НА СТРАНИЦУ «ЗАЩИТА ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

С. В. Заграевский,

академик, профессор, доктор архитектуры,

заслуженный работник культуры РФ

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ НАИБОЛЕЕ ГРУБЫХ НАРУШЕНИЙ

ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ СЕРГИЕВА ПОСАДА ЗА ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ

 

 Москва, 2009 г.

С.В. Заграевский © 2009

 

 

Подъезжая к Сергиеву Посаду, волей-неволей настраиваешься на особый, романтический лад. Как-никак, ждет встреча с историей России и с множеством замечательных памятников древнерусской архитектуры. Но что нас встречает при въезде в город? Ладно бы только «новорусские» коттеджи – у них хотя бы относительно небольшая этажность. А когда среди полей, перелесков и одно-двухэтажной застройки вдруг торчит огромная типовая новостройка (на фото справа) – какая уж тут романтика, какая уж тут эстетика…

 

Подъезжая к Сергиеву Посаду, волей-неволей настраиваешься на особый, романтический лад. Как-никак, ждет встреча с историей России и с множеством замечательных памятников древнерусской архитектуры. Но что нас встречает при въезде в город? Ладно бы только «новорусские» коттеджи – у них хотя бы относительно небольшая этажность. А когда среди полей, перелесков и одно-двухэтажной застройки вдруг торчит огромная типовая новостройка (на фото справа) – какая уж тут романтика, какая уж тут эстетика…

 

 

Рядом с этой новостройкой видны здания советского времени. Они, конечно, не менее неприглядны, но у них хотя бы другой масштаб.

 

Рядом с этой новостройкой видны здания советского времени. Они, конечно, не менее неприглядны, но у них хотя бы другой масштаб.

 

 

Широкая панорама новостроек уже поднялась выше лаврского Успенского собора. Глядишь, скоро выше колокольни поднимется.

 

Широкая панорама новостроек уже поднялась выше лаврского Успенского собора. Глядишь, скоро выше колокольни поднимется.

 

 

Когда-то с главной площади были видны бескрайние поля – знаменитые «загорские дали». Вот какой вид открывается в эту сторону сейчас.

 

Когда-то с главной площади были видны бескрайние поля – знаменитые «загорские дали». Вот какой вид открывается в эту сторону сейчас.

 

 

Перспектива улицы 1-й Ударной армии от исторического центра тоже перекрыта новостройкой…

 

Перспектива улицы 1-й Ударной армии от исторического центра тоже перекрыта новостройкой…

 

 

…Да и перспектива центральной улицы города – проспекта Красной армии – от исторического центра в сторону Москвы тоже перекрыта. Это новый торгово-офисный центр «Сергиев Посад» недалеко от вокзала и вроде бы далеко от Лавры. И этажей в нем вроде бы сравнительно немного – пять–шесть. Вроде бы. Но это здание стоит на горе, но в этом месте проспект делает поворот… Вот и получилось то, что мы видим. Как делался визуально-ландшафтный анализ при строительстве, можно только гадать.

 

…Да и перспектива центральной улицы города – проспекта Красной армии – от исторического центра в сторону Москвы тоже перекрыта. Это новый торгово-офисный центр «Сергиев Посад» недалеко от вокзала и вроде бы далеко от Лавры. И этажей в нем вроде бы сравнительно немного – пять–шесть. Вроде бы. Но это здание стоит на горе, но в этом месте проспект делает поворот… Вот и получилось то, что мы видим. Как делался визуально-ландшафтный анализ при строительстве, можно только гадать.

 

 

Об этом же можно только гадать и при взгляде от Лавры на Введенскую церковь на Подоле.

 

Об этом же можно только гадать и при взгляде от Лавры на Введенскую церковь на Подоле.

 

 

Вот примерно такая, весьма неприглядная, застройка до сих пор наличествует рядом с Лаврой (к северу и северо-западу от ее стен). Конечно, ее надо облагораживать.

 

Вот примерно такая, весьма неприглядная, застройка до сих пор наличествует рядом с Лаврой (к северу и северо-западу от ее стен). Конечно, ее надо облагораживать.

 

 

Но во всем должна быть мера. Здесь же она явно не соблюдена («жилой комплекс» на ул. Фаворского, д. 1).

 

Но во всем должна быть мера. Здесь же она явно не соблюдена («жилой комплекс» на ул. Фаворского, д. 1).

 

 

А один из домов в этом «жилом комплексе» будто бы поднялся на цыпочки, чтобы из его окон была видна Лавра. Вспоминается: «А из нашего окна площадь Красная видна». Эти слова из стихотворения Сергея Михалкова давно уже стали лозунгом московских строителей и риэлторов, что привело к существенному повышению этажности в центре Москвы. Ведут они к аналогичным последствиям и в Сергиевом Посаде.

 

А один из домов в этом «жилом комплексе» будто бы поднялся на цыпочки, чтобы из его окон была видна Лавра. Вспоминается: «А из нашего окна площадь Красная видна». Эти слова из стихотворения Сергея Михалкова давно уже стали лозунгом московских строителей и риэлторов, что привело к существенному повышению этажности в центре Москвы. Ведут они к аналогичным последствиям и в Сергиевом Посаде.

 

 

Не получаются полноценные окна, из которых видна Лавра, – так получатся «велюксы» в такой вот чудовищной мансарде (просп. Красной армии, 140/1).

 

Не получаются полноценные окна, из которых видна Лавра, – так получатся «велюксы» в такой вот чудовищной мансарде (просп. Красной армии, 140/1).

 

 

Впрочем, у кого-то получилось построить и целый «новорусский коттедж» в центре, среди исторической городской застройки. Разумеется, из окон видна Лавра, как же иначе?

 

Впрочем, у кого-то получилось построить и целый «новорусский коттедж» в центре, среди исторической городской застройки. Разумеется, из окон видна Лавра, как же иначе?

 

 

А это подворье Троице-Сергиева монастыря рядом с церковью Воскресения Словущего (Петропавловской). Такой вот «дом отдыха» прямо в центре Сергиева Посада. Даже сосны шумят под окнами…

 

А это подворье Троице-Сергиева монастыря рядом с церковью Воскресения Словущего (Петропавловской). Такой вот «дом отдыха» прямо в центре Сергиева Посада. Даже сосны шумят под окнами…

 

 

А такой вот «укрепрайон» возвели вокруг недавно отреставрированной (фактически свежевыстроенной) «Старой монастырской гостиницы». На фото видны только первые два ряда решеток, за ними еще несколько…

 

А такой вот «укрепрайон» возвели вокруг недавно отреставрированной (фактически свежевыстроенной) «Старой монастырской гостиницы». На фото видны только первые два ряда решеток, за ними еще несколько…

 

 

Одна из решеток отгородила гостиницу от «Белого пруда». В итоге получилась ситуация «ни себе, ни людям»: половина пруда оказалась потерянной для горожан (раньше можно было прогуливаться вокруг всего водного пространства), но при этом у постояльцев гостиницы выхода к воде тоже нет. А уж «эстетика» получилась – почти что тюремная…

 

Одна из решеток отгородила гостиницу от «Белого пруда». В итоге получилась ситуация «ни себе, ни людям»: половина пруда оказалась потерянной для горожан (раньше можно было прогуливаться вокруг всего водного пространства), но при этом у постояльцев гостиницы выхода к воде тоже нет. А уж «эстетика» получилась – почти что тюремная…

 

 

Впрочем, и за настоящей «тюремной эстетикой» далеко ходить не надо. Проспект Красной армии, 58. В советское время на Сергиево-Посадском «тюремном замке» колючей проволоки было несравненно меньше (точнее, ее не было видно с улицы), и он совсем не бросался в глаза: здание как здание, за вполне приличным, хотя и высоким забором. А сейчас все эти бесконечные мотки проволоки радостно встречают туристов, въезжающих в Сергиев Посад из Москвы.

 

Впрочем, и за настоящей «тюремной эстетикой» далеко ходить не надо. Проспект Красной армии, 58. В советское время на Сергиево-Посадском «тюремном замке» колючей проволоки было несравненно меньше (точнее, ее не было видно с улицы), и он совсем не бросался в глаза: здание как здание, за вполне приличным, хотя и высоким забором. А сейчас все эти бесконечные мотки проволоки радостно встречают туристов, въезжающих в Сергиев Посад из Москвы.

 

 

 

А вот такой забор – позади церкви Воскресения Словущего (Петропавловской). Еще один укрепрайон…

 

 

Саму церковь отреставрировали и привели в порядок. Только вот с трубами вентиляции и отопления переборщили: их количество переходит все мыслимые границы…

 

Саму церковь отреставрировали и привели в порядок. Только вот с трубами вентиляции и отопления переборщили: их количество переходит все мыслимые границы…

 

 

Даже в барабан и в основной объем храма эти трубы заходят. Да и пожарная лестница дополняет «эстетичное» впечатление…

 

Даже в барабан и в основной объем храма эти трубы заходят. Да и пожарная лестница дополняет «эстетичное» впечатление…

 

 

Еще одно «эстетичное» зрелище: неприглядная и неблагоустроенная автостоянка прямо под стенами Лавры, под только что отреставрированной Каличьей башней.

 

Еще одно «эстетичное» зрелище: неприглядная и неблагоустроенная автостоянка прямо под стенами Лавры, под только что отреставрированной Каличьей башней.

 

 

Это «новорусское» здание в центре (просп. Красной армии, 142–144) очень похоже на какой-нибудь банк. И действительно, до конца 1990-х годов здесь был Уникомбанк. После того как этот банк почил в бозе, здание реконструировали и отдали Сергиево-Посадскому музею-заповеднику. Банка нет, а дух остался – и в архитектуре, и в коммерческой рекламе на фасадных решетках. Интересно, деньги за рекламу идут музею или куда-нибудь еще?

 

Это «новорусское» здание в центре (просп. Красной армии, 142–144) очень похоже на какой-нибудь банк. И действительно, до конца 1990-х годов здесь был Уникомбанк. После того как этот банк почил в бозе, здание реконструировали и отдали Сергиево-Посадскому музею-заповеднику. Банка нет, а дух остался – и в архитектуре, и в коммерческой рекламе на фасадных решетках. Интересно, деньги за рекламу идут музею или куда-нибудь еще?

 

 

К тому, что на главных площадях небольших российских городов новые памятники (в данном случае – Сергию Радонежскому, у левого края фото) соседствуют с памятниками Ленину (у правого края фото), все уже привыкли. Более того, для современной России это вполне символично. Как говорил арт-критик Вильям Мейланд, памятник памятнику глаз не выклюет.

 

К тому, что на главных площадях небольших российских городов новые памятники (в данном случае – Сергию Радонежскому, у левого края фото) соседствуют с памятниками Ленину (у правого края фото), все уже привыкли. Более того, для современной России это вполне символично. Как говорил арт-критик Вильям Мейланд, памятник памятнику глаз не выклюет.

 

 

Но памятник памятнику рознь. В традиционной иконографии Сергий Радонежский изображается седым стариком с высоким мудрым лбом…

 

Но памятник памятнику рознь. В традиционной иконографии Сергий Радонежский изображается седым стариком с высоким мудрым лбом…

 

 

...Здесь же скульптор Валентин Чухаркин (1937–2005) изваял у статуи очень пышную шевелюру и сделал спину абсолютно прямой, только голову немного наклонил.

 

...Здесь же скульптор Валентин Чухаркин (1937–2005) изваял у статуи очень пышную шевелюру и сделал спину абсолютно прямой, только голову немного наклонил.

 

 

Скульптор пытался придать своему «Сергию» впечатление возраста, сделав глубокие морщины на лбу и «мешки» под глазами. Но в отсутствие у статуи других признаков старости (морщин у глаз, на щеках и руках, сгорбленной спины и т.п.) в итоге получился мрачный, нахмуренный и усталый низколобый человек средних лет, абсолютно не соответствующий ни традиционной иконографии, ни светлому образу преподобного.
В советское время для того, чтобы изваять статую Ленина, требовался специальный «допуск», который давался наиболее «проверенным» скульпторам, дабы образ вождя не отклонялся от утвержденных «канонов». Как видно, Радонежскому в этом плане повезло меньше, чем Ленину. 
И вновь печальная символика: не будут ли в дальнейшем государство, общество и церковь относиться к Сергиеву Посаду столь же легкомысленно, как отнеслись к увековечению памяти его основателя?

 

Скульптор пытался придать своему «Сергию» впечатление возраста, сделав глубокие морщины на лбу и «мешки» под глазами. Но в отсутствие у статуи других признаков старости (морщин у глаз, на щеках и руках, сгорбленной спины и т.п.) в итоге получился мрачный, нахмуренный и усталый низколобый человек средних лет, абсолютно не соответствующий ни традиционной иконографии, ни светлому образу преподобного.

В советское время для того, чтобы изваять статую Ленина, требовался специальный «допуск», который давался наиболее «проверенным» скульпторам, дабы образ вождя не отклонялся от утвержденных «канонов». Как видно, Радонежскому в этом плане повезло меньше, чем Ленину.

И вновь печальная символика: не будут ли в дальнейшем государство, общество и церковь относиться к Сергиеву Посаду столь же легкомысленно, как отнеслись к увековечению памяти его основателя?

 

 

НА СТРАНИЦУ «ЗАЩИТА ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский