НА СТРАНИЦУ «ЗАЩИТА ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

Академик Сергей Заграевский

 МЕТАФОРА ДЛЯ МЭРА

 

Опубликовано: справочник «Единый художественный рейтинг». Вып. 6. М., 2002.

 

Персонифицировать деяния власти – одна из старейших российских традиций. Примеров можно привести множество. «Петр I прорубил окно в Европу», «Екатерина II завоевала Крым», «Александр II освободил крестьян», «Сталин (или маршал Жуков) выиграл войну», «Горбачев запретил водку» и так далее.

Конечно, каждый понимает, что на любое деяние любого руководителя страны влияет множество экономических и политических факторов. Любой руководитель, принимая то или иное решение, учитывает мнение и приближенных, и электората, и мирового сообщества. Любое решение, представленное на подпись руководителю, проходит множество утверждений и согласований. И все же российская традиция диктует фразы-метафоры вроде «завоевания Екатериной Крыма» на уровне такого глубокого подсознания, что нам и в голову не приходит посмеяться: как это Екатерина смогла лично завоевать Крым? Взяла ружье и перестреляла врагов?

На то и метафора, чтобы кратко и емко выражать глубинную суть высказывания. Поэтому, наверное, в России нет и не было такого правителя, который бы не мечтал вписать свое имя в подобную фразу-метафору и на ней, как на белом коне, въехать в историю.

Например, Борис Ельцин. «Защитил Белый Дом»? Не получается – два года спустя он его атаковал. «Ельцин защитил Белый Дом, а потом его сам же и расстрелял»? Для истории вряд ли годится – сложновато. Впрочем, Ельцину проще – он первый президент России, вот и «белый конь». А Михаил Горбачев не только «запретил водку», но стал и первым, и последним президентом СССР. Получается не один «конь», а целых три, только их белизна несколько сомнительна…

Региональный уровень власти нельзя назвать обделенным российскими традициями. Наоборот – здесь они проявляются в более явной и зачастую гипертрофированной форме. Конечно, народная память на «региональном уровне» короче, но вошел же в историю московский генерал-губернатор Ростопчин с антинаполеоновскими афишками, а сто лет спустя – его петербургский коллега Трепов с окровавленной ладонью на обложке журнала «Пулемет»…

В связи с этим пора задать ключевой вопрос: на каком «коне» въедет в историю нынешний мэр Москвы – Юрий Лужков?

Конечно, трудно моделировать мнение непредсказуемых потомков. И все же, основываясь на историческом опыте, какие-то прикидки сделать можно.

Скажем сразу: если Юрий Лужков надеется войти в историю с хорошими дорогами и чистотой на улицах, то он идет на большой риск.

Дело в том, что к хорошему люди привыкают быстро и начинают воспринимать его как должное. Да это и входит в стандартный круг мэрских обязанностей – строить дороги и следить за чистотой. К тому же качество дорог могло бы быть лучше (в левом ряду «автобана» – Московской кольцевой автомобильной дороги – асфальт уже принял форму колеи, а путепровод Третьего транспортного кольца над Лужниками покоробился от пожара двух ларьков). И на улицах могло бы быть чище, а в подъездах – тем более. А уж про проблемы заторов на дорогах, с которыми Москва столкнулась в связи с недальновидной градостроительной политикой Юрия Лужкова, и говорить не приходится.

В Европу, слава Богу, сейчас выезд свободный, так что есть с чем сравнивать. И великолепная организация движения, и хорошие (на самом деле хорошие) дороги, и ярко (на самом деле ярко) освещенные улицы – норма жизни любого европейского города. И за это благодарные потомки памятников мэрам не воздвигают. Ни рукотворных, ни нерукотворных. Да и фраза-метафора «Лужков отмыл Москву» звучит даже как-то двусмысленно.

Исторический опыт свидетельствует, что памятники правителям воздвигаются в двух случаях: при военных успехах (не дай Бог) и при покровительстве «наукам и искусствам». Можно усмехнуться и вспомнить рассказ-басню Салтыкова-Щедрина про то, как этим самым искусствам покровительствовал Орел и что из этого вышло. И все-таки в отсутствие военных действий и кровавых революций это единственный шанс для правителя въехать в историю на «белом коне».

Въехать в историю на «черном коне» тоже бывает возможно. Сожги, как Герострат, что-нибудь бесценное (например, бывшую «Ленинку», а ныне Российскую Государственную Библиотеку), – вот тебе «конь» настолько черный, что дальше некуда.

Впрочем, реалии сегодяшнего дня куда более прозаичны. Зачем «Ленинку» сжигать? Неужели мало того, что «Дом Пашкова» из-за бесконечного дележа собственности между Москвой и федерацией оказался «у семи нянек» и находится в аварийном состоянии, а рядом, как ни в чем не бывало, строятся новые здания для персонального музея «народного художника СССР А.М. Шилова»?

И зачем разрушать ГМИИ имени Пушкина, если можно напротив просто поставить музей «народного художника СССР И.С. Глазунова» – и все? Можно ли сомневаться, что посещаемость ГМИИ (и, соответственно, просветительская роль последнего) упадет в несколько раз?

И зачем сносить исторический центр города, если можно этот исторический центр так изуродовать монументами скульптора Зураба Церетели и купеческими башенками архитекторов Михаила Посохина, Сергея Ткаченко и Дмитрия Солопова, что никакого «белого коня» не получится…

Глядя на масштаб перемен в облике Москвы, невольно возникают ассоциации полувековой давности, – хотя, конечно, негоже сравнивать Лужкова со Сталиным. Последний творил в Москве страшные вещи. На его совести утрата нашей столицей архитектурной цельности и той загадочной «московской атмосферы», которая делала Москву городом, в котором можно было не только работать, но и жить. Фраза-метафора «Сталин погубил Москву», несомненно, имеет под собой основание.

Лазарь Каганович, первый секретарь МГК ВКП(б), был послушным исполнителем воли Сталина. Его, несмотря на снос множества храмов, в роли Герострата потомство не запомнило и никакой фразой-метафорой не припечатало.

А Юрия Лужкова ни Ельцин, ни Путин не заставляли делать вид, что в Москве есть только три художника – Шилов, Глазунов и Церетели, и только один архитектурный стиль – «московская эклектика».

Юрия Лужкова никто не заставлял проводить через Мосгордуму и многочисленные экспертные и общественные советы финансирование строительства бездарных зданий и монументов.

Юрий Лужков, располагая колоссальными финансами (если в России налоги где-то и собираются, то только в Москве, где располагаются и банки, и инофирмы, и нефтедобытчики, и прочие «дойные коровы»), мог бы сделать из Москвы город мирового уровня архитектуры и дизайна.

Но Юрий Лужков предпочел сделать из Москвы не Европу и даже не Азию, а аляповатый купеческий ресторан в псевдорусском стиле.

Юрий Лужков предпочел видеть в Москве не архитектурный стиль, а архитектурную стилизацию.

Юрий Лужков предпочел открыть персональные музеи не Малевича или Кандинского – проверенных временем гениев мирового масштаба, а «сладостного» Шилова и «псевдопатриотического» Глазунова.

Юрий Лужков предпочел отдать создание всех новых музеев современного искусства на «откуп» Зурабу Церетели. Отдадим Церетели должное – он гениальный коммерсант (как и сам Лужков). Но искусство и коммерция несовместимы. Да и потомство ставит памятники за бескорыстные подвиги, а не за прибыльные сделки.

Казалось бы, прислушиваться к голосу общественности проще, чем его игнорировать. Казалось бы, несложно по каждому вопросу, далекому от личной компетенции мэра (а архитектура и искусство являются именно такими вопросами) консультироваться с профессионалами, а не с приближенными.

Но какой же приближенный уступит место «у кормушки»? В худшем случае Лужкову, не обладающему специальными знаниями в области архитектуры и искусства, будут откровенно лгать, а в лучшем – подсунут «мнение» какого-нибудь записного восхвалителя вроде Льва Колодного или «академика Славы Лена».

А отвечать-то перед потомками предстоит не клеркам, а мэру. И в итоге вполне может оказаться так, что Юрию Лужкову (возможно, искренне желающему добра нашему городу) достанется от потомков фраза «Лужков изуродовал Москву». Возможно, вместо слова «изуродовал» будет говориться «распродал» или «унизил»…

Суд потомства жесток и бескомпромиссен.

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «ЗАЩИТА ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА