась и проверкам со стороны Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры и Федеральной налоговой службы. Эти проверки выявили ряд нарушений действующего законодательства и в Уставе МКСХ, и в ее текущей финансово-хозяйственной деятельности. Конфедерации неоднократно выносились предупреждения, обязывающие ее устранить нарушения, но они не были устранены, и на этом основании Минюст в начале июня 2017 г. направил в Верховный суд исковое заявление о ликвидации МКСХ. Началось рассмотрение иска в коллегии Верховного суда по административным делам.

Пока что неясно, как в случае ликвидации МКСХ решится вопрос о принадлежности ЦДХ (часть здания принадлежит ГТГ). А ведь на этой территории ежегодно проходят масштабные выставки крупнейшей общероссийской творческой организации – СХР. Неясно и то, как в случае ликвидации МКСХ сложится  судьба и ее остального имущества.

Статья 26 Федерального закона № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» гласит: «Имущество, оставшееся в результате ликвидации общественного объединения, после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, предусмотренные уставом общественного объединения, либо… на цели, определяемые решением съезда (конференции) или общего собрания о ликвидации общественного объединения, а в спорных случаях – решением суда». Таким образом, судебные процедуры могут затянуться на много лет.

А ведь мы уже говорили, что в руках Исполкома МКСХ и его председателя находится практически полное и бесконтрольное распоряжение имуществом МКСХ, вплоть до права его отчуждения. Попросту говоря, распродажи. И времени для такой распродажи у МКСХ предостаточно и в случае решения Верховного суда о ее ликвидации (в этом случае ожидаются длительные апелляционные процедуры), и тем более в случае отказа Верховного суда ликвидировать МКСХ. И прецедент уже есть – попытка распродажи коллекции.

И даже если в итоге всех ликвидационных процедур ЦДХ не будет продан с торгов непредсказуемым коммерческим структурам, а отойдет государству, что с ним будет? Окажется ли он передан соседней ГТГ? А если да, то останется ли у тысяч российских художников возможность выставляться на этих экспозиционных площадях, не будут ли эти площади заняты исключительно коллекциями ГТГ? Ответа и на эти вопросы пока нет.

Словом, ситуация здесь непростая, неясная и неоднозначная.

Судьба вверенного МКСХ имущества, в значительной части являющегося национальным культурным достоянием нашей страны, сегодня под угрозой. Существует значительный риск того, что российские художники вообще лишатся и выставочных площадей на Крымском валу, и производственного комбината, и издательства, и дома творчества. Нет никакого сомнения, что это будет серьезным ударом по современному отечественному изобразительному искусству, а значит, и по всей российской культуре.

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В. Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КУЛЬТУРОЛОГИИ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА