НА СТРАНИЦУ «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

СЕРГЕЙ ЗАГРАЕВСКИЙ

ИВАНУШКА В СТРАНЕ СКАЗОК

 

Опубликовано: М.: «АЛЕВ-В», 2005. 416 с.

ISBN 5-94025-069-6

 

КНИГА ТРЕТЬЯ:

ДВОЙНИК

 

КНИГА ПЕРВАЯ: НАШЕСТВИЕ КОМПОЛЬДОВ

КНИГА ВТОРАЯ: ДОБРО И ЗЛО

  

 


ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

 

– Ну что, Вань, я выключаю компьютер? Или еще по Интернету полазим?

– Погоди, Серега, выключать! Мы же, помнишь, хотели еще один сайт посмотреть?

– Да ладно, посмотрим в другой раз. Мы еще текст по английскому не прочитали, а ты, кажется, еще и физику не сделал.

– Да по английскому нас с тобой в прошлый раз спрашивали, так что проглядим быстро этот текст перед уроком, и все. А физика… Авось не вызовут к доске.

– Может, к доске и не вызовут, а вот задача, которая была на дом… Помнишь, Ванюха, Нина Степановна в прошлый раз говорила, что задачи будет очень внимательно проверять?

– Вроде говорила… А ты решил эту задачу?

– Ага. Еще вчера.

– Так дай быстро списать, а потом посмотрим Интернет.

– Да ты что, Вань? Как я могу тебе дать списать? У нас же с тобой разные варианты!

– Точно. Ох, Серега, неохота мне эту задачу решать… Как летом, на каникулах, было хорошо! А теперь уже две недели как занятия, а я все никак не привыкну…

– Да-а, Ванюха, уроки делать – это тебе не компольдов побеждать, тут думать надо!

– Все шутишь, а зря! Между прочим, не победил бы я тогда компольдов, вообще неизвестно, что в мире бы началось! Представляешь себе, вселился бы Капслок в тело Аленки, принял человеческий облик, пришел в наш мир и давай пакостить! А тут я и встал на его пути!

– Ой, спасибо Иванушке, отважному победителю компольдов, за наше счастливое детство!

– Опять, Серега, шутишь! Нет, не любят меня здесь, не уважают! Никто спасибо не скажет, что я компольдов победил… И циклопа, между прочим, тоже! Вот уйду от вас в страну сказок, там-то меня все уважают! И любят! И никто двойку по физике не поставит!

– И что ты там будешь делать, в стране сказок?

– Ну, найду что! Править царствами буду! Вон у царя Салтана я наибольший князь, да и царь Горох мне полцарства обещал... А если война, то поведу полки в бой! Мне, наверное, все цари уже успели присвоить звание верховного воеводы!

– Править, Вань, тоже учиться надо. А тем более водить полки в бой.

– Ты прямо как наш завуч говоришь. Да чему там учиться? Царь Горох вообще неграмотный, а в его царстве, помнишь, как все было хорошо? И какая у него армия была организованная?

– Так то царь. Ты-то не царь.

– И хорошо, что не царь! Буду не царем, а президентом. Устрою в стране сказок демократию, меня будут выбирать, а я буду издавать указы – тут построить завод, там фабрику… Автомобили буду производить, самолеты...

– Ну, Ванюха, ты и загнул! Это Баба Яга, что ли, будет производить самолеты?

– А что, Баба Яга вполне могла бы быть каким-нибудь министром гражданской авиации – вон как в ступе своей лихо летает!

– А на заводах гномы будут работать?

– И гномы, и эльфы, и крестьяне. Хватит им свои пашенки пахать, надо к современной жизни приобщаться! А где рабочей силы не хватит, компольдов привлеку.

– Чтобы они всех перестреляли?

– Почему же перестреляли? Военные компольды пусть остаются в своей стране компьютерных игр, а я привлеку мирных. Буду платить им зарплату, выдавать живую воду – так зачем им в кого-то стрелять? Пусть на заводах работают! Помнишь, Серега, мы в такую компьютерную экономическую игру играли? Там и фабрики, и заводы, и транспорт, и города, и деньги. И я у тебя, кстати, выиграл!

– В компьютерную игру играть – это одно, а в жизни – совсем другое… Ладно, пошутили – и будет. Так что, Ванюха, пойдешь домой делать физику? Или входим в Интернет?

– Давай в Интернет, физика переживет. Авось завтра не проверят.

– Ну, смотри, Вань. Получишь два – я не виноват…

…Естественно, на следующий день Иван получил по физике двойку. И ладно бы просто двойку, а то еще и длинный выговор от Нины Степановны – дескать, думает Иван, что можно понадеяться на «авось», что не проверили задачу – и хорошо, вроде как «пронесло», а на самом деле эта задача – ключ к новой теме, и если ее не решить, то дальше учиться будет все труднее и труднее, а догонять еще труднее, и вообще, Иван сначала сам себе создает трудности, а потом их решает, а успешно ли – посмотрим на контрольной…

– Да, не уважают меня здесь! – злился Иван по дороге домой из школы. – Попробовала бы Нина Степановна поговорить так с наибольшим князем в стране сказок! Сразу бы голову с плеч долой! Нет, голову с плеч – это все-таки слишком жестоко… И в темницу ее сажать было бы все-таки жалко… И вообще, хватит этих жестокостей! Отправил бы я ее управлять каким-нибудь заводом, пусть бы она там компольдам-рабочим выговоры делала и двойки ставила!..

 Аленки дома не было – ее на пару дней забрала к себе бабушка. Папа с мамой были на работе. Иван уселся поудобнее в своей комнате и задумался:

– А почему бы, собственно, не махнуть в страну сказок? Ну, хотя бы ненадолго, чтобы папа и мама не волновались? В тот раз там прошло несколько дней, а тут всего семь минут… А за несколько дней там можно и поговорить со всеми, и понять, стоит ли туда насовсем переезжать… Я ведь пока даже не знаю, как там время идет, и вообще как все живут! Вон мышка-норушка и лягушка-квакушка, небось, уже тысячу лет сидят в своем тереме-теремке! Помню, когда я в первый раз попал в страну сказок, спрашивал про это у Василисы Премудрой, так даже она мне толком ничего ответить не смогла… А Серега вчера вообще не захотел об этом поговорить…

Иван вспомнил свой разговор с Сергеем и опять разозлился, хотя его друг уж точно не был виноват ни в том, что никто не знал, как живет страна сказок, ни в двойке по физике.

– Серега все смеется, все шутит, с ним стало просто невозможно разговаривать! Почему, интересно, он считает, что я не смогу нормально жить в стране сказок? Жаль, я с Мерлином не успел на эту тему посоветоваться – он-то, наверное, все знает, все-таки великий волшебник! А если там можно нормально жить – так почему бы туда не переехать? И папе с мамой предложу – вдруг им там понравится? Им будет, чем гордиться – их сын там не какой-нибудь двоечник, а отважный победитель компольдов, наибольший князь, ближний боярин и все такое! А потом и президентом страны сказок, глядишь, станет!

От гордости за самого себя наибольший князь и будущий президент даже привстал с дивана и выпятил грудь. Потом сел обратно и решил:

– Да! Надо попробовать! Во всяком случае, хорошо бы найти Мерлина и поговорить с ним! Вот только как попасть в страну сказок?

Иван достал из кармана дедушкины швейцарские часы и стал их рассматривать.

– Когда Мерлин меня позвал бороться со злом, я переводил часы, чтобы было семь минут до Нового года... Только это было тридцать первого декабря, много крутить не пришлось… А сейчас середина сентября, это сколько же времени переводить часы придется? Надо посчитать, сколько дней до Нового года, потом умножить на количество часов в сутках… Тысячи какие-то выходят…

И в этот момент Ваня заметил, что под его взглядом стрелки часов, когда-то заколдованных Мерлином и другими волшебниками, закрутились все быстрее и быстрее. Скоро они замелькали с такой скоростью, что их невозможно было различить. Потом часы опять пошли нормально. На них было без семи минут двенадцать.

– Вот это да! – Иван вскочил. – Часы сами поняли, что я хочу попасть в страну сказок! А где проход? Он наверняка должен быть там, где лежит книга сказок, которую Дед Мороз подарил Аленке! Как тогда проходил, так и сейчас пройду, только где эта книга? Вроде Аленка ее никуда не уносила, значит, в ее комнате!

Он помчался в комнату сестры. И действительно, на месте книжного шкафа, в котором стояла книга сказок, был столб густого тумана.

Ни секунды больше не раздумывая, Иван шагнул в туман.

 


ГЛАВА ВТОРАЯ

 

 

В следующий момент Ваня уже выныривал из речки там же, где и раньше, – около лесной опушки и мостков. Вода почему-то сильно пахла мазутом.

– Что-то пригрезилось, видно… Откуда в стране сказок мазут? Может, тут нефть нашли, пока меня не было? И что они с этой нефтью делают? – удивился он, вылезая на берег.

На воде, действительно, была радужная нефтяная пленка. Мостки были сложены из новых бревен, аккуратно покрашены и стянуты металлическими полосами. К ним вела асфальтированная дорожка. Посреди опушки стоял огромный полированный камень с золоченой надписью:

«ЗДЕСЬ ПРЕЗИДЕНТ ИВАН ВПЕРВЫЕ СТУПИЛ НА ЗЕМЛЮ СТРАНЫ СКАЗОК».

– Странно… Вроде бы мне никто титул президента не присваивал… Наибольший князь, воевода полка правой руки, ближний боярин – это да, а президента не помню… Да и нельзя просто так назвать президентом – никто меня не выбирал… И если президент – значит, в стране сказок республика, а какая там может быть республика?.. Тьфу ты, как во рту противно после этого мазута… Кто же так испортил речку? И лес какой-то не такой…

В самом деле, и лес был не таким, как раньше. Осенние листья были не золотистыми, а серовато-пожухлыми. Стояла прекрасная погода, облаков на небе не было, но солнце все равно светило неярко. Иван пригляделся и увидел, что небо было затянуто дымом.

– А дым тут почему? Пожар, что ли?..

Оглядевшись вокруг еще несколько раз, Иван увидел, откуда шел дым. Невдалеке, за речной излучиной, густо дымили две заводские трубы.

Асфальтированная дорожка тянулась через лес в сторону завода. Иван пошел по ней, пытаясь понять, что же все-таки произошло в стране сказок, почему речка в мазуте и небо в дыму. Ничего, кроме нового нападения компольдов, в голову не приходило. Но с чего бы это компольды решили поставить в честь Ивана памятный камень, еще и назвали его президентом?..

Вскоре послышался шум моторов. Дорожка вывела на большое шоссе, по которому то и дело проносились автомобили. Они выглядели как компольдовские, то есть состояли как будто из мелких квадратиков, но были вполне мирными и совсем не зловещими. Да и пассажиры в них сидели абсолютно мирные – ни военной формы, ни автоматов, ни пулеметов…

– Неужели все-таки компольды? Опять страну сказок захватили? – забеспокоился Ваня. – Но почему они без оружия? Наверное, всех сказочных героев уничтожили, воевать не с кем, вот и разоружились! Что же делать, что же делать? Сейчас меня кто-нибудь увидит, военных компольдов вызовет, и все! Надо быстро назад возвращаться! Скажу Сереге, что произошло, и вместе будем думать, как с компольдами бороться!..

И тут позади Ивана кто-то кашлянул. Ваня от неожиданности даже отскочил в сторону. Обернулся. За ним на дорожке стояла кикимора. Одетая в свитер, джинсы и ботинки, с какой-то сумкой в руке, но все равно та самая кикимора. Болотная.

– Ой! Привет, кикимора! – сказал Иван, пытаясь понять, почему лесное существо так странно одето.

Кикимора упала ниц и начала биться головой об асфальт, причитая:

– Здра… Здравствуйте, ваше превосходит… Ой, вы же велели вас так не называть… Простите… Простите, отважный победитель комполь… Ой! И так вы велели вас не называть, чтобы не обижать компольдов… Ой, простите меня, я читать не умею, мне про ваш указ кукушка рассказала, все напутала! Вы повелели называть вас господином пре… президом… дентом… Как же это правильно сказать?..

– Встань, кикимора, а то голову разобьешь! И объясни мне все по порядку, когда это я велел называть себя президентом?

Кикимора вскочила как ошпаренная, замерла по стойке «смирно» и забормотала:

– Ой, простите меня, ваше превосходит… Господин презд… Прездент! Я неграмотная, ваш указ не читала! Мне кукушка все рассказала! Если что не так, это она виновата!

– Да про кукушку я уже понял. Только что-то я такой указ не припомню…

– Конечно, господин през… Господин прездент издает так много указов, куда ему про каждый помнить!

– Ну ладно, кикимора, с указами потом разберемся. Скажи мне лучше, что за завод тут дымит, чадит, небо коптит и в речку мазут сливает?

– А это наш замечательный завод шин для машин! Я сама на нем работаю, вот скоро смена начинается! А вы, господин прездент, наверное, с инспекцией пожаловали?

– С инспекцией, с инспекцией… А кто еще на этом замечательном заводе работает?

– Ну, компольды там, домовые, всякие лесные чудища… Крестьян много, и даже их лошади у станков стоят…

– И компольды, и домовые, и крестьяне? Все вместе? И что, компольды никого не обижают?

– Конечно, нет! За этим наш директор завода следит, чтобы никто никого не обижал, и все хорошо работали!

– А кто у вас директор?

– Как? Неужели господин прездент не знает? Ой, простите! Конечно, господин прездент знает, просто он хочет кикимору болотную проверить! А кикимора знает директора нашего замечательного завода! Это госпожа сестрица Аленушка!

– Надо же! А братец Иванушка?

– Господин братец Иванушка раньше помогал сестрице Аленушке, а недавно пошел на повышение, работает теперь в столице, в каком-то мини… министе…

– Министерстве?

– Точно, министерстве! Простите, господин прездент, я уже на работу опаздываю! Разрешите кикиморе болотной идти? А то ведь мне никто не поверит, что я говорила с самим господином прездентом, что он был без охраны, что он просто так гулял по лесу!

– Разрешаю, разрешаю… Только скажи, как мне в столицу попасть?

– А где же ваша машина, господин прездент? Неужели ваш водитель не знает, как в столицу ехать?

Иван сначала растерялся, а потом нашелся:

– М-м… Да так… Отпустил машину, чтобы в глаза не бросаться… Вот похожу еще по стране, проинспектирую всех, кто как работает, а потом опять начну на машине ездить… И ты, кикимора, никому пока не говори, что меня встретила…

– Не скажу, никому не скажу, господин прездент! А в столицу попасть очень просто – видите, там на шоссе автобусная остановка? Скоро автобус подойдет, как раз в сторону столицы. И ехать недолго, совсем недолго…

Непрерывно кланяясь, кикимора начала пятиться. Потом повернулась и изо всех сил помчалась в сторону «замечательного» завода, изрыгающего клубы черного дыма.

 


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

 

Иван пошел вдоль шоссе к автобусной остановке, все еще подозрительно оглядываясь на проносящиеся мимо компольдовские автомобили. Но никто не обращал на него никакого внимания. Да и в окошках машин мелькали не только безжизненные, как будто сложенные из квадратиков, физиономии компольдов, но и вполне живые лица. Мрачные, сосредоточенные, но живые.

На остановке маячили несколько понурых фигур. Среди них были и рабочие, и компольды, и какие-то существа, похожие то ли на домовых, то ли на гномов. Одеты были кто во что попало – и в джинсы, и в крестьянские шаровары, и в рабочие комбинезоны, и в сапоги, и в кроссовки, и в ботинки. Все были грязными и усталыми – видимо, ехали домой после заводской смены. Никто не обратил на Ивана никакого внимания.

Подкатил автобус, за рулем которого сидел компольд. Толкаясь и ругаясь, все залезли туда. В том числе и Иван.

Подошел кондуктор, похожий на домового. Все расплачивались мелкими серебряными монетами. У Вани в кармане нашлась мелочь, которая вполне подошла для оплаты проезда: кондуктор был настолько усталым и печальным, что даже не вглядывался, что за монетки кладут ему в сумку.

За немытым оконным стеклом проплывали заводы, фабрики, стройки и какие-то неприглядные поселки.

– Извините, этот автобус идет в столицу? – обратился Ваня к сидящему рядом пожилому бородатому рабочему.

– В столицу. А куда там тебе, парень, надо?

– Да мне бы в центр, к дворцу…

– К какому именно дворцу?

– К царскому.

– Какому еще царскому?

– Наверное, он теперь президентский! – сообразил Иван.

– А-а, понятно. Ну вот, доедешь до конечной остановки – автовокзала, потом пройдешь еще немного вдоль по улице, и будет тебе президентский дворец. А ты, парень, видать, нездешний?

– Да, нездешний. Вот столицу хочу посмотреть, – сказал Ваня.

– Ну, не знаю, чего там смотреть! Только если дворцы всяких бывших бояр да князей. Министры они теперь, понимаешь… Позвали в нашу страну компольдов, заводов понастроили, деньги зарабатывают, строят себе дворцы, а мы тут вкалываем ни за грош! И ладно бы нормальные люди вокруг были, а то сплошные компольды! Как мне надоели их тупые физиономии! Вон, посмотри, сидят, и хоть бы что им! Смену у станка отстояли, а попьют живой воды – и будто не работали вовсе!

– А живую воду откуда они берут? – спросил Иван. – Они же вроде без нее здесь вообще жить не могут…

– Выдают им! Сколько им надо, столько и выдают!

– А вам выдают? На лечение, например?

– Куда там! Говорят, если нужна живая вода, так за свои деньги покупайте. А ты знаешь, сколько она стоит? Столько денег за сто лет не заработаешь!  

– А раньше чем вы занимались, пока заводов не было?

– Да кто чем. Я вот, например, в царстве-государстве царя Гороха землю пахал. Вот время было! Весело было, светло, чисто! Песни мы пели! Эх, какая славная была песенка:

Распашу ль я, распашу ль я

Пашенку, пашенку!

Я посею, я посею

Лен-конопель, лен-конопель!

Тонок, долог, тонок, долог,

Бел-волокнист, бел-волокнист…

Бывший крестьянин замолчал и украдкой смахнул слезу.

– А чего сейчас землю не пашете? – спросил Иван.

– Да кому в наше время нужны крестьяне? Все теперь компольдовская техника делает! Вот и приходится идти на заводы, вместе с компольдами вкалывать!

– Прямо не жизнь! – включился в разговор еще один рабочий, помоложе, сидящий на скамье сзади. – Я раньше, при царе Салтане, купцом был, уважаемым человеком. Все, как положено – лавка у меня была, утром и вечером – чай, самовар, на масленицу – ярмарка, кулачные бои, потехи молодецкие… А теперь с утра до ночи – в цеху, у станка… Пыль, копоть, грохот…

– А, например, в стране английских сказок теперь тоже компольдовские заводы? А в немецких сказках? – спросил Иван.

– Эко ты, парень, куда хватил – английские и немецкие сказки! – сказал рабочий, который когда-то был крестьянином. – Нет, говорят, там все по-старому. Это только у нас господин президент, будь он неладен, компольдов пригласил заводы да фабрики строить! Ну, и понастроили! Дым, грязь, дышать нечем, в реках да озерах не искупаешься, с завода приходишь, валишься спать, как убитый, а наутро опять на завод!

– Господин президент? Иван, что ли?

– Иван, Иван! Кстати, парень, ты ведь на него очень похож! Знаешь это? Надо же, как бывает!

– Бывает, бывает… Я вот чего не понимаю: он же сам когда-то победил компольдов, чего же он решил их пригласить?

– А кто его знает, бывшего отважного победителя компольдов!

– Почему бывшего?

– Да ты что, парень, не слышал про президентский указ, где он велел не называть себя отважным победителем компольдов, чтобы их не обижать? Как же, обидятся эти дубины! Эй, ты! – пожилой рабочий обратился к сидящему неподалеку компольду. – Тебе обидно, когда напоминают про то, что когда-то наш президент вас победил?

Компольд тупо поглядел на него и ничего не ответил. Видимо, вопрос был слишком сложным для разума из компьютерных игр.

– Вот видишь? И этих безмозглых тварей можно обидеть?.. Ладно, бывай, парень. Нам выходить. А тебе до конечной, помнишь?

– Помню, помню. Спасибо вам большое.

За окном автобуса потянулись унылые фабричные окраины столицы. Грязь, мусор на улицах, пожухлые листья на редких деревцах, дым из заводских труб, кривые заборы из облезлых досок, покосившиеся бараки, понурые люди, мрачные компольды… В общем, зрелище было настолько удручающим, что Ваня отвернулся от окна и стал пытаться понять, что за президент управляет сейчас страной русских сказок.

В голову пришла единственная логичная мысль: кто-то, очень похожий на него, выдал себя за отважного победителя компольдов, захватил власть в стране, объявил себя президентом, пригласил компольдов и понастроил фабрик и заводов. Никакого другого объяснения тому, что произошло в стране сказок, придумать не удавалось.

– Но как могло так получиться, что никто из моих здешних друзей не заметил обмана? – ломал голову Ваня. – Ни царь Салтан, ни царь Горох, ни Кощей Бессмертный, ни Василиса Премудрая, ни волшебник Мерлин... Как это так? Страна русских сказок погибает в дыму и копоти, народ страдает, – и никто этого не заметил, никто не вывел самозванца на чистую воду, никто не послал за настоящим Иваном – отважным победителем компольдов... Или самозванец всех посадил в темницу? Вряд ли – вон и сестрица Аленушка управляет заводом шин для машин, и братец Иванушка работает в каком-то министерстве…

Автобус подъехал к конечной остановке. Иван вышел из него и зашагал по улице в том направлении, которое указал ему пожилой рабочий.

 


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

 

За время, что Иван не был в столице царя Салтана, город сильно изменился. То там, то тут среди низких деревянных домиков торчали некрасивые высотные здания и фабричные трубы. Улицы были полны автомобилей. Все было серым и закопченным. Кое-где серость скрадывалась яркой рекламой, но в целом впечатление было так себе. Особенно для Ивана, который в последний раз видел этот город чистым, утопающим в белоснежном снегу, с аккуратными дымками, поднимавшимися из печных труб в морозное небо почти вертикально.

– Надо же, до чего этот самозванец довел страну! – не на шутку рассердился Ваня, едва успев увернуться от промчавшегося мимо автомобиля, который к тому же обрызгал его грязной водой из лужи. – Хоть столицу мог бы поддерживать чистой и красивой, а то ведь и тут все какое мерзкое! Ну, ничего, сейчас я явлюсь во дворец и разоблачу гнусного обманщика! Меня же в стране сказок все знают – и цари, и богатыри, и волшебники! Увидят меня, поймут, что отважный победитель компольдов – это я, и все хорошо будет!..

Все больше и больше распаляясь, Иван подошел к главной площади. Бывший дворец царя Салтана, а ныне президентский, был перестроен так основательно, что Ваня не сразу его узнал. Камень, дерево, бетон, стекло – все это было перемешано столь причудливо и бесформенно, что и зданием назвать было трудно. Вокруг были густо расставлены искусственные деревья в кадках.

Единственное, что красило это уродливое сооружение, – его чистота. Пожалуй, это было первое чистое здание из всех тех, которые Иван успел увидеть в стране сказок.

– Свой-то дворец отмыл, самозванец подлый! А страна вся в дыму и копоти! – цедил Ваня сквозь зубы.

У входа во дворец стояли два охранника. Судя по окладистым бородам, когда-то они были стрельцами, только сейчас были одеты не в кафтаны, а в аккуратную черную форму с какими-то нашивками.

Иван решил сначала постоять в стороне и понаблюдать, кто будет входить, кто выходить, не увидит ли он каких-нибудь своих друзей или знакомых. Но стоять не пришлось – охранники сразу его заметили. Один крикнул другому:

– Это же господин президент! Быстро зови главного начальника охраны! А я побегу докладывать!

Подбежал к Ване, встал по стойке «смирно» и начал:

– Господин президент, разрешите доложить, за время вашего отсутствия никаких происшествий не произошло…

В это время из дверей дворца выскочил Леший. Одетый в такую же черную форму, только с другими нашивками. Видимо, он и был главным начальником охраны. Тоже подбежал, оттолкнул охранника, стал низко кланяться и затараторил:

– Господин президент! Как же так? Вы ушли в город без охраны? Да я смотрю – и переоделись… И как же вы вышли так, что охрана вас не заметила? Позвольте проводить вас в ваши покои… Ох, простите, все никак не привыкну… В вашу резиденцию! Или вы желаете еще поработать? Тогда позвольте проводить вас в кабинет!

– Ну, давай, провожай в кабинет. Поработаю еще, посмотрю, кто страну русских сказок до такого состояния довел! – сказал Иван сурово. Впрочем, суровость была напускной – на самом деле он обрадовался, что все его сразу узнали, и что все так просто разрешилось. А самозванец, наверное, увидел из окна, как настоящий Иван подходит к входу, и сбежал!

Леший повел Ивана по длинным коридорам дворца. Навстречу то и дело попадались то какие-то чиновники в пиджаках и галстуках, то компольды во фраках и котелках – точь-в-точь как из той экономической компьютерной игры, в которую они недавно играли с Сергеем.

Леший все время кричал: «Посторонись, идет господин президент!». Встречные отшатывались к стенкам и раскланивались, некоторые тут же прятались за дверями своих кабинетов. Пару раз кто-то попытался подбежать к Ивану с какими-то бумагами на подпись, но Леший рявкал, что господин президент «ходил в народ» и устал, что он все подпишет завтра. Чиновники кланялись и отставали.

– Да-а, ну и наделал тут делов самозванец! – бурчал Иван себе под нос, глядя на всю эту бумажную беготню. – Развел бюрократию, а страна…

Договорить про страну он не успел. Со словами: «Пожалуйте, господин президент!» Леший раскрыл перед ним огромные двери. Ваня вошел в приемную, где сидели (тут же вскочили и поклонились) несколько чиновников и компольдов. Леший забежал вперед и открыл перед ним еще одну большую дверь с большой бронзовой табличкой «ПРЕЗИДЕНТ». Иван прошел туда и замер.

Поразил его не президентский кабинет, хотя ему приходилось видеть такие только по телевизору. Поразило его то, что за широким письменным столом сидел… он сам. Такой же худой, такие же веснушки, такие же непокорные вихры… Только на Иване были джемпер и джинсы, а на его двойнике – черный костюм, белая рубашка и галстук. Но из кармана костюма свешивалась точно такая же цепочка, как на дедушкиных швейцарских часах. Ваня даже машинально схватился за свой карман, чтобы проверить: на месте ли его часы? Часы были на месте.

Иван растерянно огляделся. На пороге кабинета, выпучив глаза, замер Леший, за ним толпились чиновники и компольды, вытягивая шеи, чтобы лучше рассмотреть происходящее.

Двойник встал. Властно сказал Лешему:

– Закройте, пожалуйста, дверь. С той стороны.

Дверь захлопнулась.

Несколько секунд Иван и его двойник молча смотрели друг на друга. Первым нарушил молчание Ваня:

– Ну что, самозванец, испугался? Все, кончилось твое правление! Пришел настоящий победитель компольдов!

– Я самозванец? Нет, Иван, ты ошибся!

– Я, что ли, самозванец?

– Нет, почему же? Ты Иван, наибольший князь, победитель компольдов, воевода полка правой руки, ближний боярин и так далее.

– Что-то я не понял. Если я Иван, наибольший князь и так далее, то ты кто такой?

– Иван, наибольший князь, победитель компольдов, воевода полка правой руки, ближний боярин и так далее, а теперь еще и президент страны русских сказок. И разница между нами в том, что я президент, а ты не президент.

Ваня опять ничего не понял. Уселся в глубокое кресло и сказал:

– Слушай, Иван, или кто ты там! То, что ты президент, а я не президент, мне и так ясно. И слава Богу, что я не президент – мне было бы стыдно управлять страной с грязными реками и черным от дыма небом! Но это я победил компольдов! И циклопа! И это мне царь Салтан пожаловал титул наибольшего князя! А царь Горох – титул первого ближнего боярина! 

– Тебе, Иван, тебе. И мне тоже. Потому что я – это ты.

– Ну, ты даешь! Как же это так?

– Ну, тогда слушай, Иван, с самого начала, – сказал двойник, усаживаясь в кресло напротив Вани. – Помнишь, ты рассказывал Сереге, что хотел бы стать президентом страны сказок, построить заводы и фабрики и все такое?

– Помню. Только ты-то откуда это знаешь?

– Да потому что я – это ты! И это я тогда рассказывал все это Сереге. Ну, считай, что мы это вместе ему рассказывали. А потом ты остался в реальном мире, а я оказался в стране сказок. Кстати, получил ты на следующий день двойку по физике?

– Получил, получил. Так выходит, во время разговора с Серегой я раздвоился?

– Ну, вроде того. Ты ведь тогда захотел переселиться в страну сказок? Вот и переселился.

– Получается, это не я переселился... Или переселился как-то странно…

– А ты что, надеялся переехать в страну сказок, как в новую квартиру? Нет, так не бывает. Считай, что я – твой образ, который живет здесь, в сказочной стране. А тебе тут не место. Возвращайся в свой мир и исправляй двойку по физике.

– Я-то двойку исправлю, а вот как ты исправишь все то, что натворил в стране сказок?

– И что же я такого натворил?

– Не понимаешь? Выгляни в окно, какая вокруг серость и грязь! Какие все мрачные! Не страна сказок, а промзона какая-то! И компольды кругом, смотреть противно!

– Ну, если тебе, Иван, не нравятся промзоны и компольды, то зачем же ты тогда говорил Сереге, что хотел бы настроить фабрик и заводов, пригласить компольдов на них работать и так далее? Вот я и сделал то, что ты хотел. И президентом, кстати, ты тогда хотел стать!

– Да, действительно, хотел… – Ваня схватился за голову. – И что же теперь делать?

– Да ничего! Все нормально! Возвращайся к себе, а через годик–другой заезжай в гости! Как раз новый авиационный завод будет готов! Полетаем на самолете – не компольдовском, а произведенном в стране русских сказок! Так сказать, отечественного производства! Кстати, знаешь, кто руководит строительством завода? Баба Яга! Помнишь, ты… то есть я… говорил Сергею, что ее можно назначить министром гражданской авиации? Я так и сделал. И неплохо справляется бабуся!

– Нет уж! – Ваня вскочил с кресла. – Я тогда наговорил Сереге всяких глупостей – так что же, стране сказок теперь всю жизнь страдать? Нет! Не позволю я тебе продолжать губить природу! И людей заставлять работать на заводах рядом с компольдами! Пока все здесь не будет по-старому, никуда отсюда не уйду!

– Не уйдешь? – зловеще спросил двойник, тоже вставая.

– Не уйду.

– Значит, мешать мне собираешься?

– Собираюсь!

– Ну, смотри, Иван. Хотел я с тобой по-хорошему, а не получается…

– И что? Арестуешь меня? Казнишь? В темницу заточишь?

– Зачем же? У нас теперь все это отменено, никаких казней, никаких темниц, только изоляторы есть…

– Ну, сажай, сажай в изолятор, если у тебя нет совести!

– Да при чем тут совесть? Когда управляешь страной, тут не до совести… Проблема-то в другом. У нас тут теперь демократия, все по закону, и я один не могу решать, кого сажать в изолятор и на сколько времени. А тебя уже многие видели, теперь потихоньку от тебя не отделаешься, придется всем объяснять, что появился кто-то, очень похожий на меня, и что его надо посадить в изолятор… Еще и судить тебя придется…

– Как у тебя, оказывается, все сложно! – насмешливо сказал Ваня.

– А ты думал? Это у царей все просто – чуть что, и голову с плеч. А я президент, у меня все по закону, по суду… А судьи мне скажут – ну и что, мало ли кто на кого похож, так что же – всех похожих на президента в изолятор сажать? И скажут – пусть идет своей дорогой, не надо его трогать… И придется тебя отпустить.

– Ну и отпустишь, никуда не денешься!

– Но ты ведь не успокоишься и мешать мне будешь?

– Я же сказал – буду!

– Послушай, Иван! А давай все-таки попробуем решить все по-хорошему, по-родственному!

– По-родственному? И что ты предлагаешь, родственничек?

– А вот что: если ты не хочешь послушать меня, что надо уйти подобру-поздорову, так послушай своих друзей.

– Каких друзей?

Вместо ответа двойник нажал звонок на столе. В дверях появился Леший. Неуверенно обратился к обоим:

– Что прикажет… прикажут… господин… господа?

– Срочно соберите, уважаемый Леший, заседание совета министров! – сказал двойник. – Чтобы все министры там были!

– Господин президент, позвольте спросить: явка для всех обязательна или нет? Кощей Бессмертный сейчас ведет заседание директоров фабрик, а Василиса Премудрая принимает послов страны китайских сказок…

– Так пусть прервут свои заседания и приемы! Сами, уважаемый Леший, видите, что дело тут важное и безотлагательное! Так всем и передайте: явка строго обязательна!

Леший поклонился и исчез за дверью.

– Так что, у тебя в министрах не только Баба Яга, но и Кощей, и Василиса? – удивился Иван.

– И не только они. Сам увидишь. Скоро все соберутся, а ты пока, если хочешь, почитай газеты.

– В стране сказок теперь есть и газеты?

– А как же? Вот, смотри.

Газеты оказались очень однообразными и скучными. Сообщения о том, сколько какой-то завод выпустил продукции, сколько зерна намолотили компольдовские трактора и комбайны, сколько самолетов участвовало в последнем военном параде, сколько компольдов переехало жить в страну русских сказок, сколько послов других сказочных стран принял господин президент… Цифры, цифры… Здесь увеличилось, там улучшилось…

Пока Ваня просматривал газеты, двойник молчал. Потом спросил:

– Ну как, ты не передумал мне мешать? Посмотри, как у нас в стране сказок все хорошо!

– По твоим газетам, родственничек, у тебя действительно все хорошо! А ты поезди по стране – и не на машине с охраной, а на автобусе! С народом поговори, узнай, как ему живется! На компольдов мерзких посмотри! На заборы и бараки! На черный дым из труб! На леса закопченные!..

– Ладно, ладно, Иван. Не буду я тебя переубеждать – ты меня все равно не послушаешь, только зря потеряем время, а там уже, наверное, все собрались. Идем в зал заседаний.

 


ГЛАВА ПЯТАЯ

 

 

Зал заседаний представлял собой огромную комнату, как будто вышедшую из того же фильма про жизнь миллионеров, что и президентский кабинет. Вокруг длинного отполированного стола в кожаных креслах сидели министры.

Войдя в комнату, Иван настолько растерялся, что потерял дар речи. За столом сидели не только Кощей, Василиса и Баба Яга, но и царь Салтан, и Иван-царевич, и Иванушка-дурачок со своими старшими братьями, и дядька Черномор, и Илья Муромец, – все в строгих деловых костюмах. На одном из кресел примостился кот ученый, без костюма, но в галстуке-бабочке. Единственными незнакомыми лицами были два компольда в котелках и фраках – видимо, из какой-нибудь экономической игры.

Увидев Ивана и его двойника, все встали, растерянно глядя на них. Ваня хотел броситься здороваться со своими друзьями, но двойник его опередил:

– Садитесь, садитесь, господа министры! И вы, уважаемый двойник, садитесь! Вот тут свободное кресло!

– Да какой я тебе двойник? Сам ты двойник! – закричал Иван.

– Ну, кто из нас двойник, а кто нет, нам господа министры и помогут выяснить. Не возражаешь, если я поставлю этот вопрос на обсуждение?

– Ставь, ставь! – сказал Иван, плюхаясь в предложенное кресло.

– Итак, господа министры, возникла непростая ситуация. Перед вами два Ивана – я и вот этот. Каждый считает, что он тот самый, который победил компольдов и циклопа. В принципе, это так и есть. Как так получилось – неважно, на то и страна сказок, чтобы в ней происходили удивительные вещи. Важно то, что я – президент, а он – не президент. Правда ведь, ты не президент? – обратился он к Ивану.

– Не президент, и не собираюсь им быть! – отрезал Ваня.

– Вот видите, господа министры: я – президент, а он – не только не президент, но еще и считает, что мы неправильно управляем страной сказок. Считает, что нужно закрыть все фабрики, все заводы, выселить всех компольдов и вернуться к тому, что было раньше, при царях. Ты ведь так считаешь? – спросил он Ивана.

– Да, считаю!

– Ну вот, господа министры, теперь вы все знаете. У тебя, Иван, есть что добавить?

– Конечно, есть! Да вы что, друзья? Кого вы слушаете? Я вчера… То есть для вас не вчера, а давно… Неважно… Наговорил Сереге всяких глупостей, что надо бы в стране сказок сделать все по-современному, фабрик и заводов понастроить, компольдов пригласить работать… И что президентом хотел бы стать… И тут же в стране сказок появился мой образ – вот этот… Стал президентом, настроил фабрик… И вот до чего он довел страну… Жить невозможно!

– Почему же невозможно? – подал голос Кощей. – Очень даже возможно.

– Как это возможно? Дышать же нечем! И мазут везде! Пойди, Кощей, в речке искупайся, а я на тебя посмотрю!

– Да у меня во дворце большой бассейн! Самый большой в стране сказок! – Кощей не упустил случая похвастаться. – Так зачем мне речка?

– Как же? Дядька Черномор! Ведь и твое море, небось, тоже все в мазуте! Не противно тебе?

– Не знаю... – отозвался богатырь. – Ездил я недавно на флот с инспекцией, но, сам понимаешь, военно-морскому министру незачем в море самому лазить, для этого матросы есть…

– И ты, Илья Муромец, того же мнения?

– А что? Мы с дядькой Черномором завсегда заедино, – густым басом ответил богатырь, черный костюм которого, казалось, вот-вот расползется по швам на мощных бицепсах. – И зря ты, добрый молодец, хочешь прогнать компольдов. Я, как военный министр, могу сказать, что они отличные солдаты – выносливые, исполнительные, дисциплинированные…

– А лес вам не жалко? Дубравы, ельники, березняки? Вся листва там от фабричного дыма пожухла! Вот ты, Иван-царевич, не хочешь погулять по лесу, воздухом подышать, пение птичек послушать?

– Да когда мне гулять, воздухом дышать? Мне моим министерством надо руководить! А если мне пение птиц послушать захочется, я лучше в зоопарк схожу!

– Царь Салтан! Неужели и ты не хочешь, чтобы все было как прежде? Тебя же этот президент сверг – и тебе не обидно?

– Почему же сверг? Просто мы договорились, что все должно быть по-новому, и решили, что у князя Ивана лучше получится управлять, чем у меня. А потом были выборы, и народ нас поддержал. Князь Иван стал президентом, а я у него вельможа… Ну, не вельможа, а этот самый… Тьфу ты, никак не привыкну… Министр!

– Так ведь князь Иван – это я! – воскликнул Ваня в отчаянии.

Но двойник спокойно и уверенно возразил:

– Ты князь Иван, никто с этим не спорит. Но я тоже князь Иван, и с этим тоже никто не спорит.

– Я спорю! Я! Ты всего лишь мой образ! Ты появился в стране сказок, когда я Сереге говорил про фабрики и компольдов! Значит, я – настоящий Иван, а ты – моя копия!

– А я на это скажу, что ты – моя копия! Я сказал Сереге про фабрики и компольдов, и тут же переселился в страну сказок! А в реальном мире я оставил свою копию, то есть тебя!

– И зачем же ты ее там оставил?

 – Ну, например, чтобы мама с папой не волновались! Такое объяснение тебя устраивает?

Ваня окончательно растерялся и замолчал. А двойник продолжил:

– Да и надо ли спорить, кто из нас чья копия? Вот мы с тобой тут оба, и господам министрам надо сделать между нами выбор. Для этого я всех и собрал, и сразу же всем сказал, что разница между нами лишь в том, что я – президент, а ты – не президент. И правильно ведь сказал? Правда, уважаемые господа министры?

– Правда, правда! – раздались голоса.

– И ты, Иван, подтверди: правильно я говорю, что мы предлагаем всем присутствующим сделать выбор – жить по-старому, как при царях, или по-новому?

– Правильно… И что, друзья, вам так нравится быть министрами? Нравится, что вами этот президент управляет?

– Нравится! Очень нравится! – послышалось со всех сторон.

– И тебе, Василиса Премудрая, нравится быть министром? – спросил Иван, уже ни на что не надеясь.

Министр Василиса, по-прежнему очень похожая на учительницу физики Нину Степановну, сказала целую речь. Из нее следовало, что страна русских сказок под руководством президента Ивана процветает, что с ней теперь считаются во всех других сказочных странах, что многие иностранные короли и волшебники обменялись с президентом Иваном послами, что теперь все живут в мире и зарабатывают деньги, а что если пока еще и есть проблемы с вредными выбросами заводов, так с ними идет борьба, и за последний год их даже немного сократили.

Речь была настолько длинной, что кот ученый, до этого пытавшийся внимательно слушать, свернулся клубочком в своем кресле и уснул. Двойник Ивана, наконец, прервал Василису:

– Спасибо, спасибо, госпожа министр! Ну, Иван, я думаю, ты все понял? У нас тут всем все нравится, все довольны! Мир, дружба и согласие! Если хочешь знать, я даже Соловья-Разбойника и Тугарина Змиевича простил, они теперь тоже делом заняты. Хорошо было бы тебе еще царя Гороха послушать, как он всем доволен! Только он на пенсии, министр из него не получился – все-таки совсем неграмотный, стыдно… Но зато вот сыновья его здесь, они подтвердят, что старик всем доволен…

Иванушка-дурачок и два его старших брата согласно закивали.

– Все, господа? Все высказались? Могу я ставить вопрос на голосование? – торжествующе спросил двойник.

– Ставь… – безнадежно сказал Иван.

– Итак, кто доволен правлением президента, прошу поднять руку!

Все министры подняли руки.

– Кто недоволен правлением президента и хочет, чтобы все было как раньше, как при царях, без фабрик и заводов, прошу поднять руку!

Ни одной руки не поднялось.

– Кто воздержался?

Ни одной руки.

– Объявляю результаты голосования: за – все, против – нет, воздержавшихся – нет. То есть единогласно.

Двойник выдержал эффектную паузу и повернулся к Ивану:

– Ну что, сам найдешь дорогу домой, или вызвать тебе машину?

– Сам найду… – промямлил Ваня, едва сдерживая слезы. С трудом встал из кресла – ноги не слушались. Стараясь держать голову прямо, в гробовой тишине он вышел из зала. Закрывая за собой дверь, успел услышать слова своего двойника:

– Заседание окончено. Всем спасибо, все свободны…

 


ГЛАВА ШЕСТАЯ

 

 

Понуро глядя себе под ноги, Иван брел по длинным коридорам президентского дворца. Мимо пробегали чиновники. Некоторые, увидев Ивана, переглядывались и шептались – видимо, уже знали про то, что произошло.

– Извините, где тут выход? – обратился к одному из чиновников Ваня.

– Вон туда, по коридору направо, а потом вниз по лестнице. Простите, а можно спросить: вы господин президент или не господин президент?

– Нет, я не господин президент.

– А кто же вы? Вы так на него похожи…

– Я жалкий двоечник, погубивший своей ленью и безответственностью страну сказок, – самокритично заявил Иван, отправляясь в указанном направлении.

Навстречу по коридору важно шел серый волк.

– Привет, серый! – рассеянно сказал Иван, пряча глаза и собираясь пройти мимо.

– Привет, привет, добрый молодец! – радостно отозвался волк. – Давно тебя не видел! Слышал я, что ты теперь тут вроде как самый главный? Слово какое-то, все никак не выучу… Презд…

– Президент. Нет, волк, я не президент. И не буду президентом. Пусть мой двойник тут правит, новые фабрики строит, если всем все нравится, все всем довольны… А я сейчас на автовокзал, домой поеду… Мне двойку по физике исправлять надо…

– Извини, добрый молодец, но я совсем ничего не понял. Вижу только, что ты невесел, что ты голову повесил… Чем я могу тебе помочь? Может, тебя куда-нибудь отвезти?

– Не надо, спасибо… Ты же, наверное, здесь по каким-нибудь делам?

– Да мне сказали, надо во дворец зайти, какую-то бумагу подписать, по которой мне угодья заповедные в благодарность за службу выделены… А я ни писать, не подписываться не умею, вот только лапу приложить могу…

– Вот видишь, какое дело серьезное – бумагу подписать, лапу приложить… Так что не отвлекайся… А я уж так, на автобусе… У меня вон и мелочи еще много в кармане…

И в этот момент в конце коридора показался кот ученый, мчащийся огромными прыжками. Подлетев к Ивану с волком, он закричал:

– Отважный победитель компольдов! Я все понял! Я тогда заснул, когда Василиса речь говорила, и когда все вышли, никто не заметил, что я остался! А когда я проснулся, то услышал, что президент позвал Лешего и спрашивает, можно ли на него положиться, можно ли ему полностью доверять! Тот, конечно, ответил, что можно! Тогда президент повелел ему взять несколько доверенных человек из охраны, потихоньку тебя арестовать, отвезти в изолятор, а там без суда и следствия обратить в металл! Вот какой, оказывается, наш президент! А отважный победитель компольдов не такой! Он никогда не поступил бы так подло! Значит, этот президент – не победитель компольдов, а самозванец! А ты настоящий Иван!

– Ну, спасибо, кот ученый! – Ваня на радостях обнял кота и расцеловал. – Теперь мне не так тоскливо будет домой возвращаться! Хоть ты меня обрадовал!

– Боюсь, отважный победитель компольдов, рано нам радоваться! Я как услышал, о чем говорили президент с Лешим, так сразу вскочил и выбежал! И они теперь знают, что я все знаю и тебе расскажу! И Леший уже наверняка поднял охрану и гонится за нами! Да вон они!

Действительно, в конце коридора показались несколько быстро шагающих охранников. Увидев Ивана и кота, они перешли на бег.

Почти что машинально Ваня схватил кота ученого в охапку и запрыгнул на широкую волчью спину.

– Волк, выручай! Скорее к выходу! Кот, держись крепче! – крикнул он, судорожно вцепляясь в шерсть на сером загривке.

И волк рванулся вперед. Охранники стали доставать пистолеты, но беглецы уже успели завернуть за угол коридора. Расшвыривая зазевавшихся чиновников и попадавшихся на пути охранников, серый волк мчался в сторону выхода. Еще один поворот… Волк поскользнулся, но устоял… Кот чуть не сорвался, но Иван успел схватить его за хвост… Вниз по лестнице… Ваня едва не перелетел через волчью голову, но удержался… Еще один коридор… Холл… Вот и выход…

– Стоять! Вы арестованы! Будем стрелять! – раздались крики охранников, стоящих у выхода. Один из них лихорадочно запирал двери.

– Волк, прыгай прямо в окно! Авось тут стекло не бронированное! И закрой глаза, чтобы осколками не поранить! – закричал Иван, пригибая головы – свою и кота.

Звон разбитого стекла, и серый волк выскочил на улицу. Выстрелы… Еще выстрелы… Но, конечно, попасть в бешено мчащегося по улице волка было нереально.

Откуда-то из-за угла вылетела патрульная машина и преградила дорогу. Огромный прыжок – и волк перелетел через нее. Каким-то чудом Иван и кот в момент этого безумного полета смогли удержаться на его спине.

– К лесу, серый! К лесу! Кот, где тут ближайший лес?

– Направо, потом все время прямо!

– Слыхал, волк?

Задыхавшийся от бешеной скачки волк не ответил, только кивнул головой. Крутой поворот – и в конце длинной улицы показались деревья.

Сзади истошно завыли сирены – их нагоняли две патрульные машины. По прямой они мчались быстрее волка.

– Серый, быстро поворачивай вон в тот переулок! А теперь налево – в огороды!

Петляя между домами и перепрыгивая заборы, серый волк несся в сторону леса. Сбоку выскочила еще одна патрульная машина, попыталась таранить волка, но тот увернулся, и автомобиль врезался в столб. Выскочившие из него компольды-полицейские открыли огонь.

– Волк, давай зигзагами!

Прыжок влево, прыжок вправо – и все пули просвистели мимо. Еще один поворот… Вот и край леса…

Тяжело дыша, волк углублялся в чащу. Иван с котом едва успевали уворачиваться от веток. Еще несколько минут, и опасность миновала: в такой чащобе догнать их было невозможно.

Выбежав на небольшую опушку, волк остановился. Иван и кот ученый слезли с него и, обессиленные, упали на траву. Рядом повалился серый.

Некоторое время все молчали – приходили в себя. Первым нарушил молчание кот, начавший напевать:

– Разорил нашу сторонку злодей боярин, господин,

Как повыбрал он, злодей, молодых наших ребят,

Молодых наших ребят во солдатушки,

А красных наших девушек – во служаночки,

А матушек с батюшками – на работушку…

Ваня поспешил его перебить:

– Спасибо тебе, кот, спасибо. И тебе, волк, спасибо. Ты прямо как в приключенческом фильме от погони уходил! Ну, что, отдохнем еще немного – и по домам?

– По каким домам? – удивленно спросил кот ученый. – Добрый молодец, ты, наверное, забыл, что за нами теперь все президентские войска охотятся! У моего дома точно засада, да и волк теперь нигде появиться не сможет!

Иван застыдился, что не подумал о коте и волке, но быстро нашелся:

– Да ты что, кот! Как же я тебя теперь брошу? Я же не какой-нибудь там президент! Я имел в виду – ко мне домой. Аленка давным-давно кошечку просит, а серого я за собаку выдам. Скажу, такая вот сверхпородистая овчарка. И буду по утрам и вечерам выгуливать. А, волк? Поедем ко мне?

Волк хотел что-то сказать, но кот ученый его опередил:

– Боюсь, отважный победитель компольдов, что и к тебе мы не попадем. У речки, где проход в твой мир, президент наверняка охрану выставил.

– М-да… Куда же ехать? Скажи мне, кот, а кто-нибудь в стране русских сказок выступает против президента этого самозваного? Выборы же были, значит, были еще кандидаты…

– Да кого президент назначил – те и были кандидатами! Нет, добрый молодец, в нашей стране мы никого не найдем. Даже царь Горох на стороне самозванца. А сыновья царские у него в министрах – это ты сам видел. От одного порченого яблока целый воз загнивает…

– Ну, а если в русских сказках нам никто не поможет, то, может, в английские попробуем пробраться? Там все-таки великий волшебник Мерлин, вряд ли он этого президента поддерживает… Мне в автобусе говорили, что у него нет ни фабрик, ни компольдов…

– Я тоже слышал, что у Мерлина все по-старому, – согласился кот ученый. – Он даже запретил своим купцам торговать с компольдами.

– Так поехали к Мерлину! В какую сторону граница английских сказок?

– Примерно там, – указал направление кот, немного подумав и посмотрев на солнце, пробивающееся сквозь серую дымку. – Только знаешь, отважный победитель компольдов, как президент охраняет границу? Мышь не проскочит!

– Ну, мышь не проскочит, так волк пробежит! Неужели лесами не проберемся?

– Надо, надо попробовать… Знаю я один темный лес, он прямо к стране английских сказок выходит… И отсюда до него можно перелесками добраться…

– Ну, тогда поехали! Эй, серый волк, отдохнул?

– Ага. Садись, добрый молодец. И ты, котяра, залезай, только не царапайся.

 


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

 

Вечерело. Серый волк бежал то по лесным тропинкам, то по краям лесных опушек, то напрямик через редколесье.

Иван, уже привыкший к тряске, осматривал окрестности. Ничего хорошего ему увидеть не удавалось. То там, то тут лучи закатного солнца застилали клубы дыма из фабричных труб. То там, то тут на полях шло строительство каких-то новых комбинатов. То там, то тут приходилось пересекать вновь проложенные автодороги, озираясь, не приближается ли автомобиль.

Кот постоянно напевал унылые народные песни вроде: «Не шуми ты, мать зеленая дубравушка, не мешай мне, молодцу, думу думати», и от этого пейзаж казался еще печальнее. Впрочем, все попытки остановить кота и переключить его внимание на что-нибудь другое, кроме песен, были безуспешными.

Но, наконец, кот радостно сообщил:

– Ну вот, отважный победитель компольдов, мы и подъезжаем к темному лесу. Только боюсь, солнышко скоро закатится. Как мы в темноте тропинки искать будем?

 – Да ладно тебе, кот ученый! До темноты еще долго! Поехали, пока хоть что-то видно, а там остановимся в лесу, заночуем! Не ночевать же в чистом поле! Вон, смотри, компольдовский вертолет летит – небось нас ищет!

– А может, он просто так летает? – с надеждой спросил кот. – Все-таки в стране мир, дружба, согласие…

– Будет тебе боевой вертолет просто так летать! Ты же сам, кот, говорил, что за нами теперь все президентские войска охотятся! Нет, уж лучше давай в темный лес уходить. Спокойнее будет. Где начинается тропинка? Волк, поехали туда!

– Поехали, добрый молодец, – отозвался волк.

Темный лес, действительно, был очень густым и темным. Деревья вокруг узкой лесной дорожки стояли стеной. Ветра не было, и вокруг было так тихо, что звенело в ушах. Даже кот ученый замолчал. Слышалось только мерное дыхание волка.

Скоро совсем стемнело, и стало трудно различать тропинку и увертываться от веток. Но вот впереди показалась опушка.

– Здесь и остановимся, – сказал Иван. – И заночуем. Костер бы разжечь, да спичек нету. Да и с вертолета могут огонь заметить… Ну ничего, не замерзнем! Все-таки не зима на дворе, а золотая осень!..

Все уселись рядом посреди опушки. Волк и кот тут же уснули. Ивану спать не хотелось, но постепенно сон все-таки сморил и его. Привалившись к теплому волчьему боку, Ваня сладко засопел.

Проснулся он от дикого воя, доносившегося из леса.

– У-у! Уа-ау! А-а-а-у-а-а! – зловеще завывали со всех сторон.

Ваня впервые в жизни понял, что чувствует человек, когда волосы от страха встают дыбом. Он вскочил на ноги и стал озираться вокруг. Вскочили и кот, и волк.

Ночь была абсолютно темной – ни луны, ни звезд. Вокруг опушки стеной стояли черные деревья. И отовсюду доносился жуткий вой.

Кот выгнул спину и стал шипеть – прямо как кот Бабы Яги. Серый волк оскалил зубы и зарычал.

– Неужели… Неужели волки? – спросил Иван.

– Может, и волки… – дрожащим голосом произнес кот. – Ведь не один наш серый волк в стране русских сказок… Они были в сказках и про семерых козлят, и про Красную Шапочку, и про волка и лису…

– Нет, это не волки! Уж волчий-то вой я знаю! – сказал серый волк.

– Кто же тогда может так выть?

– Ой, не знаю, отважный победитель компольдов, не знаю! – кот, трясясь от ужаса, прижался к ногам Ивана.

– У-у-у! А-а-а-у-а-а! У-у-у-у! – неслось из черного леса.

– А я, кажется, догадался! – сказал Ваня с облегчением. – Это Леший вычислил, что мы будем пробираться к Мерлину через этот лес, и послал всякую лесную нечисть, чтобы нас запугивала!

– Похоже на то, отважный победитель компольдов! – отозвался кот.

– Ну, тогда и бояться нечего! Сейчас мы им покажем! Ну-ка, волк, покажи!

– Что показать, добрый молодец?

– Как умеют выть не какие-то мелкие кикиморы, а настоящие серые волки!

Волк сел на задние лапы и завыл. Завыл так, что если бы Иван не знал, что это воет его серый друг, он, наверное, обратился бы в металл от страха. Могучий волчий вой перекрывал все звуки, доносившиеся из леса, а эхо, отражавшееся от стены деревьев, его многократно усиливало.

Постепенно завывания в лесу смолкли. Замолчал и волк.

– Вот так! Поняли, чей вой страшнее? – радостно закричал Иван, грозя кулаком стене деревьев.

– Нашли, кого запугивать, – отважного победителя компольдов! – добавил кот.

И тут над лесом вспыхнули мощные фары и послышался быстро приближающийся гул вертолета.

– Волк, кот, скорее поехали отсюда! Мы себя выдали, сейчас нас на этой полянке компольды поймают! – крикнул Иван, вскакивая на спину волку и помогая залезть туда же коту. – Где там тропинка? Кошки же вроде должны хорошо видеть в темноте!

– В темноте, да не в такой, – отозвался кот. – Вроде вон там какой-то просвет! Волк, давай туда!

 Углубляясь в чащу по почти незаметной тропинке, они увидели, как опушку, где они только что были, ярко осветил прожектор. Потом компольды стали шарить фарами и прожектором по лесу, но, естественно, в такой чаще ничего разглядеть было невозможно. Сделав еще пару кругов, вертолет улетел.

Еще некоторое время друзья углублялись в лес. Тропа под лапами волка почти исчезла, ветки все чаще и чаще хлестали по лицу. Иван спросил кота:

– А ты уверен, что это та тропинка, которая нам нужна?

– Как можно быть уверенным в такой темноте, отважный победитель компольдов? – ответил кот.

– Так может, давай вернемся обратно, на опушку? Вертолет уже давно улетел, а в чаще – как бы нам не заблудиться… Поворачивай, серый…

Волк развернулся и двинулся назад. Один поворот тропинки, другой, третий… Ваня не на шутку забеспокоился:

– Уж не заблудились ли мы, друзья?

– Похоже, заблудились, – почти что хором сказали волк и кот.

– Ну, тогда давайте остановимся здесь и будем ждать рассвета, – предложил Иван, собираясь слезать с волка.

– Погоди, добрый молодец! Вон там, кажется, огонек! – радостно воскликнул кот.

– Точно, огонек! Волк, давай туда! Прямо по лесу, напрямик! Наверное, костер, или какая-нибудь избушка лесника! Переночуем в тепле, а наутро опять в путь двинемся!

Пробираться напрямик по густому ночному лесу было очень тяжело. То и дело приходилось увертываться от деревьев и закрывать лицо от веток. Но постепенно лес становился все реже и реже. Огонек мелькал впереди – то разгораясь, то затухая.

– Может, скоро в поле выедем? – с надеждой спросил Иван. – А это не деревня ли там?..

Но под волчьими лапами начала хлюпать вода. Деревья вокруг почти исчезли, а огонек все не приближался.

Вода уже доходила почти до ног сидящего на волчьей спине Ивана, когда кот воскликнул:

– Это не деревня, добрый молодец! И не костер! Это болото! Трясина!

– Что же это за огонек в трясине?

– Наверное, Леший наслал на нас болотный морок!

– Точно… Эй, волк, быстро назад! – закричал Иван.

Волк, увязший уже почти по брюхо, попытался развернуться. Не получилось. Еще одна попытка, еще одна… Бесполезно. Серый погрузился почти по шею. Ноги Ивана до колен оказались в болотной жиже.

Волк прохрипел:

– Пропали мы, добрый молодец, совсем пропали!

Кот в ужасе начал петь:

– Как душа да из груди выходила,

Очи ясные со светом прощалися…

– Замолчи, кот! А ты, серый, погоди, сейчас я слезу, – сказал Ваня.

– Не смей! – рявкнул волк. – Сразу потонешь!

– Да все равно тонуть, так уж лучше сразу… А тебе, серый, станет легче – глядишь, и выберешься…

– Нет уж! Погибать – так вместе! – зарычал серый волк, делая отчаянный рывок.

– Назад не получается – так вперед! Давай, давай! – крикнул Иван.

– Ай, ребята, навалися, раз! Ай, не шла, да пошла, раз! Вот еще навалися, раз! Ай, немного остается, раз! – запел (точнее, завизжал) кот ученый.

Волк вкладывал в рывки всю свою огромную силу. Они продвинулись вперед еще на метр, еще на два… Взбаламученная болотная жижа дошла Ивану до пояса. Кота пришлось взять на руки, иначе ему было бы уже с головой. Волк изо всех сил вытянул шею, чтобы не захлебнуться…

Еще один рывок… И рев серого волка:

– Добрый молодец, кажется, я стою на чем-то твердом! Только оно покатое… Не скатиться бы… Сейчас встану потверже… Заберусь повыше… Тьфу ты, дальше опять вниз…

Наконец, волк устойчиво встал на «что-то твердое». Вода все равно доходила ему до брюха, но стало гораздо легче.

– Так на чем ты там, серый, стоишь?

– Не понимаю... Что-то длинное и покатое…

– Ладно, сейчас я сам проверю, – сказал Иван. Усадил кота на волчью спину, а сам сполз в болотную жижу. Вода в осенней стране сказок была хоть и волшебной, мгновенно высыхающей, но все равно очень холодной. Ваня ойкнул, погрузился почти с головой, но успел ухватиться за шею серого и ощутить под ногами то, на чем волк стоял.

– Так это же труба! Толстенная труба! – удивился Иван. – Откуда она здесь?

Сделал несколько шагов по трубе в одну, в другую сторону… Труба не кончалась.

– Прямо трубопровод какой-то…

– Я вспомнил, отважный победитель компольдов! – сказал с волчьей спины кот ученый. – Это действительно трубопровод! Его компольды начали строить, когда собирались торговать с английскими сказками, поставлять туда нефть и газ! А потом Мерлин запретил своим купцам вести дела с компольдами, и они, видимо, этот трубопровод бросили!

– Хоть какая-то польза от компольдов! Как говорится, нет худа без добра! А то бы мы тут и потонули! Слава Богу, что волк на эту трубу наткнулся! – радостно сказал Ваня, забираясь обратно на волчью спину. Вода мгновенно высохла, и стало гораздо теплее. Спросил кота:

– То есть, выходит, мы можем забраться в эту трубу и выйти в стране английских сказок?

– Выходит, что так… Только, наверное, там внутри вода…

– С чего бы это? Это же не водопровод, а нефтепровод или газопровод! Значит, если он не действует и в нем нет ни нефти, ни газа, то должно быть совсем пусто. Недалеко от папиной дачи прокладывали газопровод, так я там все облазил! Проверить надо. Залезть внутрь и проверить.

– И как же нам туда, внутрь, попасть?

– Подстанцию надо искать.

– Под… Над… Станцию… Что это за станция, отважный победитель компольдов?

– Такой небольшой домик над трубопроводом, откуда его проверяют, обслуживают и все такое. Короче, надо идти вдоль трубы, пока не наткнемся на подстанцию. В какую сторону страна английских сказок?

Над лесом стал понемногу заниматься рассвет, поэтому кот быстро сориентировался по солнцу и уверенно сказал:

– Вон туда.

– Иди, серый, по трубе в ту сторону, только аккуратно.

Пару раз волк соскальзывал с трубы и плюхался в болотную жижу. Потом забирался обратно и шел дальше. Но вот, наконец, болото кончилось. Труба ушла под землю, но ее направление было нетрудно проследить по широкой просеке в лесу.

– Давай, волк, по просеке. Только держись ближе к краю леса, чтобы компольдовские вертолеты нас не заметили… А вон, похоже, и подстанция!

Повеселевший кот запел:

– Скок-поскок,

Молодой дроздок

По водичку пошел,

Молодичку нашел,

Они сели рядком,

Посидели ладком…

Иван ожидал, что подстанция будет закрыта на замок. Но нет – дверь полуразрушенного домика была распахнута настежь. Через широкий раструб можно было заглянуть внутрь трубы. В ней плескалась вода, но, кажется, до верху не доходила.

– Ну что, попробуем? Я сейчас залезу внутрь, на разведку, а если что – волк, вытаскивай меня.

– Как вытаскивать?

– Опустишь сюда хвост, я за него схвачусь.

Хвататься за волчий хвост и вылезать наверх пришлось очень быстро: труба была заполнена водой почти доверху.

– Да, совсем забросили компольды этот трубопровод… Видимо, не надеются с Мерлином договориться… Ну что же, может, это и к лучшему – Мерлин точно будет на нашей стороне! Поехали! Если трубопровод ведет в страну английских сказок, то эта просека должна нас вывести прямо к границе!..

 


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 

 

До границы доехали быстро, миновав по пути еще несколько заброшенных трубопроводных подстанций. Просека вывела к обрыву над широкой рекой. Иван и кот слезли с волка и подошли к краю.

– Там, за рекою, – страна английских сказок! – торжественно сказал кот ученый.

– Погоди, кот, радоваться! Если это пограничная река, тут должны быть компольдовские катера.

– Что-то не вижу я никаких катеров…

– Наверняка тут есть какие-нибудь современные средства наблюдения. Влезем в воду – и катера сразу примчатся! И вертолеты прилетят! И пограничники с собаками прибегут! Нет, кот, в эту реку так просто не войдешь и не переплывешь, я уверен!

– А может, попробовать? – сказал волк. – Давай, добрый молодец, я поплыву первый, а если все нормально будет – вы с котярой сразу за мной.

– Да вряд ли я переплыву такую широкую реку. Еще и с котом ученым… Кошки же вроде боятся воды…

– Ну, тогда я все проверю и вернусь за тобой!

– Что ж, серый волк, давай попробу...

Договорить Иван не успел, так как неподалеку раздался знакомый голос:

– Ну вот, голубчики, и попались!

Из леса неторопливо выходил Леший. За ним шла шеренга компольдов с автоматами наперевес.

Иван оглянулся на край леса, выходивший к просеке с противоположной стороны. Компольды выходили и оттуда.

В отчаянии Ваня глянул вниз – не прыгнуть ли в реку с обрыва? Но из-за речной излучины уже выплывали несколько компольдовских катеров.

А над просекой, откуда они только что приехали, появился боевой вертолет.

Иван, волк и кот замерли. Леший торжествующе заявил:

– Ну, вот и все, уважаемый двойник нашего господина президента. Побегал – и будет. А ты думал, дядька Леший не сообразит, что если ты со зверями своими в болоте не потонул, то оттуда прямиком к границе направишься? К Мерлину, небось, попасть хотел? Ну, покажем мы тебе сейчас Мерлина! Эй, компольды, хватайте их! А будут сопротивляться – стреляйте! Господин президент сказал, что плакать по ним не будет!

Иван даже не успел понять, что его подтолкнуло схватить кота, вскочить на волка и крикнуть:

– Давай, волк, вон к той подстанции! Скорее!..

Он ожидал, что компольды сразу начнут стрелять. Но нет – они выходили с противоположных концов леса и неминуемо перестреляли бы друг друга. А если бы кто-нибудь попытался открыть огонь из вертолета, то попал бы прежде всего не в бешено скачущего волка, а в своих.

Но вертолетчик догадался пролететь чуть дальше и развернуться. Теперь ему уже ничего не мешало начать стрельбу.

Пулеметная очередь… Еще одна… Но волк, кот и Иван уже влетели в полуразрушенную подстанцию.

– Я лезу первый! Волк, ты за мной! – крикнул Ваня, прыгая вниз, в трубу, с котом подмышкой. Труба была чуть ниже Иванова роста, а вода в ней стояла примерно по шею.

Волк, с трудом протиснувшись в узкое отверстие в трубопроводе, тяжело плюхнулся в воду вслед за Ваней.

– Волк, ты цел? Пошли! До страны английских сказок должно быть недалеко…

Идти было очень трудно. Темнота была абсолютной. Во весь рост выпрямиться в трубе было невозможно, поэтому, чтобы вода не заливала лицо, приходилось подгибать ноги и запрокидывать голову. Да и назвать водой грязно-мазутную жидкость, плескавшуюся в трубе, можно было только при очень большом воображении. Кота пришлось посадить на плечо, и при каждом шаге мокрый хвост противно задевал Ванины уши. Но это были уже мелочи.

Позади слышалось тяжелое дыхание волка – серому пришлось почти что ползти, вытянув кверху шею.

– Ну, только бы вода выше не стала! Тогда все, придется возвращаться и сдаваться! – проговорил Иван.

Кот начал петь – как обычно, некстати:

– Доставались кандалы мне,

Доставались мне тяжелые

За походы удалые, за житье свободное!..

Впрочем, песня быстро оборвалась, так как сзади раздалась стрельба – компольды тоже спустились в трубопровод. Вокруг защелкали пули. Но труба делала изгиб, так что попасть в Ивана и его друзей никто не смог.

И тут позади Вани раздалось бульканье и шлепанье лап по воде.

– Что случилось, волк?

– Не знаю, добрый молодец… Труба вроде бы шире не стала, а я вдруг перестал доставать лапами до дна… Плыть приходится… – отозвался серый.

– Наверное, мы уже в стране английских сказок, вот волк и уменьшился! – догадался Ваня.

– Точно, отважный победитель компольдов! Это только в русских сказках серый волк на себе добрых молодцев возит, поэтому он такой огромный только у нас! – подтвердил кот.

– Отлично! Думаю, и компольды сюда за нами не сунутся… Только бы тут не потонуть – вдвойне обидно будет… Слышишь, серый, продержишься еще немного?

– Попробую… – ответил волк, но, похоже, он уже захлебывался. Ведь и его огромная сила тоже осталась там, в стране русских сказок.

Иван остановился, поднырнул под волка и подставил ему второе плечо. Серый хотя и стал размером с овчарку, но все равно был очень тяжелым. Ваня споткнулся раз… другой… Под тяжестью кота и волка ноги подгибались. И самым ужасным было то, что Иван даже не мог себе представить, далеко ли еще идти до следующей подстанции. Каким было расстояние между подстанциями на лесной просеке? Очень большим… А ведь они тогда не шли, а ехали на волке…

– Нет, не дойду… – понял Ваня. – Без зверей, может, и дошел бы, но не бросать же их тут, чтобы они утонули… Что же делать?

И тут сзади раздался нарастающий рев воды. По всей видимости, далеко позади них Леший открыл какой-нибудь кран, и речная вода хлынула в трубу.

Одной рукой Иван вцепился в загривок коту, другой – волку. Водяной вал подхватил их, закрутил и понес вперед.

Пустив в трубу воду, Леший собирался их погубить. Но получилось, что он их спас – волна вынесла их к ближайшей подстанции с такой скоростью, что они даже не успели захлебнуться.

Когда над головой блеснул свет, Иван вынырнул из воды. Его пребольно ударило о стенки раструба, выходящего на поверхность, но он успел схватиться за металлическую скобу. При этом ему пришлось выпустить загривок волка. Серого потянуло обратно в трубу.

– Кот, хватайся лапами за скобы и держись! – крикнул Иван, подбросив кота ученого кверху. Потом нырнул в воду – вслед за волком.

Водяной вал уже успел пройти, и вода была примерно на прежнем уровне. Иван сделал несколько лихорадочных гребков и схватился за волчий хвост – к счастью, серого не успело отнести далеко.

Волк барахтался, значит, был жив. Иван вцепился в его хвост обеими руками и потащил обратно к выходу. На краю раструба висел кот, уцепившись за металлические скобы всеми четырьмя лапами, и жалобно причитал:

– Чужедальняя сторонушка

Не медом полита,

Не сахаром посыпана 

Слезами залита…

Фыркая и отплевываясь, друзья полезли вверх. То кота, то волка приходилось то тащить, то подталкивать. Но вот, наконец, все оказались наверху. Кот и волк встряхнулись, обдав Ваню брызгами грязной воды, и легли на траву, не в силах выговорить ни слова. Прилег и Иван.

 


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 

 

В стране английских сказок все было по-старому. Синее-синее небо, золотая листва, пение птиц… Даже полуразрушенная подстанция трубопровода не портила картину, так как была увита плющом.

Впрочем, долго любоваться природой было некогда. Едва отдышавшись, Иван встал на ноги и изо всех сил закричал по-английски, призвав на помощь все свои познания в иностранном языке:

– Эй, птицы! Скорее летите к великому волшебнику Мерлину, передайте ему, что здесь его ждет его друг лорд Джон!

Пение птиц смолкло, и в листве раздался шум крыльев.

– Кажется, поняли меня! Ну, теперь посидим, подождем.

Долго сидеть и ждать не пришлось. Вскоре на полянку откуда-то сверху опустился эльф, одетый в расшитый золотом камзол.

Иван вскочил и принял самый торжественный вид, насколько это было возможно для человека, с ног до головы перемазанного мазутом и болотной жижей. Кот и волк, перемазанные не меньше, чинно встали справа и слева.

Эльф раскланялся и произнес на ломаном русском языке слова, которые Ваня никак не ожидал услышать:

– Прежде чем великий волшебник Мерлин рассмотреть вопрос о приеме мистера президента страны русских сказок, он желать знать, почему мистер президент иметь такой странный внешний вид, почему он явить себя в стране английских сказок путем, неподобающим для столь высокой особы, и не был ли мистер президент свергнут его подданными.

– Да ты что, эльф! Какой я президент! – закричал Иван. – Этот мой подлый двойник так и сидит в своем дворце, и продолжает губить страну русских сказок! Ты передай великому волшебнику, что я вчера… Ну, не знаю, сколько у вас тут времени прошло… Короче, передай, что я недавно сказал Сереге… Ну, сэру Сергею… Что хотел бы переехать в страну сказок, стать ее президентом и сделать тут все по-современному! Заводы построить, компольдов пригласить работать… Я это сказал по глупости, ради красного словца, а тут мой двойник и появился, и все так и сделал! И мы теперь с волшебником Мерлином должны спасать страну русских сказок!

– Простите, мистер президент… Или не мистер президент… Я ничего не понять… Вы все повторить, я все записать, – растерянно сказал эльф.

– Зато я все понял, – раздался сзади голос, очень знакомый Ване. – Я все слышал и все понял! Здравствуйте, лорд Джон, мой дорогой друг!

Иван обернулся. Окруженный чудесным сиянием, одетый в блестящую золотую мантию, на полянке стоял великий волшебник Мерлин.

– Здравствуйте, мистер Мерлин! – закричал Иван, бросаясь в объятия волшебнику. То же самое сделали и кот, и волк.

После объятий с невообразимо перепачканными друзьями борода и мантия великого волшебника приобрели грязно-болотный оттенок, но один взмах Мерлиновской волшебной палочки – и все четверо оказались абсолютно чистыми. Еще один взмах – и прямо на полянке возник небольшой дворец, больше похожий на старинный английский коттедж.

Все зашли внутрь и расположились в уютной гостиной. Эльф разжег камин и принес всем чай – даже коту и волку. Поклонившись, вышел.

– Как у вас дела, лорд Джон? Как ваша сестра, все ли у нее хорошо? Как поживает сэр Сергей? – неторопливо начал разговор Мерлин.

– Да у Аленки и Сереги-то все нормально, а вот в стране русских сказок… Наверное, мистер Мерлин, вам ничего рассказывать не надо? Сами знаете, что творится у моего двойника?

– Знаю, знаю, мой друг. Я бы давно послал за вами, чтобы ви спасать ваши сказки, но я думал, что президент – это есть ви, поэтому был очень огорчен и разочарован.

– Еще бы!

– Да, лорд Джон, это есть очень хорошо, что все так решилось.

– Да ничего пока не решилось! Этот мой двойник так и управляет страной русских сказок, и как его свергать – непонятно!

– На самом деле, лорд Джон, решилось очень многое. Я думал, что ви стали президентом и я потерял друга, а теперь вижу, что не потерял. А это есть важнее всего! Как там звучит русская пословица? Не имей сто фунтов стерлингов…

– Не имей сто рублей, а имей сто друзей! – подсказал кот ученый.

– Но я-то, мистер Мерлин, потерял своих друзей! Все они – ну, кроме кота и волка – на стороне моего двойника!

– Не судите строго своих друзей, лорд Джон. Ведь ваш двойник – это есть тоже ви. И они любят его точно так же, как вас. А что он воспользовался их любовью в своих корыстных целях и обманул их – есть не их вина, а его вина.

– Он их не просто обманул! Он их заставил полюбить деньги и власть! И вот все они министры, все деньги зарабатывают, все всем довольны! И Василиса Премудрая, и Илья Муромец, и дядька Черномор, и Иван-царевич, и даже Иванушка-дурачок! А у Кощея вон самый большой бассейн в стране сказок, и ему безразлично, сколько мазута компольды слили в реки! И если бы только компольды! Сестрица Аленушка – директор завода шин для машин, а видели бы вы, мистер Мерлин, какая грязь там вокруг!

– Деньги и власть, лорд Джон, портили и еще более замечательных людей.

– И что же делать, как теперь бороться с этим президентом? Ведь тогда придется и с друзьями моими бороться… Когда мы воевали с компольдами, было даже проще – сразу ясно, где враг, где друг…

– Да, я с вами есть согласен. И я думать, что сейчас есть невозможна война против вашего двойника и компольдов. И восстание сказочных героев против них тоже есть невозможно.

– Боюсь, что да… Эх, если бы можно было вернуть время назад, во вчерашний день, когда я у Сереги сидел… Я не стал бы ему говорить, что хотел бы быть президентом страны сказок… Тогда бы мой двойник тут вообще не появился, и все было бы хорошо… Но, как сказала бы моя бабушка, если бы да кабы, да во рту росли бобы…

– …То был бы не рот, а целый огород, – сказал кот ученый, обрадовавшись возможности вставить в разговор еще хотя бы несколько слов.

– Да, если бы было возможно возвращать время назад… – вздохнул волшебник.

– Погодите, погодите, мистер Мерлин! Мы же находимся в стране сказок! Может, тут есть какая-нибудь возможность вернуть время назад?

– В старину такое бывало, а сейчас это, конечно, не есть реально.

– Почему нереально?

– Это есть возможно, когда все волшебники всех сказок собираться вместе и приходить к единому решению, что надо возвратить назад время. Тогда сила их общей магии может возвращать время. Но сейчас собрать всех волшебников есть нельзя.

– Почему?

– Да хотя бы потому, что маги страны русских сказок мистер Кощей Бессмертни и миссис Баба Яга есть всем довольны и не захотят возвращать назад время.

– М-да…

Помолчали. Попили чай. Кот приосанился и набрал воздуха – видимо, собирался что-нибудь спеть. Иван сказал, чтобы хоть что-нибудь сказать, пока кот не запел:

– Да-а, в старину все проще было – ни компольдов, ни фабрик, ни президентов… Интересно, мистер Мерлин, а как тогда происходило возвращение времени назад?

– В самые старые времена… Как это лучше сказать по-русски? Стародавние, господин кот обученный? Да-да, запомню, спасибо. Так вот, в самые стародавние времена все волшебники собирались вместе и направляли свою магию на солнце, чтобы оно пошло в обратную сторону. А потом появились часы, и стало возможным направлять магию не на солнце, а на часы. Потом эти часы переводили назад настолько, насколько нужно было возвращать время.

– Собирались вместе? Направляли магию на часы? Они потом становились заколдованными и по ним можно было переводить время назад?

– Да, раньше бывало так.

– Так вот же часы! Вот же! – Иван вскочил, вытащил из кармана дедушкины швейцарские часы и стал ими размахивать. – Эти часы ведь тоже заколдованные! Вы же, мистер Мерлин, когда возвращали их мне после нашей победы над компольдами, сами говорили, что над ними колдовали все волшебники!

– Да, это есть верно…

– И Кощей тогда колдовал? И Баба Яга?

– Да… Да… Да, конечно!.. Лорд Джон, меня всегда восхищал ваш аналитический талант! А теперь я есть просто потрясен и растерян… Думаю, что титул магистра черной, белой и прочей магии есть слишком мал для вас…

– Спасибо, мистер Мерлин, на добром слове, только боюсь, вряд ли титул магистра всякой магии поможет мне решить задачу по физике…

– Какую задачу по физике? – удивился волшебник.

– Это не здесь, это в реальном мире… А сейчас у нас будет не физика, а математика.

– А математика какая, лорд Джон?

– Надо посчитать, насколько переводить часы… Та-ак… Я пришел из школы и отправился в страну сказок примерно в половине четвертого… А от Сереги я вчера собирался уходить в полшестого, а потом мы еще час сидели… Значит, про страну сказок я ему говорил в полшестого! Надо крутить часы назад ровно на двадцать два оборота!

– Дайте мне, пожалуйста, посмотреть ваши часы, достаточно ли в них есть магии всех волшебников.

Между дедушкиными часами и глазами Мерлина проскочил электрический разряд. Великий волшебник потряс головой, протянул Ивану часы и сказал:

– Да, мне кажется, что есть достаточно. Ви можете начинать их переводить. Только нам есть нужно сначала прощаться.

– Действительно… Получается, уже надо прощаться… Слышите, кот и волк?

– Может быть, мой дорогой друг, ми сначала съездим к королю Артуру? – предложил Мерлин. – Он так хотел вас видеть, а время у нас еще есть.

– Нет, спасибо… Просто передайте ему привет… Как говорит мой папа, долгие проводы…

– …Лишние слезы. Я помнить, ви так сказать, когда ми прощались после победы над компольдами.

– Да-да. До свидания, мистер Мерлин. До свидания, кот ученый. До свидания, серый волк.

Ваня всех обнял, пожал всем руки – точнее, коту с волком он пожал лапы. Звери, долго не понимавшие, что происходит и почему отважный победитель компольдов покидает их так быстро, что-то пробормотали и расплакались. Даже волк. Потом серый встал на задние лапы, положил передние Ивану на плечи и лизнул его в нос – точь-в-точь как собака.

– Не расстраивайтесь! Я обязательно вернусь! – сказал Иван, наклонив голову, чтобы никто не видел его слез. Начал переводить часы назад.

Один оборот, два, три… Десять… Двадцать… Двадцать два.

Часы вздрогнули в руках Вани, зашипели и заискрились. Комната окуталась туманом. Потом туман рассеялся.

Иван оглянулся вокруг, надеясь оказаться у компьютера в комнате Сереги. Но нет – он был в той же уютной гостиной староанглийского Мерлиновского коттеджа.

Кот и волк радостно бросились обнимать Ваню, а волшебник удивленно сказал:

– Здравствуйте, лорд Джон…

– Здравствуйте еще раз, мистер Мерлин… Видите, не получилось…

– Не получилось…

– Что же могло помешать?

– Надо подумать…

Думали долго. Кот опять попытался что-то запеть, но потом понял, что будет мешать думать, и замолчал.

– Кажется, я понял, в чем дело! – осенило Ивана. – Я видел у моего двойника точно такие же часы! Значит, туда могла перейти часть волшебной силы!

– Возможно, это есть так. Дайте мне, лорд Джон, еще раз внимательно посмотреть на ваши часы.

Электрические разряды между глазами великого волшебника и дедушкиными швейцарскими часами усилились. Потом Мерлин вернул часы Ивану и сказал:

– Ви есть правы. Если ми не перевести на двадцать два оборота и часы вашего двойника, у нас не получится возвращать время.

– Значит, надо как-то добраться до часов моего двойника… Выкрасть их и перевести… Только как украсть часы у президента? Наверное, ни одному вору это не под силу…

– Вору это не есть под силу. Но это есть под силу тому, на ком есть надета… Забыл, как по-русски называется шляпа, под которой никого не видно…

– Шапка-невидимка?

– Да.

– А у вас, мистер Мерлин, есть шапка-невидимка?

– Йес. Есть.

– Но ведь у вас она наверняка английская, в стране русских сказок не работает…

– Нет, лорд Джон, у меня есть шляпа-невидимка именно из страны русских сказок, – радостно сказал волшебник. – Я ее найти и хранить еще с тех времен, когда был верховным воеводой в войне с компольдами.

– Ура-а!..

 


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 

 

Иван и Мерлин ехали по стране английских сказок в современном серебристом автомобиле. Ваня сначала удивился, зачем великий волшебник допустил к себе компольдовскую технику, но тот ему объяснил, что ездить в каретах, когда в соседней стране – самолеты и автомобили, глупо и неуместно. Главное – во всем знать меру и не допускать, чтобы техника губила природу.

Аккуратная, чистая, идеально ровная автострада вела к границе русских сказок.

В карманах у Ивана и Мерлина лежали дипломатические паспорта. На обоих были строгие черные костюмы, подобающие дипломатам. Пришлось немного изменить внешность: Ваня аккуратно причесал вечно непокорные вихры, а Мерлин подстриг бороду и сделал современную прическу. Это настолько преобразило великого волшебника, что Иван, глядя на него, первое время хихикал – разумеется, про себя. Потом привык и решил, что Мерлину так даже лучше.

В чемодане, замаскированная разной одеждой, лежала шапка-невидимка. Она действовала только в стране русских сказок, поэтому сразу ее надеть и пересечь в ней границу было невозможно. Пришлось прикидываться дипломатами.

Мерлин сидел за рулем, Иван – рядом. Кот и волк остались во дворце великого волшебника. Они долго упрашивали взять их с собой, но Мерлин показал друзьям газету, которую только что доставили из страны русских сказок. На первой полосе была огромная надпись:

«За совершение государственного преступления объявляется в розыск молодой человек Иван, похожий на господина президента. С преступником могут быть кошка и большая серая собака. За поимку гарантируется вознаграждение».

Волк поворчал, что его обозвали собакой, и успокоился. Кот вспомнил присказку «Богат Ермошка – есть собака да кошка» и тоже успокоился, сказав, что понимает опасность и не хочет подвергать своих друзей ненужному риску. Так что Иван и Мерлин поехали без них. К королю Артуру тоже решили не заезжать, чтобы не терять время на торжественные встречи и проводы.

Вскоре впереди показался мост через реку, служившую границей английских и русских сказок.

На английской стороне моста подтянутый, молодцеватый эльф в ярко-красном мундире мельком глянул на паспорта, откозырял и пожелал удачи.

Пересекли мост и подъехали к шлагбауму на стороне русских сказок. Машин около шлагбаума не было – видимо, никто не рвался посетить замусоренную, закопченную страну.

– Господа, прошу предъявить документы, выйти из автомобиля и приготовиться к досмотру, – обратился к ним одетый в серо-зеленый мундир толстый пожилой пограничник. Похоже, бывший стрелец.

– Здравствуйте, офицер! Ми есть английские дипломаты, ми не подлежим таможенному и пограничному досмотру, – сказал Мерлин, протягивая паспорта – свой и Ивана.

– Простите, господа. Сейчас я проверю ваши документы, и вы сможете ехать, – сказал пограничник, уходя в остекленную будочку около шлагбаума.

– Выдержат паспорта проверку? – шепнул Иван волшебнику.

– Да, конечно. Они есть абсолютно официальные. Мое посольство в стране русских сказок также есть проинформировано и подтвердит наш дипломатический статус.

– Ну, тогда, кажется, все нормально!..

И тут сзади машины раздался скрежет. Еще секунда – и багажник распахнулся. В нем сидели изрядно помятые кот и волк.

Иван и Мерлин выскочили из автомобиля. Кот и волк тоже вылезли, встряхиваясь, как будто вышли из воды.

– Простите, друзья! – жалобно сказал кот ученый. – Это мы виноваты! Мы с серым волком подумали, что можем быть вам полезны в стране русских сказок, и перед отъездом залезли в багажник! А теперь мы переехали границу, и волк увеличился! И перестал помещаться в багажнике! Мы бы еще потерпели, но сломался замок, и крышка открылась!

А к ним уже подходил пограничник. С ним – два компольда с автоматами наперевес.

– Простите, господа дипломаты, но я обязан вас ненадолго задержать.

– На каком основании, офицер? – спросил волшебник.

– С вами вот эти животные, – пограничник указал на кота и волка.

– Это есть наш дипломатический багаж, который обладает неприкосновенностью!

– Господин дипломат, если бы эти животные находились в багажнике вашего автомобиля, они были бы дипломатическим багажом. Но поскольку они самостоятельно ступили на землю страны русских сказок вне вашего автомобиля и вашего посольства, они не находятся под дипломатической защитой, и я обязан составить протокол.

Пограничник слегка поклонился и произнес:

– Это простая формальность, она не займет много времени и не приведет к дипломатическим осложнениям между нашими странами. Прошу пройти со мной в дежурное помещение для составления протокола. За машину не беспокойтесь, она будет под охраной, – и пограничник указал на компольдов.

Те встали около автомобиля.

Ивану и волшебнику ничего не оставалось, как пойти с пограничником. Кот и волк, понурив головы, поплелись за ними.

Все вошли в остекленную будочку. Пограничник начал искать бланк протокола. Посмотрел в ящике стола, в шкафчике… Бланка нигде не было.

– Ви же говорили, офицер, что наше задержание есть совсем ненадолго! – недовольно сказал Мерлин.

– Простите, господа дипломаты, простите… Сейчас, сейчас… – бормотал пограничник, роясь в бумагах.

– По-видимому, нам все-таки придется направить в ваше правительство официальную жалобу. Мы хотели по-хорошему, да, видимо, не получится… – заявил Ваня недовольным тоном, старательно имитируя английский акцент.

– Простите, господа… Я никак не найду нужный бланк…

– Тогда давайте будем считать, что животные остались в багажнике и не выходили из него. А иначе у вас, офицер, могут быть неприятности за задержку иностранных дипломатов, – сказал Мерлин.

– Да, господа дипломаты… Давайте будем так считать… Сейчас я вас провожу до вашей машины, чтобы с нее сняли охрану… Извините за беспокойство…

И в этот момент зазвенел телефон. Бывший стрелец снял трубку.

– Как там у тебя? – раздался в громком динамике голос, показавшийся Ивану очень знакомым.

– Да ничего особенного, господин Леший, никаких происшествий… За весь день была только одна машина, вот как раз сейчас ее пропускаю…

– Что за машина?

– Дипломатическая. Два дипломата.

– Багаж посмотрел?

– Господин Леший, я не имею права досматривать дипломатический багаж. Но я видел, что у них в машине нет ничего запрещенного. Один небольшой чемодан, кошка и собака…

– Кошка? Собака? А сами дипломаты как выглядят?

– Ну, один совсем молодой, другой пожилой… Я бы даже сказал – старый…

– Немедленно арестовать всех! Вместе с кошкой и собакой!

– Господин Леший, это же английские дипломаты, у них все документы в порядке, и посольство подтвердило их полномочия…

– Я сказал – арестовать!

– Господин Леший, на такое нарушение международного права я могу пойти только с санкции самого господина президента.

– Сейчас будет санкция! Не вешай трубку!

Наступила пауза. Пограничник смотрел на телефон, как на бомбу, которая вот-вот должна взорваться.

Иван все понял. Лихорадочно огляделся. У автомобиля Мерлина дежурили два компольда, к тому же машина была с другой стороны шлагбаума. А вот со стороны русских сказок неподалеку стоял военный автомобиль довольно странного вида – похожий на большую лодку на колесах. Иван видел такой в каком-то военном журнале и вспомнил, что он называется «боевая машина разведки» и может не только ездить, но и плавать. Но самое главное, что в автомобиле никого не было.

– Пока те компольды с автоматами поймут, что к чему, до него можно будет успеть добежать… Слышишь, серый! – шепнул он на ухо волку. – Как хлопну в ладоши, сбивай этого пограничника, не давай ему шевелиться! А потом беги за нами вон к той машине!

В телефонной трубке зашуршало, и раздался голос Ваниного двойника:

– Господин пограничник, говорит президент. Приказываю вам немедленно арестовать английских дипломатов и доставить их вместе с животными в мой дворец под усиленной охраной. В случае оказания ими сопротивления приказываю стрелять на поражение.

– Слушаюсь, господин пре…

И тут Иван хлопнул в ладоши.

Волк бросился на пограничника, повалил его на пол, встал ему на грудь передними лапами и начал грозно рычать над его горлом – прямо как натренированная служебная овчарка.

– Мистер Мерлин! Бегите с котом ученым вон к той машине и заводите мотор! А мы с волком за вами!

Иван вытащил из кобуры лежащего на полу пограничника пистолет. Не удержался, чтобы не крикнуть в болтающуюся телефонную трубку:

– Привет, родственничек! Как ты там?..

И выбежал из будки. Волк – за ним.

Мерлин и кот уже сидели в военном автомобиле. Волшебник пытался завести двигатель, который чихал и фыркал, но работать отказывался.

Иван и волк вскочили в машину. Ваня крикнул:

– Поехали скорее!

– Лорд Джон, мотор не включаться. Я полагать, что автомобиль произведен в стране русских сказок и поэтому не есть качественный.

– Пробуйте, мистер Мерлин! Пробуйте!

А от шлагбаума уже бежали компольды во главе с пограничником. Загремели выстрелы. Иван начал отстреливаться из пистолета, отобранного у бывшего стрельца. Но, конечно, никаких шансов против двух компольдов-автоматчиков у него не было. 

– Это я во всем виноват, добрый молодец! И я должен их задержать! – вдруг рявкнул серый волк и бросился на врага. Компольды остановились, и все следующие выстрелы были направлены в волка. Через несколько секунд перед шлагбаумом стояла его металлическая статуя.

Но волшебник за это время успел завести мотор. Автомобиль рванулся вперед.

 


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 

 

Гремящая и чадящая машина мчалась по узкому, извилистому и очень неровному шоссе страны русских сказок. Вдоль дороги тянулись унылые леса с пожухлой листвой. Вдали то и дело мелькали фабричные трубы, в воздухе стоял запах какой-то химической гари.

Иван и кот сидели, обнявшись, на заднем сидении и плакали по серому волку. Кот причитал:

– Укатилося красное солнышко

За горы оно да за высокие,

За лесушка оно да за дремучие,

За облачка оно да за ходячие,

За часты звезды да подвосточные…

– Перестаньте, друзья, так расстраиваться! – сказал Мерлин. – Если ми вернуть время назад, то ничего того, что случилось, не будет! И все будут живы, и в стране русских сказок все будет хорошо! И не будет там ни компольдов, ни президентов, ни таких плохих автомобилей, ни таких плохих… Ох!.. Плохих дорог!..

Действительно, на очередном ухабе друзей чуть не выбросило с сидений.

– Да как мы теперь вернем время назад? Шапка-невидимка осталась в той машине, а без нее – как украсть часы у моего двойника? – Ваня был в отчаянии.

– Что-нибудь придумаем, лорд Джон! А сейчас держитесь крепче! За нами точно будет погоня, а я вижу вот там мостик! Ми можем под ним спрятаться!

Машина свернула под мост через небольшую реку и остановилась. Вовремя, потому что уже через несколько минут сверху по шоссе пронеслась целая кавалькада автомобилей, а воздух наполнился гулом множества вертолетов.

– Ненадолго ми, друзья, можем здесь прятаться, – сказал волшебник. – Они поймут, что на шоссе нас нет, и начнут все вокруг осматривать… Надо уходить в лес…

– Это бесполезно, – грустно сказал Иван. – Леший примерно знает, где мы, и предупредит лесную нечисть во всех окрестных лесах. Когда мы ехали на волке в страну английских сказок, они нас почти сразу же обнаружили.

– Вот если бы мы могли по этой речке уплыть… – вздохнул кот.

– Точно! Мы же можем уплыть по речке! – обрадовался Ваня.

– Как, лорд Джон? У нас же нет ничего плавающего!

– Как нет? А этот автомобиль? Это же боевая машина разведки, я такие в военных журналах видел! На нем можно плавать! Видите, какой у него впереди скос – как у лодки! Тут сзади и винт должен быть! Ага, есть винт!

– Да, теперь я понимать, почему эта машина есть такой странной формы. Но если ми поплывем по речке, нас могут замечать с вертолета.

– А мы замаскируемся! Вон вокруг сколько кустов! Наломаем веток и закроем ими машину!

– Меня, лорд Джон, всегда восхищал ваш аналитический талант…

– Спасибо, мистер Мерлин, только не надо сейчас про титул магистра всякой магии! Некогда! Давайте, друзья, побыстрее ломать ветки, пока компольды не начали все окрестности прочесывать!..

Вскоре автомобиль, густо утыканный золотыми осенними ветками, съехал в воду. Включатель вращения винта заело, и машина долго не хотела двигаться по воде. Но вот, видимо, какие-то шестеренки все-таки зацепились друг за друга, и за кормой заурчала вода. Машина поплыла, как большая и неуклюжая моторная лодка.

Кот радостно запел:

– Вниз по матушке по Волге,

Из-за желтого островочку,

Как плывет-бежит легка лодочка… 

Слишком быстро плыть было нельзя – речка делала крутые изгибы, то и дело приходилось огибать камни и коряги, а над головой постоянно гудели вертолеты. Мерлин стоял у руля, внимательно вглядываясь вперед сквозь ветки. Иван сначала помогал ему управлять, но потом выяснилось, что автомобиль сильно протекает. Хорошо еще, в машине нашелся какой-то старый котелок, и Ваня стал вычерпывать им воду. А то бы долго не проплавали.

То там, то тут по берегам стояли заводы, сливавшие в реку свои отходы производства. На воде была радужная нефтяная пленка, рядом с машиной плыли какие-то помои.

– Вот компольды гнусные! – ворчал Иван, нагибаясь, чтобы наполнить очередной котелок. – Застроили своими фабриками всю страну, природу погубили, – так хоть бы машины хорошие делали! А то ведь ни себе, ни людям…

– От худой курицы – худые яйца, – сказал кот ученый. Иван и Мерлин рассмеялись – пожалуй, это была первая присказка кота, сказанная остроумно и к месту.

Вертолеты перестали гудеть над головой – видимо, друзья уплыли из местности, где велись поиски. Речка становилась все шире и шире, и волшебник прибавил скорость. Мотор чадил, чихал, но работал.

Ваня спросил кота:

– Не знаешь, куда мы приплывем по этой реке?

– К морю, отважный победитель компольдов.

– Ну, спасибо, кот! А то мы не знали, что любая река рано или поздно впадает в море! К какому именно морю?

– К синему.

– Где лукоморье? И избушка старика со старухой?

– Да.

– Ну и отлично! Приплывем туда, навестим наших друзей, подумаем, что делать дальше, как у моего двойника часы выкрасть…

– Боюсь, лорд Джон, что старик и его супруга теперь тоже управлять какими-нибудь заводами, – покачал головой волшебник.

– Да, с моего двойника станется! У него даже Соловей-Разбойник и Тугарин Змиевич к какому-то делу приставлены… Интересно, к какому?..

– Думаю, это не есть важно. Думаю, есть важно то, что река становится все шире и шире. Может быть, скоро будет море.

– Этого не может быть, великий волшебник! – уверенно сказал кот. – До моря плыть еще очень долго.

Иван удивленно сказал:

– Надо же, какие широкие реки в стране русских сказок! Прямо матушка Волга!

– Это очень странно, отважный победитель компольдов! Я не припомню, чтобы здесь была такая большая река. Обычно реки бывают такими широкими, когда на них запруды.

– Запруды – это то же самое, что плотины? Ну, тогда это уже будет не река, а водохранилище…

– Тише, друзья! – прервал их волшебник. – Лорд Джон, мне кажется, что я слышать шум падающей воды.

– Да это мотор чихает, как бы не заглох…

– Нет-нет, это есть шум воды. Такой шум обычно бывает у водяных мельниц. Может, впереди есть такая мельница?

Иван вгляделся вперед и ахнул:

– Там не водяная мельница, а большая плотина! Электростанция!

– И когда компольды успели ее построить? – удивился кот. – Совсем недавно ее здесь не было!

– Да какая разница, когда успели… Мистер Мерлин, поворачивайте к берегу!

– Я пытаюсь повернуть, лорд Джон! Только у этого автомобиля, похоже, перестал работать мотор!

– Все-таки заглох? Попытайтесь опять завести!

– Не заводится! Машина не есть управляемая! Нас несет прямо к плотине! Мы с нее скоро падать!

– Ну, может, она невысокая… – с надеждой сказал Ваня, тревожно вглядываясь вперед.

– Очень высокая, лорд Джон! Это есть большая современная электростанция! Надо прыгать в воду и самим плыть к берегу!

– Не доплывем… Не успеем… Нас раньше в эту плотину утянет…

И тут наверху послышался гул вертолета. Наверное, двойник Ивана решил расширить район поиска беглецов.

– Мистер Мерлин! Кот ученый! Снимайте с машины всю маскировку! И машите руками, чтобы нас заметили с вертолета и спасли!..

Волшебник и кот бросились срывать ветки. Чтобы привлечь внимание, Иван выхватил пистолет, отобранный у пограничника, и выпустил в воздух все оставшиеся патроны.

Их заметили. Вертолет направился к ним и снизился. Оттуда бросили веревочную лестницу. Иван посадил кота себе на плечи и полез кверху. За ним – волшебник. Через секунду автомобиль перекатился через плотину и со страшным грохотом полетел вниз. От удара в машине взорвался бензин. Из-под плотины поднялся столб огня, дыма и горячего пара. Но вертолет уже успел отлететь в сторону.

Лезть по болтающейся веревочной лестнице было очень тяжело, тем более с котом на плечах. Да и Мерлину пришлось нелегко – возраст есть возраст. К счастью, из вертолета начали подтягивать лестницу наверх вместе с Ваней, волшебником и котом ученым. Им оставалось только крепко держаться за ступеньки.

В вертолетном салоне сидели несколько компьютерных солдат. Когда Иван, Мерлин и кот залезли внутрь, на них уставились дула автоматов.

– Вы арестованы по подозрению в совершении государственного преступления, – сказал неживой компольдовский голос.

 


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 

 

С Иваном, Мерлином и котом компольды обращались безукоризненно вежливо. Быстро и профессионально обыскали – ничего не отобрали, просто проверили, нет ли оружия. Но пистолет Иван выбросил, еще собираясь подниматься по веревочной лестнице.

Друзья сидели в удобных креслах, окруженные мрачными молчаливыми компольдами, и печально смотрели в иллюминатор. Вертолет летел на большой высоте. Внизу проплывали поля и леса страны русских сказок, подернутые серой дымкой.

– Как вы думаете, что теперь будет? – спросил Ваня волшебника.

– Думаю, лорд Джон, ничего страшного. Ми есть английские дипломаты, наш статус есть официально подтвержден. Если ваш двойник хочет править законно, он будет обязан нас отпустить.

– А стрельба на границе?

– На нас напали, нарушили нашу дипломатическую неприкосновенность, и ми защищались. Каждый иметь право на самозащиту.

– Эх, мистер Мерлин, если бы все было так просто… Может быть, раньше мой двойник и пытался править законно, но теперь, когда я появился, он не отстанет, пока меня со свету не сживет… Не получится по закону, так он еще что-нибудь придумает…

– Ну, зачем же так мрачно, лорд Джон?

– Да потому что я ему как кость в горле! И он теперь не успокоится…

Кот заунывно запел:

– Ветры мои, ветры, буйные вы ветры!

Не можете вы, ветры, горы раскачати,

Гусли мои, гусли, звончатые гусли,

Не можете вы, гусли, меня развеселити…

Пока длилась песня, вертолет зашел на посадку. Друзей пригласили к выходу.

Площадка, на которую приземлился вертолет, была обнесена высоким забором с колючей проволокой. Ярко светили прожектора. Снаружи полукругом стояли автоматчики – и компольды, и обычные люди. В середине возвышалась грузная фигура, показавшаяся Ивану очень знакомой. Но прожектора резали глаза, и он ничего разглядеть не мог.

Но голос, который Ваня услышал, он бы не спутал ни с чем:

– Надо же! И этот противный тип похож на нашего господина президента? Чушь какая-то... Абсолютно не похож!

– Соловей-Разбойник! – вырвалось у Вани.

– Да-да, он самый. Только не разбойник, а начальник темницы… Тьфу ты, у нас теперь нет темниц… Начальник изо… изо… изолятора содержания пойманных… Опять забыл, как это называется… Вот, вспомнил! Арестованных.

Соловей подошел поближе. Одет он был в черный мундир с множеством нашивок. Впрочем, мундир был засален не меньше, чем полушубок, в котором Иван видел Разбойника в последний раз.

– Ну, господа аглицкие посланники, прошу пожаловать в мой изо… изолятор! Проходи, плюгавчик... И ты, старик, проходи! Где-то я тебя видел, а где – не помню… А? Где я тебя мог видеть?..

Мерлин не удостоил Соловья ответом.

– Обоих – в одиночные камеры! – приказал Разбойник охранникам. – Ну, выберите там камеры посуше, почище, чтобы без клопов и крыс… Все-таки иноземцы… Давай, старикашка, давай, не задерживайся! Некогда мне тут с тобой лясы точить!

– Ви не иметь права так грубо говорить с английскими дипломатами, – возмущенно сказал великий волшебник.

– Фу ты, ну ты! Ты бы лучше, старик, сказал спасибо, что мне велели с вами хорошо обращаться! Не бить, не обижать, ничего не отбирать, господина президента ждать! А то я тебе показал бы, как следует разговаривать с начальником изо… изолятора!

Тут взгляд Соловья упал на кота.

– А этого в подвал! Закрыть его там, еды не давать – пусть крыс ловит! Хоть какая-то польза от изменника будет!

Кот ученый начал что-то петь про темницы и кандалы. Один из охранников схватил его за загривок и утащил.

Камера, в которую посадили Ивана, была, действительно, почти сухой и вполне чистой. Только в углу с потолка капала вода. Нары были застелены свежевыстиранным матрасом, на который Ваня и присел.

– Странно… – думал он. – Соловей прямо сам на себя не похож! Сама любезность! И камера хорошая – во всяком случае, по сравнению с той компольдовской темницей на острове Буяне… Видно, действительно ему велели нас не обижать… Что он там еще сказал? Ага, вспомнил! Он «господина президента» ждет! Зачем, интересно?..

Времени прошло не так уж много – Иван даже не успел как следует обдумать вопрос, зачем «господину президенту» понадобилось посетить темницу, которая теперь изолятор. Дверь открылась, и в камеру вошел его двойник. Одетый, как и Ваня, в строгий черный костюм, из кармана которого свешивалась цепочка дедушкиных часов – точнее, двойника дедушкиных часов.

За двойником в камеру ввалился Соловей. За ним – несколько охранников. Ваня принципиально не стал вставать с матраса.

– Ну, вот и он, господин президент. Тут многие говорили, что он на вас похож, даже в газетах писали! А на самом деле он на вас совсем не похож! – подхалимничал Разбойник. – Вы посмотрите, какой он противный!..

Двойник раздраженно сказал:

– Достаточно, господин начальник изолятора! Прошу оставить меня наедине с арестованным!

Соловей поклонился и вышел, увлекая за собой охрану.

– Ну что же, присаживайся, родственничек! – ехидно сказал Ваня. – Видать, что-то у тебя не получилось, раз ты на переговоры явился! Присаживайся, присаживайся! Очень удобный матрас!

Двойник сел. Помолчал. Сказал:

– Да, вообще-то ты прав. Не получилось. Я собрал совет министров, хотел текущие вопросы обсудить… А мне и говорят, – мол, зря ты хочешь своего двойника погубить, в металл обратить… Зря ты по всей стране за ним охотишься… Нехорошо это, нечестно… Ты же отважный победитель компольдов, ты должен править честно и справедливо… А за обманщиком мы не пойдем…

– Кто же так сказал?

– Да многие… Почти все… Ну, кроме компольдов, конечно…

– И Кощей?

– Да, и Кощей… Он сказал, что если бы он был злым волшебником, то ему важнее всего был бы дворец с бассейном, а поскольку он давно уже добрый волшебник, то ему правда важна… И Василиса Премудрая тут же начала говорить, что в стране сказок фабрики есть, заводы есть, компольды есть, а правды нет… И природа погибает, потому что не терпит обмана… Целую философию развела…

– Василиса-то? Да, она может!

– И знаешь, за что проголосовали?

– Нет еще.

– Ну, так знай: просят тебя во дворец прибыть и все заново обсудить.

– Что именно?

– Да все то, о чем ты тогда говорил! Фабрики и заводы закрыть, компольдов выселить в их страну компьютерных игр и так далее.

– А ты что сказал, когда все так проголосовали?

– То, что я обязан был сказать. Что я подчиняюсь решению совета министров и немедленно отправляюсь за тобой.

– И неужели ты действительно подчинился? И никаких подвохов не устроишь?

– Д-да… Подчинился… И никаких подвохов не устрою… – выдавил из себя двойник. – Т-так что я сейчас полечу на своем президентском вертолете обратно во дворец, а т-тебя Соловей-Разбойник на своей машине туда отвезет, ч-чтобы ты перед министрами выступил!

– Так полетели вместе на твоем вертолете! При чем тут Соловей и его машина?

– Н-нет… П-пусть тебя Соловей отвезет… На своей машине…

– А может, тогда поедем оба в машине Соловья?

– Нет!

– Почему?

– Так надо, – сказал двойник, отводя глаза.

– Ой, задумал он что-то подлое… – заподозрил Ваня. – Почему это он пытается отправить меня на машине, а сам со мной ехать не хочет? Уж не собирается ли он, как в шпионских фильмах, устроить мне какую-нибудь автокатастрофу?.. Ну, держись, родственничек! Я заставлю тебя поехать вместе!..

Двойник встал и крикнул:

– Господин начальник изолятора!

В дверях камеры появился Разбойник.

– Что прикажет господин президент?

– Пусть мне готовят мой президентский вертолет, а вы отвезете моего двойника на своей машине в мой президентский дворец!

– Нет, господин начальник изолятора! Пусть МНЕ готовят МОЙ президентский вертолет, а вы отвезете МОЕГО двойника на своей машине в МОЙ президентский дворец! – сказал Иван, встав рядом с двойником.

– Да ты что? – закричал двойник.

– Нет, это ты что? – крикнул Иван еще громче. – А ну-ка, начальник изолятора, посмотрите внимательно, кто из нас президент!

– Вы что, не узнаете своего президента? – завопил двойник, но Ваня успел крикнуть то же самое, и получилось почти что хором.

– Тьфу ты… И впрямь одно лицо… – удивился Соловей. – И кафтаны… то есть костюмы… одинаковые… А часики?

И Иван, и его двойник достали из карманов швейцарские часы и помахали ими в воздухе.

Соловей растерянно замолчал, почесывая засаленный затылок.

– Ну, если вы не знаете, что делать, тогда везите нас обоих в президентский дворец на своей машине! – предложил ему Ваня.

– Нет! Тогда мы оба полетим на вертолете! – крикнул двойник.

– Нет, на машине!

– Нет, на вертолете!  

– Начальник изолятора, вам решать! – догадался сказать Иван.

– Та-ак… – Разбойник от волнения начал рассуждать вслух. – Оба они президенты… Или не президенты… Да не все ли мне равно? Пусть во дворце разбираются… Они оба требуют доставить их во дворец… Значит, я их должен туда доставить, и если не доставлю, то буду виноват… А как лететь на этой компольдовской птице… ветро… ветролете… Не знаю, и сроду на ней не летал…

– Значит, так! – рявкнул он. – Господа президенты, или кто вы там! Оба поедете со мной во дворец на моей машине! Эй, охрана, ведите обоих во двор!

– Пойдемте! – радостно сказал Ваня, выходя из камеры.

– Не-е-ет! Не пойду! Не поеду! – завизжал двойник и начал упираться, но охранники схватили его под локти и потащили по коридору.

 


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

 

 

Во дворе стояла большая красивая автомашина. Соловей гордо подошел к ней:

– Вот она, моя красавица! Собственная, между прочим, не казенная! Окажу господам особую честь – сам прокачу с ветерком! Прошу садиться! Кто там не хотел ехать?

– Я! Я не хотел! – закричал двойник.

– Сажайте его назад!

Два тучных охранника – судя по внешнему виду, бывшие стрельцы – запихали упирающегося президента на заднее сиденье и сами сели с двух сторон.

– Ну, а вас, господин один из президентов, попрошу вперед! – пригласил Разбойник, садясь за руль. Иван уселся.

Автомобиль плавно тронулся и выехал за ворота бывшей темницы, а теперь изолятора. Ни домов, ни фабрик вокруг не было. Извилистое и абсолютно пустое шоссе шло через поля и редкие перелески.

– Долго нам ехать? – спросил Ваня.

– Ну, на какой-нибудь колымаге было бы долго, а на моей красавице быстро домчим! – ответил Соловей. – До столицы недалеко, вот проедем большое поле, за ним будет большой лес, – и уже пригороды покажутся!

– Большой лес? Не надо ехать в большой лес! Остановитесь! Пожалуйста, остановитесь! – закричал сзади двойник.

– Да что такое, господин один из президентов? Почему не надо ехать в большой лес? – спросил Разбойник.

– Не надо… Я вас прошу – не надо…

– Странный вы какой-то… Ну, давайте поедем не дорожкой прямоезжею, а окольною дороженькой, в обход большого леса!

– Нет… Это не спасет…

– Кого не спасет?

– Нас… Это должно было произойти, когда машина поедет через большой лес… А если она поедет через поле, это все равно произойдет, только в поле…

– Не понимаю, – обратился Соловей к охранникам. – Бормочет он что-то, бормочет… Что-то должно произойти… Вы что-нибудь поняли?

– Нет, – дружно ответили бывшие стрельцы и на всякий случай придвинулись к двойнику Ивана поближе.

– А вы? – обратился Разбойник к Ивану.

– Нет, не понял… Догадываюсь, что нечисто тут что-то, а понять не могу…

– Ну, тогда поехали дорожкой прямоезжею. Вон и большой лес уже начинается.

– Не-е-ет! Остановитесь! – завизжал двойник как резаный. – Я скажу вам все! Только остановитесь!

– Да с чего это я должен останавливаться? – недовольно сказал Соловей. – Дорога пустая, ни одной машины, никто ехать с ветерком не мешает! Говорите, что хотели, или замолчите, не мешайте вести автомобиль!

– Да этот автомобиль сейчас взорвется! Бомба в нем! Бомба-а!

Разбойник так сильно ударил по тормозам, что Ваня чуть не стукнулся о лобовое стекло.

– Не может быть! Откуда в моей машине бомба? – недоверчиво буркнул Соловей. – Кто ее мог туда подложить?

– Леши-ий!

– Да зачем дядьке Лешему понадобилось подкладывать мне бомбу? Он же мой друг!

– Он это сделал по моему приказу! Чтобы вы с Иваном не доехали до города!

– То-то Леший все ходил вокруг моей красавицы, а потом сразу уехал, даже со мной не попрощался, – пробормотал Разбойник.

– Скорее все из машины! Сейчас она уже должна взорваться! – истерически вопил двойник.

– Он не врет! – закричал Ваня. – И не шутит! Слышишь, Соловей?!

Разбойник выключил мотор, и в наступившей тишине раздалось отчетливое тиканье часового механизма бомбы.

– Слышите? Сейчас взорвется! Все наружу! Скорее!

Все выскочили из машины в разные стороны и бросились на землю. Еще секунда – и раздался страшный грохот. На месте автомобиля поднялся огромный столб огня и дыма. Потом, как в замедленной съемке, сверху стали падать обломки, которые, к счастью, никого не задели.

Первым поднялся на ноги Соловей.

– Ах ты, поганец! – закричал он Ваниному двойнику. – Ты погубил мою машину! Мою красавицу! И меня хотел погубить! Взорвать хотел вместе с машиной! Ну, будь ты хоть десять раз президент, сейчас я тебе покажу!..

Двойник вскочил и бросился бежать в лес. Лежавшие рядом охранники не успели его схватить.

– Ловите его! Ловите! – закричал Соловей, бросаясь в погоню.

Бывшие стрельцы вскочили на ноги и помчались следом. Все быстро скрылись в густом лесу. Иван остался один у обгорелых обломков «красавицы».

– Не догонят, – решил он. – Вон они какие тучные, неуклюжие! Я бы от них легко убежал, а двойник мой наверняка бегает не хуже меня! Может, мне надо было помочь Разбойнику его ловить? Да зачем? Пусть бежит! Одному-то мне легче будет с министрами все решить! Сейчас вернется Соловей, и пойдем потихоньку в город! А может, какая-нибудь попутка подвезет…

Соловей и бывшие стрельцы вернулись нескоро. Подчеркнуто прихрамывали и утирали пот со лба.

– Ну что, упустили террориста? – спросил Ваня.

– Кого, господин президент?

– Террориста!

– Простите, господин президент, а кто это такой – тарарист?

– Террорист! Который бомбы людям подкладывает!

– А-а, этот… Пока что упустили… Но я поймаю, обязательно поймаю этого тер… тарариста, который похож на вас! Простите, господин президент, если я вас чем-нибудь из-за него обидел! – заявил Разбойник, кланяясь Ивану. – Ума не приложу, как я сразу не распознал, что вы – настоящий президент! Видать, старею, зрение ослабло! А теперь я вижу, что этот тарарист на вас не так уж и похож! Да что там – совсем не похож! Ни капельки не похож! Такой мерзкий, противный!..

– Ладно, ладно, Соловей! Хватит подхалимничать! Похож он на меня, очень похож, и от этого все наши беды! – сказал Иван. – Давай лучше думать, как до города будем добираться… Пойдем пешком, или попутку ловить будем?

– Как прикажете, господин президент.

– Вроде бы шум мотора слышен!..

По шоссе в сторону города ехал грузовик. Увидев остатки взорванного автомобиля, шофер-компольд притормозил. Соловей подбежал к нему:

 – Быстро вези нас в президентский дворец!

– А кто вы такие? – спросил компольд своим неживым голосом.  

– Я начальник темницы! Изолятора! А это господин президент! С охраной!

На лице компольда, будто бы состоящем из мелких квадратиков, не отразилось никаких эмоций. Он кивнул и сказал:

– Садитесь, господа. Вы, господин президент, и вы, господин начальник изолятора, можете сесть в кабину. Охрана может сесть в кузов.

Машина тронулась. Лес скоро кончился, и потянулись унылые столичные пригороды. Дорога стала гораздо хуже. Грузовик медленно полз, натужно ревя и подпрыгивая на ухабах. Иван спросил компольда:

– Давно шофером работаете?

– Не знаю, господин президент, – был ответ.

– А раньше чем занимались?

– Не помню, господин президент. Наверное, всегда шофером был.

– А живете где?

– Да тут, недалеко, в нашем общежитии.

– А раньше где жили?

– Не помню, господин президент. Наверное, всегда здесь жил.

– Да что вы, господин президент, с ним разговариваете? – сказал Соловей. – Он же компольд! А они все из компьютерных игр, тупые и ущербные!

– Ну, ты не обижай его, он все-таки нам помогает, подвозит нас, – сказал Иван Разбойнику.

– Да их невозможно обидеть! У них же нет никаких… этих самых… чувств!

– Неужели у кого-то может быть меньше чувств, чем у тебя, Соловей? – спросил Ваня ехидно. Но Разбойник не понял «подковырки» и гордо заявил:

– Конечно, может! Вот у этих компьютерных дубин! Они же вообще не знают ничего, не умеют ничего! Делают только то, на что были в своей игре запро… запро… Слышал я это слово, а вот из головы вылетело… Длинное слово, сложное очень…

– Запрограммированы?

– Точно, господин президент! Это самое слово!..

Грузовик въехал на главную улицу столицы. Пару раз его останавливали патрули, но, увидев президента и начальника изолятора, кланялись и пропускали.

Подъехали к дворцу. Вышли из машины, не забыв сказать компольду «спасибо». Тот бесстрастно сказал «пожалуйста» и уехал.

– Зовите начальника охраны! – сказал Ваня двум бывшим стрельцам, стоящим у входа. Тут же из дверей выбежал Леший.

– Здравствуйте, господин президент! Здравст… – увидев Соловья, злодей растерянно замолчал и замер.

– Ах ты, подлая лесная нечисть! Терр… Тарарист! – завопил Разбойник, бросаясь на Лешего с кулаками. – Машину мою взорвал, меня хотел взорвать! Ну, держись!

Охранники, стоявшие у входа, вступились за своего начальника. Охранники, приехавшие с Соловьем, – за своего. Через секунду перед входом во дворец была куча мала. Все друг друга лупили, тузили и колотили, уже не разбирая, кто свой, а кто чужой

Начала собираться толпа зевак. Иван, некоторое время с улыбкой взиравший на драку, наконец, решил, что и Леший, и Соловей достаточно наказаны, и крикнул:

– Приказываю прекратить побоище!

Потирая синяки и поправляя порванные мундиры, все вскочили и вытянулись по стойке «смирно».

– Эй, Леший! Немедленно извинись перед Соловьем за бомбу! – велел Ваня.

– Извини, извини, Соловушка… Я бы потом тебя обязательно оживил, у меня и живая водичка была специально припасена… Просто очень надо было твою машину взорвать… Мне господин президент своего двойника в металл обратить приказал, чтобы он во дворец не попал…

– Это не господин президент тебе приказывал, а подлый тарарист, который на него совсем даже не похож! – рявкнул Соловей. – А ты и поверил, старый дурак! И чуть было не взорвал господина президента!

 – Старый, ой, старый… И дурак, ой, дурак! – Леший схватился за голову. – Это получается, я самого господина президента чуть не погубил? Ой! Это же страшное государственное преступление… На сколько же тысяч лет меня теперь превратят в металл?.. Ой, простите и помилуйте, господин президент! – Леший упал в ноги Ивану и начал биться лбом об асфальт.

– Ладно, Леший. Если ты поклянешься великой клятвой, что никому никогда больше не будешь пакостить, то я тебя помилую, – сказал Иван. – Клянись! Вон перед народом клянись!

Леший повернулся к толпе и закричал:

– Люди добрые! Я, Леший, глава всей лесной нечисти, клянусь великой, величайшей клятвой, что никому никогда зла не причиню!

– А тебе, Соловей, особое приглашение нужно? – спросил Ваня.

– Я-то почему должен клясться, господин президент? Я же никому бомб не подкладывал!

– А сколько пакостей ты людям сделал? Забыл? Или тебе напомнить, как ты себя в изоляторе вел? А ну, клянись!

– Я, Соловей-Разбойник, Одихмантьев сын, клянусь перед всем народом великой клятвой, что никогда… никогда…

 – Никогда зла никому не причиню! – подсказал ему Ваня.

– Да… Трудно мне это говорить, господин президент, но я попробую… Да! Никому никогда зла не причиню! Клянусь!

– Вот и молодец. Видишь, как все просто, а ты боялся! Все, пошли в зал заседаний. Леший, собирай министров.

 


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

 

 

Иван в сопровождении Соловья и Лешего вошел в зал. За большим столом сидели все, кто был и в прошлый раз. Увидев президента, встали.

– Садитесь, друзья, садитесь! – сказал Ваня. – И вы, Соловей и Леший, садитесь! Вот свободные кресла!

– Мы? – удивились Леший и Соловей. – Мы сроду за такими столами не сидели! И вообще, мы не имеем права… Мы же не министры…

– Ну, вряд ли тут кто-нибудь после этого заседания останется министром… И хорошо, что не останется… Садитесь, садитесь!

Леший и Соловей напряженно присели на краешки кресел.

– Ну что, друзья? – обратился Иван ко всем присутствующим. – Как сказал бы мой двойник, позвольте заседание совета министров считать открытым. А от себя я бы добавил: последнее заседание.

– Почему вы говорите, что оно последнее, господин президент? – спросил Кощей.

– С каких пор мы с тобой, Кощей, на «вы»?

– Ну как же, господин президент… Вы же сами велели всем называть друг друга на «вы»…

– Да не президент я! И никогда им не был! И не собираюсь быть! А президент – мой двойник, который подложил бомбу в машину Соловья и смылся! Бегает сейчас где-то по лесам!

– Недолго ему бегать! Я обязательно найду этого тарариста! Найду и в темницу… в изолятор посажу! – заявил Соловей.

 – Нет уж, хватит! – сказал Ваня. – Никаких больше темниц, никаких изоляторов в стране сказок не будет! И мой двойник пусть себе бегает по лесам, пока ему не надоест! А надоест, так пусть выйдет на площадь и прилюдно поклянется великой клятвой, что никогда больше никаких пакостей делать не будет, власть в стране захватывать не будет, компольдов приглашать не будет! И потом пусть живет, как честный человек!

– Простите, господин президент… То есть прости, боярин Иван… В прошлый раз, когда ты был здесь вместе с твоим двойником, на нем был костюм, а на тебе – джинсы и свитер? – спросил Иванушка-дурачок.

 – Да, только не свитер, а джемпер.

– И это ты предлагал закрыть заводы и выселить всех компольдов обратно в их страну компьютерных игр?

– Конечно, я! И сейчас я это предлагаю! Я когда-то по глупости сказал Сереге, что надо бы в стране сказок современное государство устроить, а теперь я вижу, что управлять современным государством без обмана и подлости невозможно! Видели, до чего докатился мой двойник? До вероломства и терроризма! Так зачем нам в стране сказок обман и подлость? Пусть будет все по-старому, по-честному!

– Да, действительно, пусть будет все по-старому! – раздался голос царя Салтана. – Во что город превратился, смотреть противно! Все серое, закопченное, вокруг одни фабрики, компольды, домищи новые уродливые… Как они там называются…

– Небоскребы, – подсказала царю Василиса.

– Точно! Сердце кровью обливается!

– Так и садись, царь Салтан, на свой трон, и управляй страной по-старому! – радостно воскликнул Ваня. – Где твой трон? Небось, в каком-нибудь музее?

– В музее, – сказал один из братьев Иванушки-дурачка.

– Ну, так бери его из музея, садись и управляй!

– Вряд ли царь Салтан сможет управлять фабриками, заводами и компольдами, – задумчиво произнесла Василиса. – А если и сможет, то только такими же методами, как президент управлял.

– Да зачем стране сказок эти фабрики и заводы? Закрыть их – и дело с концом! И крестьян, которые сейчас рабочие, распустить по домам – пусть пашенки свои распахивают, лен-конопель и просо сеют! – сказал Ваня. 

– А компольдов куда? – спросил кто-то из сидящих за столом.

– А обратно! – ответил Иван. – Пусть живут в своей стране компьютерных игр и носа к нам не кажут! Как тогда, после нашей победы над Капслоком! Зря, что ли, мы компольдов побеждали? А то получается – сначала победили, а потом сами же им сдались!

– А автомобили? Самолеты? Шоссе? Аэропорты? Газеты? Электростанции? – раздались голоса.

Иван хотел ответить, но его опередил царь Салтан:

– Тысячу лет без них жили, так еще тысячу лет проживем!

– На то и страна сказок, чтобы в ней все было по-старинному! – добавил Кощей. – А то уже не сказка, а повесть получится! Или какая-нибудь там научная фантастика! Как это по-современному? Фант… Фент…

– Фэнтези, – подсказал ему Иванушка-дурачок.

– Вот-вот! Фэнтези! Это в стране фэнтези пусть летают самолеты и космические корабли! А у нас им не место!

– Правильно!.. Правильно!.. – загудели голоса.

– Кто там у нас пишет указы? – крикнул Иван, перекрывая шум.

– Василиса Премудрая.

– Отлично! Пиши, Василиса: я, бывший президент, приказываю… Стоп! Если я бывший президент, то уже не могу приказывать… Значит, пиши иначе: я, президент, приказываю… Стоп! Я же не президент и никогда им не был!..

Ваня растерялся. Но тут Премудрая пришла на помощь:

– Давай, добрый молодец Иван, я быстро составлю текст, и все его послушают. Если будет все нормально, то ты подпишешь – и дело с концом.

– Давайте, Нина Степановна… Тьфу ты, опять оговорился…. Давай, Василиса! Мы тебя слушаем!

Василиса несколько секунд подумала и начала:

– Я, Иван, Андреев сын, отважный победитель компольдов, наибольший князь, первый ближний боярин, воевода полка правой руки, кавалер великого ордена, обладатель множества прочих почетных титулов и кавалер множества прочих орденов, объявляю уважаемому народу, что я не президент и никогда президентом не был. В стране русских сказок правил не президент, а мой двойник, который обманом и лестью захватил власть и объявил себя президентом.

 – Отлично, Василиса! – Иван захлопал в ладоши. Премудрая церемонно раскланялась и продолжала:

– И теперь, когда в стране русских сказок победили правда и справедливость, я повелеваю считать все указы самозваного президента недействительными.

Теперь захлопали все.

– Все фабрики и заводы, построенные по указам самозванца, повелеваю закрыть. Всех компольдов повелеваю выселить в их страну компьютерных игр. И повелеваю впредь повиноваться только исконным сказочным царям: Салтану – в его царстве, Гороху – в его царстве. Подпись: Иван.

Василиса подала Ивану исписанный лист пергамента. Царь Салтан протянул ему гусиное перо. Ваня, чуть не сломав ненадежный письменный прибор, чуть не поставив кляксу и чуть не порвав тонкий пергамент, старательно подписался. Премудрая вышла, сказав, что этот указ глашатаи немедленно объявят по всей стране.

– Ну, вот и все, – подытожил Иван. – Ваше величество! Царь Салтан! Пока из музея не привезли трон, садитесь сюда, во главу стола, и управляйте своим царством! Только не забудьте, пожалуйста, освободить из темницы-изолятора всех, кто там сидит, а прежде всего великого волшебника Мерлина и кота ученого! И серого волка оживить не забудьте – его статуя, наверное, так и стоит где-нибудь на границе английских сказок!

– Слыхали, Соловей и Леший? Быстро выполнять! – рявкнул царь. Те вскочили, поклонились и выбежали из зала.

– Ваше величество! Мы поедем к нашему батюшке, царю Гороху, объявим ему указ, и пусть он начинает своим царством-государством управлять! – сказали Иванушка-дурачок и его братья. Откланялись и вышли.

– И мы тоже уходим, – скрипучими, неживыми голосами сказали сидевшие за столом два компольда из экономической компьютерной игры. – Мы уверены, что вам не удастся без нас управлять экономикой и финансами вашего государства. Мы также думаем, что вам не удастся легко и без проблем закрыть все фабрики и заводы, а тем более выселить всех компольдов. Прощайте.

Компольды вышли, не поклонившись.

– Сложности, действительно, могут быть, – сказал царь Салтан. – Езжайте-ка, Илья Муромец и дядька Черномор, к своим войскам! Соберите всех богатырей и стрельцов, повелите им внимательно смотреть, все ли оружие сдают компольды, когда уходят! И лично проверьте, чтобы ни в войсках, ни во флоте, ни в дворцовой охране, ни в столичном гарнизоне не осталось ни одного компольда! 

– Слушаемся, царь-батюшка, – ответили богатыри.

– Ты, Иван-царевич, езжай по фабрикам, проследи, чтобы все закрылись, ни одной ни осталось, а каждому рабочему чтобы его земельный надел вернули, никого не обидели! А вы, Кощей и Баба Яга, смотрите, чтобы во всех селах и весях наших все было спокойно, пока компольды не уйдут!

Все вышли. В зале заседаний остались только Ваня и царь Салтан.

– Чем бы мне тебя наградить, князь Иван? – сказал царь. – Вообще-то за такие великие дела полцарства полагается…

– Да что вы, ваше величество? Какие полцарства? Хватит, поуправлял я! Ну, не я, а мой двойник, но ведь он делал все то, о чем я говорил боярину Сергею, когда мы у него дома сидели за компьютером! И правильно сказал мне тогда Серега – чтобы государством управлять, учиться надо…

– Ну, тогда я тебе жалую чин верховного воеводы!

– Спасибо, ваше величество… Но чтобы водить полки в бой, тоже нужно учиться... Вот и поеду я учиться, двойку по физике исправлять! Так что за чин спасибо, но, думаю, пора мне в путь-дорогу собираться… Вот только Мерлина, кота и волка дождусь, вроде бы время у меня еще есть…

Иван вытащил из кармана дедушкины часы и посмотрел на них.

– Маловато, конечно, у меня времени. В реальном мире уже почти шесть минут из семи прошло. Но Мерлина и кота точно дождусь, Соловей их быстро привезет. Хорошо, что время в стране сказок не пришлось назад возвращать, что и без этого все разрешилось… Так что, ваше величество, поеду я скоро…

– Ну, как знаешь, князь Иван, – огорченно сказал царь. – Отдохни тогда пока, а я буду царские указы подписывать… В стране надо опять все заново налаживать…

Царь хлопнул в ладоши. Вбежали чиновники – некоторые уже успели сменить черные костюмы на ливреи и выглядели, как обычные слуги.

Салтан начал давать указания и подписывать бумаги. Сначала Иван пытался понять, какие и о чем, но потом это ему надоело. Прошло уже много времени, но Соловей все не возвращался.

– Уж не случилось ли чего? – забеспокоился Иван.

– Сейчас пошлем гонца, все узнаем, – спокойно сказал Салтан. – Эй, слуги! Шлите царского гонца в бывшую темницу, узнайте, куда Соловей-Разбойник запропастился!

– А может, я сам съезжу? – спросил Ваня.

– Не надо, верховный воевода! Гонец быстрее съездит! А ты, может, пройдешь в покои, отдохнешь?

– Да какие сейчас покои? Вдруг Соловей нас предал?

– Вряд ли…

Гонца не было очень долго, потом он вбежал, запыхавшись:

– Ваше величество, был я в бывшей темнице, там говорят, уехал боярин Соловей с бывшими узниками на машине, давно уже уехал…

– А ты сам на чем туда добрался?

– На вертолете, как положено!

– Так бери нашу лучшую машину и езжай навстречу боярам! Вдруг по дороге случилось что-нибудь? – сердито сказал царь.

Гонец умчался. Иван от волнения начал ходить по залу взад-вперед. Казалось, время вообще остановилось.

Но вот, наконец, раздались знакомые голоса:

– Здравствуйте, ваше королевское величество Салтан! Здравствуйте, лорд Джон!

– Приветствую, царь-государь Салтан и отважный победитель компольдов Иван!

В дверях стояли Мерлин и кот ученый. Между ними протиснулся Соловей, поклонился царю:

– Вот, ваше величество, еле доехали! Думал я прокатить великого чародея Мерлина и уважаемого кота ученого с ветерком, но красавицу-машину мою ведь этот подлый тарарист взорвал! Я взял казенную, а она сломалась по дороге, пришлось пешком идти! Хорошо, гонец царский по пути встретился! Спасибо, царь-батюшка, что гонца послал! – Разбойник еще раз поклонился и вышел.

Иван обнял Мерлина и кота. Подошел царь Салтан, сначала церемонно поздоровался с Мерлиным, но потом не выдержал и тоже стал обниматься со всеми.

– Как ты себя чувствуешь, кот? Всех крыс в подвале переловил? – спросил Ваня.

– Не понимаю, отважный победитель компольдов, почему многие люди считают, что кошки должны ловить мышей и крыс? – обиженно сказал кот ученый. – Со стороны Соловья могло иметь место такое потребительское отношение к домашним животным, а от тебя я такого не ожидал!

– И что же ты делал там, в подвале?

– Ну, посидел, пообщался.

– С кем?

– С крысами. Больше там, к сожалению, собеседников не было. Но и крысы, скажу я тебе, удивительно умные животные! Не чета мышам, не в обиду мышке-норушке будь сказано!..

Тут в зал влетел серый волк – как выяснилось, его статую успели привезти в столицу, и поэтому Леший его нашел и оживил довольно-таки быстро. Серый от радости подпрыгивал, как маленькая собачка, и вилял хвостом, снеся пару кресел и чуть не свалив с ног царя Салтана.

Объятия и поцелуи, казалось, никогда не кончатся. Но вот все уселись за стол. Точнее, волк сел около стола, так как ни одно кресло его бы не выдержало.

Кот начал весело петь:

– Ну-ка, кумушка, мы покумимся,

Ай люли, люли, мы покумимся.

Мы покумимся, поцелуемся,

Ай люли, люли, поцелуемся.

Приходи, кума, киселя хлебать,

Ай люли, люли, киселя хлебать…

– Извините, господин кот обученный! – прервал его волшебник. – Сейчас есть очень серьезная проблема, и ее надо срочно обсуждать!

Кот замолчал и попытался принять деловой вид.

– Лорд Джон! Ви хорошо подумали, прежде чем издавать указ о закрытии всех фабрик и заводов, об изгнании всех компольдов?

– Д-да, – сказал Иван, чувствуя по тону вопроса, что здесь что-то неладно.

– А ви представлять себе, какие могут быть последствия?

– Как это – какие? Самые хорошие! Небо станет чистым, в реках опять можно будет купаться…

– Это есть естественно. Но неужели ви надеетесь, что компольды добровольно уйдут? Что владельцы добровольно закроют свои фабрики и отдадут земли крестьянам под пашни?

– Н-надеюсь, – неуверенно ответил Ваня.

– Ну вот, а я не надеюсь, – печально сказал Мерлин. – И если бы я был на вашем месте, я бы лучше еще немного потерпел фабрики и компольды, но зато принял бы все меры к поимке вашего двойника. Перевел бы его часы и вернул назад время. Это было бы гораздо проще и безболезненнее, чем решать все те бесконечные проблемы, которые могут возникать при закрытии всех фабрик и изгнании компольдов.

– Вы во многом правы, великий чародей, – включился в разговор царь Салтан. – Конечно, у нас будут сложности. Но я их предвидел, когда велел моим боярам внимательно следить за закрытием фабрик и заводов, а богатырям – за разоружением компольдов. И я думаю, что все будет хорошо. Пока, во всяком случае, ко мне никаких известий о сопротивлении не поступало.

– Ну, ваше королевское величество, вам есть виднее. А я, с вашего позволения, должен откланяться. В моей стране английских сказок есть много купцов, которые торговали с компольдами, несмотря на мои запреты. Думаю, что эти купцы не будут довольны. Мне надо быть там и решать проблемы, которые могут возникнуть.

– И мне надо ехать, друзья! – сказал Иван.

– Как, уже? – взвизгнул кот не своим голосом. – На кого ты нас покидаешь, добрый молодец?..

– У меня осталось очень мало времени… Надо ехать…

– Лорд Джон! Я сейчас полечу к себе на вертолете, он меня уже ожидает во дворе! Может быть, вас отвезти к проходу в ваш мир?

– Да я и отдельный вертолет для верховного воеводы Ивана могу вызвать! – сказал царь.

– Нет, спасибо, мистер Мерлин… Спасибо, ваше величество… Здесь недалеко, пусть лучше волк меня отвезет… Долгие проводы…

– …Лишние слезы, – прошептал кот ученый и зарыдал. Смахнули слезу и Мерлин, и царь Салтан.

Все вышли во двор. Обнялись. Волшебник пошел к вертолету. Иван, еще раз поцеловав плачущего кота, сел на серого волка. Все махали друг другу руками, лапами и хвостами, крича какие-то прощальные слова, которые не было слышно из-за гула Мерлиновского вертолета.

Стрельцы, уже успевшие сменить мрачные черные мундиры на красные кафтаны с золотым шитьем, с глубоким поклоном распахнули ворота. Волк выбежал в них и повез Ивана по главной улице.

 


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

 

 

Моросил мелкий осенний дождик. Впрочем, никаких неудобств он не доставлял – капли, как и положено воде в стране сказок, мгновенно высыхали.

Компольды исчезли. Фабрики перестали дымить. Повсюду мелькали радостные лица, кое-где веселые компании бывших рабочих распевали песни. Автомобилей на улицах почти не было, уже появилось много крестьянских телег.

Волк миновал опустевший автовокзал и выбежал на дорогу. Вокруг потянулись поля и перелески. То там, то тут виднелись заводские трубы, но дым из них не шел. Небо было затянуто низкими свинцово-серыми тучами, но все равно эта серость выглядела абсолютно иначе, чем дым.

Несмотря на плохую погоду, листва была не серо-желтой, а золотистой – видимо, дождь смыл с нее копоть.

Волк обогнал неторопливо ползущую телегу. Сидящий на ней крестьянин показался Ивану знакомым. Он весело помахал Ване рукой, и сразу вспомнилось – с этим крестьянином, а тогда усталым рабочим, они разговаривали в автобусе.

– Привет! Куда едешь? – крикнул Иван.

– Домой! Землю пахать! – был ответ.

– И я домой!..

Подъехали к автобусной остановке около завода шин для машин. На остановке никого не было. Ваня огляделся вокруг – не дымила ни одна труба.

– Ну вот, кажется, все кончилось хорошо. А Мерлин боялся, что мы с компольдами не справимся! – сказал Ваня радостно. – Знаешь что, волк, давай-ка я здесь, на остановке, сойду, прогуляюсь по лесу…

– А может, тебя все-таки довезти до речки?

– Да не надо, волк, спасибо… Пройдусь один, подышу воздухом, попрощаюсь со страной сказок… У меня еще есть немного времени...

– Ну, тогда до свидания, добрый молодец! – сказал волк, понурив голову.

– До свидания, серый! – Иван обнял и поцеловал волка. – Мы еще обязательно увидимся!..

Волк развернулся и помчался обратно в город, то и дело оглядываясь. Ваня долго смотрел ему вслед и махал рукой. Потом пошел по лесной дорожке, которая вела к речке.

Дождь прекратился. Под ногами шуршала осенняя листва. На душе было удивительно тепло и хорошо, несмотря на грусть от расставания со страной сказок.

Ваня присел на пенек. Немного посидел, подумал про физику, про то, как исправлять двойку. Потом неторопливо пошел дальше. Вон впереди и опушка, и знакомый берег речки…

И в этот момент откуда-то сбоку, из леса, раздались неживые компольдовские голоса:

– Это человек?

– Да, это человек!

– Стреляй!

Иван машинально отпрыгнул в сторону, и пуля пролетела мимо. Еще один выстрел… Еще один… Но Ваня уже мчался по лесу, не разбирая дороги.

– Что такое? Что могло случиться? Откуда здесь компольды? Почему у них оружие? – все эти мысли вихрем летели у него в голове, пока он, задыхаясь, продирался сквозь ветки. Погони вроде бы не было.

Внезапно он споткнулся обо что-то живое и мягкое. Полетел кубарем, порвав пиджак и больно ударившись головой о корни большого дерева. И услышал знакомый голос:

– Г-господин прездент? Это вы?

– Привет, кикимора! – сказал Ваня, понемногу приходя в себя. – Что у вас тут произошло?

– Ой, господин прездент… У нас тут беда… Завод шин для машин закрыли…

– Какая же это беда, что завод закрыли?

– А такая, что все без работы остались!

– А нужна была тебе такая работа – в дыму, в чаду, в гари?

– Мне-то нет… Мне и в болоте моем было хорошо… А вот компольдам была нужна…

– Зачем? Убирались бы подобру-поздорову в свою страну компьютерных игр!

– Они не хотят туда, они хотят здесь остаться! А им живую воду выдавать перестали, чтобы они в свою страну убрались, и они прямо озверели… Захватили на заводе большую бочку… Как она называется… Цис… Цист…

– Цистерну?

– Да! Цистерну с живой водой! А теперь они напились живой воды и еще пуще озверели, ходят по лесу и всех в металл обращают… Да вон они! Бегите, господин прездент!

– А ты, кикимора?

– Я спрячусь под корнями, меня не найдут! А вы бегите!

Иван не заставил себя упрашивать и опять помчался через лес. В стволы деревьев вокруг него впились еще несколько пуль. Потом погоня опять отстала.

– Куда сейчас идти? – лихорадочно думал Иван. – Надо бы сделать большой круг, чтобы к опушке попасть, где проход в мой мир открыт... Времени уже совсем мало осталось!.. Или к дороге попробовать выйти? Найду каких-нибудь стрельцов, скажу им, что тут по лесу шайка компольдов бродит! А то ведь так и будут нападать на мирных граждан страны сказок…

Ваня остановился и посмотрел на часы.

 – Надо идти к дороге! – решил он. – Может, времени и хватит… Должно хватить… Ну, хотя бы какую-нибудь машину или телегу остановлю, пусть в город передадут, что тут компольды…

Пробираться напрямик по лесу было очень тяжело. Иван понял, что заблудился, и попытался ориентироваться по солнцу, которое как раз выглянуло. Окончательно запутался и решил идти напрямик – так сказать, на авось. Нескоро, пару раз упав в грязь под деревьями и основательно изорвав костюм о ветки, но все же выбрался на шоссе, хотя и очень далеко от автобусной остановки.

Выйдя на дорогу, Иван увидел несколько телег, бешено мчавшихся в сторону города. Сидящие в них крестьяне нахлестывали коней.

– Эге-гей! Вы в город? – закричал Ваня, бросаясь наперерез.

– В город!

– Передайте там, что в этом лесу бродит шайка компольдов и стреляет в людей!

– Да какая там шайка? Они везде! – крикнул крестьянин, на секунду придержав лошадь. – Садись, парень, на телегу! Может, успеем спастись!

– Нет, спасибо, не могу я с тобой! Мне домой надо! – сказал Иван.

– Да какой теперь дом? Повсюду компольды!..

Потрясенный Иван вскочил на телегу. Лошадь рванула вперед.

Телега неслась по неровной асфальтированной дороге. Трясло так, что Ваня не только вцепился в борта обеими руками, но и скрестил ноги вокруг какой-то перекладины. Иначе бы вылетел.

Послышался гул вертолета.

– Скорее все на обочину! В укрытие! Под деревья! – закричали крестьяне. И вовремя, так как раздалась пулеметная очередь, и пули зацокали по асфальту. Одна из телег не успела свернуть с дороги, и крестьяне на ней обратились в металл. Лошадь от испуга помчалась, куда глаза глядят, увозя на телеге три статуи.

На дороге со стороны города появился броневик. Из него открыли стрельбу по компольдовскому вертолету из зенитного пулемета. Летчик решил не рисковать и улетел.

– Эй, люди! – крикнул бородатый солдат из броневика. – Напрямик к городу нельзя пройти! Там к дороге вышли компольды! Мы еле прорвались!

– А там, куда ты едешь, тоже компольды! – закричали крестьяне. 

– Много их?

– Много! Да вон они!

Из-за поворота дороги выехали несколько автомашин с вооруженными компольдами. Бородатый пулеметчик дал очередь. Компольды развернулись и умчались обратно.

– Ага, испугались! – закричали все.

И тут из-за поворота выполз танк. Выстрел из пушки – и на месте броневика поднялся огромный столб огня и дыма. Когда дым рассеялся, на дороге осталась воронка, в которой блестели несколько металлических статуй.

Все, что было дальше, Ивану показалось страшным сном. Телеги мчались по дороге, вокруг рвались снаряды, то и дело на асфальт со звоном падали статуи. Потом уцелевшие крестьяне свернули в лес. Обезумевшие от ужаса лошади неслись по узким лесным дорожкам. Телега делала такие зигзаги, ее так подбрасывало, что Ваня вспоминал американские горки, на которых когда-то катал Аленку. Руки и ноги затекли до такой степени, что Ивану казалось, что они уже обратились в металл. В небе гудели компольдовские вертолеты, стрелявшие во все живое.

Лес кончился, дорога потянулась по полю. До следующего перелеска было еще далеко, когда телегу заметили с вертолета. Пулеметная очередь… Крестьянин взмахнул руками и упал – точнее, упала его металлическая статуя.

Вертолет развернулся для нового захода. Но Иван успел подхватить вожжи и крикнуть:

– Эй, лошадь, давай зигзагами! Вправо! Влево! Опять вправо!..

Еще одна очередь… Еще одна… Но больше ни одна пуля в цель не попала. А там и перелесок начался, и вертолет потерял их из виду.

Пока пробирались по перелеску, стемнело. Вдали показались огни большого города, окруженные вспышками выстрелов. В воздухе стоял непрерывный грохот канонады.

– Смотри-ка, не захватили компольды столицу царя Салтана! И вон там вроде бы не стреляют! Давай прорываться справа, через поле! – сказал Ваня лошади.

И они понеслись напрямую через поле. Откуда-то издали в них начали стрелять, но настолько неточно, что Иван даже не услышал свиста пуль.

Наконец телега вылетела на окраину столицы. Тяжело дышавшая лошадь перешла на шаг.

– Ну вот, кажется, уцелели. Здесь уже должны быть наши.

Их окликнули:

– Стой, кто идет? Точнее, кто едет?

– Свои, свои! – крикнул Ваня.

– Ну, если свои, так подъезжай сюда! Только осторожно, чтобы под огонь не попасть! Компольды недалеко, справа! За бывшей фабрикой машин для шин!

Голос показался Ване знакомым. Завернув за угол, он увидел небольшую группу стрельцов, занявших оборону за заборами и домиками. Их начальник вышел вперед.

– Алеша Попович, это ты? – сказал Ваня. – Привет!

– Здравствуй, верховный воевода, отважный победитель компольдов!

– Ну, нашел ты время для титулов… Лучше расскажи, что тут у вас произошло.

– Сам видишь, что произошло. Компольды опять на нас напали. Больше ничего не знаю.

– Ну и как? Держитесь?

– Пока держимся. Теперь они, конечно, наш стольный град так легко не захватят, как в прошлый раз!

– А всю остальную страну?

– Не знаю. Говорят, кто-то еще сопротивляется, но мало ли что говорят! Мы вот стоим здесь в обороне и даже не знаем точно, что происходит на соседней улице! А ты говоришь – страна… Наверное, во дворце знают, что в стране творится, на то они и правители…

 – А кто там сейчас – во дворце?

– Не знаю… Даже не знаю, на месте ли дворец – центр города компольдовские самолеты вечером бомбили… Езжай туда, сам посмотри… Если кого найдешь, так, может, придумаете вместе что-нибудь, ты же все-таки знаешь, как побеждать компольдов… А если не найдешь, возвращайся сюда, будем вместе оборону держать! У тебя оружие есть?

– Нету.

– Жаль. Я бы тебе дал автомат, но нам самим не хватает. А если вернешься – может, к тому времени кого-нибудь из нас обратят в металл, так возьмешь его оружие.

– Обратят в металл? А живой воды у вас нет?

– Осталось совсем мало.

– Ладно, Алеша. Держи оборону, а я попробую что-нибудь придумать. Как тут лучше проехать к дворцу?

– Прямо по этой улице, потом на развилке левее! Не перепутай! Там справа, по-моему, уже компольды засели! Ближе к утру на разведку пойдем…

 


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

 

 

Улицы были пустыми и темными. В окнах кое-где горели свечи. Иногда проходили небольшие отряды вооруженных горожан с факелами, пару раз Ивана окликали патрули. Но никакого пароля не требовалось – пропуском служил сам факт, что ты не компольд, а человек.

Телега подъехала к царскому, потом президентскому, а потом опять царскому дворцу. Здание было цело, но в нем не было ни одного стекла. Видимо, бомбы разорвались неподалеку.

У входа стояли стрельцы. Увидев Ивана, они поклонились и распахнули двери.

– Царь Салтан здесь? – спросил Ваня.

– Нет, верховный воевода.

– А Кощей Бессмертный?

– Нет, верховный воевода.

– А Илья Муромец? Дядька Черномор?

– Нет, верховный воевода.

– Ну, ладно. Где начальник дворцовой охраны Леший?

– Не знаем, верховный воевода.

– А кто вообще из бояр и богатырей здесь есть?

– Никого, верховный воевода. Только кот ученый и серый волк.

– А кто же тогда руководит обороной столицы?

– Они и руководят.

– Ну и ну! Где они?

– В тронном зале.

– Это где раньше был зал заседаний?

– Да, верховный воевода. Вас проводить?

– Не надо, сам найду!

Промчавшись по пустым темным коридорам, усеянным осколками разбитых стекол, Ваня влетел в зал, тускло освещенный несколькими свечами. Во главе огромного стола стоял пустой трон. Напротив важно сидел кот ученый. Рядом с ним, то и дело тяжело вздыхая, на полу разлегся серый волк. Больше в зале никого не было.

Кот, глядя в пространство, напевал:

– Уж вы, ветры мои, ветерочки!

Вы не дуйте, ветры, на лесочки,

Не шатайте, ветры, в бору сосну!

И так сосенке стоять тошно:

Не водою сосенку подмывает 

Горностайка к сосенке подбегает,

Зла кореньица подъедает…

– Это так вы руководите обороной стольного града? – рявкнул Иван.

Кот и волк вскочили как ошпаренные. Хотели броситься в объятия Ване, но у верховного воеводы, видимо, был такой грозный вид, что не решились. Вытянулись почти что по стойке «смирно». Кот залепетал:

– Руководим, отважный победитель компольдов… Оборона везде держится, все идет как надо…

– Ну, тогда расскажите, сколько компольдов штурмует город!

– Не знаем.

– А сколько наших войск защищает город?

– Не знаем.

– А боеприпасов у нас сколько?

– Не знаем.

– А живой воды?

– Не знаем.

– А где царь, бояре и богатыри?

– Не знаем.

– А что вы вообще знаете?

– Что оборона держится.

– До утра она, может, и продержится, а при первой же атаке компольдов рухнет! – крикнул Ваня. – Значит, так! Слушайте мою команду: ты, кот, ищешь своих друзей-крыс, или мышей, или птиц, или кого хочешь, и отправляешь их узнать, какая в стране обстановка, где царь, бояре и богатыри, и кто еще, кроме нас, компольдам сопротивляется! Ты, волк, бежишь на окраину, где бывшая фабрика машин для шин, находишь там Алешу Поповича и срочно везешь его во дворец! Скажешь ему, что верховный воевода Иван повелел ему всей обороной столицы руководить!

Кот и волк умчались. Иван остался один. Подошел к окну.

На небе сияли звезды. Канонада почти стихла. Перед ним широко раскинулся город. Город, который из-за его глупости и безответственности сначала чуть не задохнулся в фабричном дыму, а теперь осажден компольдами. Верховный воевода чуть не заплакал. Сел в кресло и стал внимательно рассматривать пустые стены, грызя ногти. Вообще-то он отучился грызть ногти еще в четвертом классе, но сейчас удержаться не смог.

Но долго сидеть одному не пришлось. В комнату влетел серый волк, а за ним ввалился Алеша Попович во главе целой толпы стрельцов и горожан. Богатырь поклонился Ивану, сел к столу и начал давать указания – одному пойти на западный рубеж обороны и узнать, как там дела, другому – на северный рубеж, третьему – на склад боеприпасов, четвертому – на поиски живой воды и так далее. Слушая сильный и уверенный голос богатыря, Ваня немного успокоился.

– Может, отстоим стольный град? – подумал он. – А там, глядишь, от царя Гороха подмога подоспеет… У него войско всегда было сильнее Салтановского… И Мерлин наверняка поможет… Прав он тогда был, что я поспешил с указом… Надо было не выселять компольдов, а найти моего двойника и перевести его часы, чтобы просто вернуть назад время… Но что теперь говорить – поздно… И двойника моего теперь уж точно не найти… А может, компольды его уже в железо обратили вместе с часами…

Ваня вытащил из кармана свои часы и посмотрел на них. В реальном мире прошло уже гораздо больше семи минут. Проход из страны сказок давно закрылся.

– И домой мне уже просто так не попасть… Ладно, папа с мамой придут с работы часа через три–четыре, а здесь пройдет вообще уйма времени! Мы с Мерлином успеем и компольдов победить, и какой-нибудь еще проход в мой мир придумать!.. 

Занялся рассвет. Вокруг города загрохотали выстрелы – противник пошел на штурм. В воздухе появились компольдовские самолеты и вертолеты. Началась бомбардировка, и пришлось перейти в подвал. Алеша Попович ушел лично руководить обороной на линии главного удара компольдов, и Ваня остался вдвоем с серым волком.

Вернулся кот ученый. По его понурому виду Иван понял, что дело плохо.

– Ну, рассказывай.

– Отважный победитель компольдов, я прямо не знаю, с чего начать…

– Начинай с начала и рассказывай до конца. Как сказала бы моя бабушка, самый ужасный конец…

– …Лучше ужаса без конца, – договорил за него кот. – Итак, началось все с того, что компольды были недовольны закрытием заводов и фабрик…

– Это я знаю. Дальше.

– И сразу же по всей стране начались мелкие бунты. Компольды захватывали живую воду, нападали на людей, на оружейные склады… Да и своего оружия у них было много…

– Это я тоже знаю. Дальше.

– Царь Салтан, бояре и богатыри отправились в разные концы страны – подавлять бунты компольдов и переселять их в страну компьютерных игр. И получилось у них прямо как в пословице – не зная броду, не суйся в воду!

– А можно, кот, без пословиц?

– Можно… Когда царь, бояре и богатыри разъехались по разным градам, селам и весям, у компольдов появился предводитель и объединил их!

– Какой еще предводитель? Опять Капслок появился, что ли?

– Не знаю, какой именно, но точно не Капслок, тот в стране английских сказок живет-поживает, добра наживает, никого не обижает…

– Кот, не отвлекайся!

– Да-да, не отвлекаюсь. Так вот, у компольдов появился предводитель, объединил их, и выступили они одновременно по всей стране, единым фронтом! И всех наших бояр, богатырей и самого царя Салтана поодиночке разгромили и в металл обратили!

– Всех?

– Всех, отважный победитель компольдов. Вот только Алеша Попович случайно в столице остался и поэтому уцелел.

– А Кощей Бессмертный?

– Он сел в самолет, вступил в воздушный бой с компольдами и был сбит… В камень стрелять – только стрелы терять…

– А Баба Яга?

– Она прилетела в свою избушку, зверей своих навестить, а тут на нее и упала большая бомба. Все теперь стоят, металлом поблескивают, – и бабка, и кот ее, и ворона. И терем-теремок, кстати, компольды тоже разбомбили – одна моя знакомая птица-синица видела статую мышки-норушки…

– А царь Горох?

– Нет больше его царства-государства. Все компольдами захвачено. Одни мы в стране русских сказок остались.

Иван уселся в угол подвала и обхватил голову руками. Наверху с грохотом разорвались несколько тяжелых бомб. Видимо, они попали во дворец, так как все вокруг заходило ходуном. С потолка посыпалась штукатурка.

Через некоторое время открылась дверь, и в подвал ввалился Алеша Попович. Мундир его был изорван, одна рука была металлической, другой он сжимал автомат. Войдя, богатырь бросил автомат в угол.

– Еле добрался до тебя, верховный воевода. Там наверху развалины, все горит… Надо выходить наружу, а то совсем вход в этот подвал завалит…

– Сейчас пойдем… А чего это ты свое оружие так бросил? – спросил Иван.

– Да все равно патроны кончились…

– А руку почему не вылечил?

– Живой воды больше нет.

– Так что же? Неужели конец обороне?

– Выходит, конец… Только враги почему-то прекратили огонь. Кажется, будто чего-то ждут…

– Ну, тогда, Алеша, готовь войска к прорыву из города, пока компольды опять на штурм не пошли…

И в этот момент в дверях появился стрелец и доложил:

– Там, наверху, – парла… парлам…

– Парламентер?

– Точно, парламентер! Посланник от этого самого… през… президента!

– От кого? – хором воскликнули Иван, кот, волк и богатырь.

– От президента!..

Немая сцена длилась недолго. Ваня сказал:

– Я так и подумал, что это мой двойник объединил компольдов… Больше было некому…

Повернулся к стрельцу:

– У нас остался хоть один чистый парадный мундир, чтобы не стыдно было встретиться с парламентером?

– Нет, верховный воевода. Наверху руины, дворец разрушен.

– А мой костюм совсем разорван… И грязный… Та-ак… Стрелец! Кафтан на тебе вроде бы чистый и целый! Быстро снимай, давай его мне, а сам можешь надеть мой пиджак! Не налезает? На плечи накинь! Алеша Попович! Что это за цепь у тебя на шее?

– Орден.

– Дай ненадолго поносить!

– Верховный воевода, это может уронить твое достоинство, тебе царь пожаловал более высокую степень этого ордена…

– Да кто там будет смотреть, у кого какая степень! Не до того сейчас… Пошли наверх!

Пробравшись среди дымящихся руин дворца, они вышли на площадь. На ней в окружении стрельцов стоял компольд в котелке и фраке – похоже, один из тех, что заседали в совете министров.

Приняв самый гордый и торжественный вид, выпятив грудь с орденом Алеши Поповича, Иван подошел к нему.

 – Я слушаю тебя, парламентер.

– Господин верховный воевода! Господин президент предлагает прекратить ненужное сопротивление, чреватое разрушением большого города и находящихся в нем ценных фабрик и заводов. Он предлагает вам сдать город на самых почетных условиях.

– И какие условия предлагает твой президент?

– Он дает право вашим войскам покинуть страну русских сказок. Все мирное население, которое захочет присоединиться к вам, также получит это право.

– И куда нам деваться? 

– Вас готовы принять король Артур и волшебник Мерлин. Вам будет обеспечен беспрепятственный проход в страну английских сказок. Огнестрельное оружие вы должны будете сдать, но мечи, копья и прочее вооружение, приличествующее доблестным сказочным воинам, останется при вас. Вы получите право пройти почетным маршем, с развернутыми знаменами.

– Что-то больно добрый твой президент! Это все его условия?

– Нет, не все. Он требует от господина верховного воеводы официальной и законной передачи ему власти в стране русских сказок.

– А-а, теперь понятно, чего он такой добрый! Он законность хочет соблюсти, чтобы ему больше никто править не мешал! И что же – мне с ним договор подписывать?

– Да. Если вы примете его условия и готовы подписать договор, то он ждет вас ровно в полдень на небольшом холме около города. Он сказал, что вы знаете этот пригорок. Оттуда открывается хороший вид на город.

– Ну, что же… В принципе, условия выглядят приемлемыми…

Иван задумался. Богатырь здоровой рукой дернул его за рукав:

– А может, верховный воевода, еще повоюем?

– Сам же, Алеша, знаешь, в каком мы положении.

– Знаю…

– Ну, тогда война окончена. Парламентер, передай своему президенту, что верховный воевода Иван принимает его условия. 

 


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

 

 

Ярко светило полуденное солнце. Алеша Попович выстроил войско (точнее, его остатки) на большой улице у окраины города. Все были в запыленных и изорванных мундирах, у многих были железные руки и ноги. И, хотя над строем гордо реяли несколько пробитых пулями знамен, все избегали глядеть друг другу в глаза.

За войсками теснилась огромная толпа горожан, не захотевших оставаться под властью компольдов.

В конце улицы стояли компольдовские патрули. Позади них возвышался холм, на котором когда-то Иван, Мерлин и Сергей сражались с Соловьем и Тугарином. Теперь там ждал Ваню его двойник. Раньше этот пригорок был довольно далеко от города, но столица с тех пор сильно разрослась.

Как и полагалось верховному воеводе, Ваня стоял перед своим войском. Рядом расположились кот и волк.

Алеша четким шагом подошел к Ивану, отсалютовал здоровой рукой:

– Войска построены, верховный воевода.

– Спасибо, Алеша. Подожди минутку.

Ваня повернулся к коту ученому и серому волку:

– Знаете что, друзья? Думаю, вам не надо со мной на подписание договора идти. Пробирайтесь лесами к Мерлину, а то вдруг мой двойник все-таки какой-нибудь подвох задумал…

– Как это? – сказали кот и волк. – Мы без тебя никуда!

– Ах, так? Тогда слушайте мой приказ: отправляйтесь к великому волшебнику и передайте ему, что я принял условия президента и ровно в полдень подписываю договор! Что нас должны беспрепятственно пропустить в страну английских сказок! И если не пропустят, то пусть Мерлин и все сказочные страны устроят этому президенту международную изоляцию!

– Что устроят, отважный победитель компольдов?

– Международную изоляцию! Ну, как бы это сказать попроще… Пусть они никогда не имеют никаких дел с этим обманщиком! Теперь поняли?

– Поняли.

– Выполняйте приказ!

Кот и волк постояли и помолчали еще несколько секунд. Потом повернулись и исчезли среди небольших пригородных домиков.

– Ну, Алеша, я пошел, – сказал Иван. – Когда я махну рукой, значит, договор подписан. Бросайте огнестрельное оружие и выходите из города.

– А может, хоть несколько пистолетов себе оставим? – спросил богатырь.

– Зачем? Все равно у нас патронов нет.

– Да нашлось немного у десятка-другого воинов!

– Нет, это будет нечестно… Договор есть договор…

На негнущихся ногах Ваня направился к пригорку. Компольды-солдаты расступились, пропуская его. Поднялся на холм. На вершине уже был поставлен большой стол, накрытый зеленым сукном. У стола стоял двойник в отутюженном военном френче, из кармана которого свешивалась цепочка часов. Вокруг, в почтительном отдалении, толпились компольды-начальники – и во френчах, и в раззолоченных мундирах, и в строгих черных костюмах. Немного в сторонке стоял духовой оркестр с начищенными трубами.

– Ну, здравствуй, Иван, – сказал двойник. В его голосе звучало просто невообразимое торжество. Казалось, он вот-вот лопнет от важности.

– Здравствуй, родственничек, – отозвался Ваня.

– Вот ты меня все обзываешь родственничком, а я не обижаюсь! Ведь мы с тобой и на самом деле почти что родственники!

– Родственники, родственники… А не жалко тебе, родственничек, опять губить природу? Посмотри, как вокруг красиво! Небо синее, листва золотистая… Скоро зима, ляжет снег… Белый-белый! А ты хочешь, чтобы он был черным от копоти фабричных труб!

– Ну, что же делать? Конечно, есть у фабрик и заводов свои недостатки… Но дело прежде всего! Как сказал бы кот ученый, лес рубят – щепки летят!

– Вряд ли кот мог бы сказать такую гадость… Ну ладно, где там твой договор?

– Уже готов! Сейчас нам его прочтут!

Компольд в котелке и фраке выступил вперед и начал читать:

– Мы, высокие договаривающиеся стороны, президент Иван и верховный воевода Иван, в дальнейшем именуемые высокими договаривающимися сторонами, составили настоящий вековечный договор о нижеследующем…

– Поменьше о вышесказанном и нижеследующем! – прервал его Ваня. – Давай по сути!

– По сути здесь вот что: верховный воевода Иван объявляет недействительным свой указ, в котором он объявил президента Ивана своим двойником, передал власть в стране русских сказок царю Салтану и царю Гороху, а также повелел закрыть все фабрики и выселить всех компольдов. Верховный воевода Иван признает законной власть президента Ивана и обязуется впредь не предпринимать никаких действий по ее подрыву.

– Ну, предположим, объявляю, признаю и обязуюсь, – сказал Ваня. – А мой двойник…

– Думай, что говоришь! – перебил двойник.

– Ну, хорошо, хорошо. Предположим, не двойник, а президент… Он-то что делать обязуется?

– Президент Иван дает право войскам верховного воеводы Ивана покинуть страну русских сказок вместе со всем мирным населением, которое захочет присоединиться к нему, – отчеканил компольд. – Верховному воеводе Ивану, его войскам и присоединившемуся населению будет обеспечен беспрепятственный проход в страну английских сказок почетным маршем, с развернутыми знаменами...

– Ну, дальше понятно. Сдать огнестрельное оружие, оставить мечи и копья… Ладно, родственничек, я готов это подписать. Давай, компольд, свою бумажку.

– Ты что, будешь стоя подписывать? Давай, как положено, сядем за стол! – сказал двойник. Видимо, ему очень хотелось, чтобы обстановка была как можно более торжественной.

Оба уселись в высокие кресла за столом. Компольды с поклонами подали им золотые перьевые авторучки. Потом положили договоры – каждому свой экземпляр. Иван и двойник поставили подписи. Потом обменялись экземплярами и еще раз подписались.

Иван встал и махнул рукой Алеше Поповичу. Войска и горожане начали выходить из столицы.

– Ну, вот и все. Надо пожать друг другу руки, – сказал двойник, тоже вставая.

– Прямо как главы правительств в телевизоре! Может, еще и авторучками обменяемся? – ехидно сказал Ваня.

– А что? Можно и ручками обменяться. Все-таки такой торжественный момент!

– Кому торжественный, а кому и не очень, – пробурчал Ваня. – Обойдемся без рукопожатий…

И тут его осенило. Он повернулся к двойнику и сказал:

– А впрочем, как мне кажется, момент действительно торжественный! Не каждый же день в стране русских сказок заключаются вековечные договоры!

– Конечно! – радостно ответил двойник.

– Так, может, не только ручками обменяемся, но и часами? Ручка – это мелочь, а вот часы – лучший памятный подарок! Я где-то что-то такое читал! А если я читал, то и ты читал!

– Читал, читал! – согласился двойник. – Давай и часами обменяемся, теперь уже все равно!

– Что все равно? – спросил Ваня.

– Сейчас сам увидишь. Но сначала все-таки давай пожмем друг другу руки и торжественно обменяемся ручками и часами!

Пожали руки, протянули друг другу свои авторучки, отстегнули часы и обменялись ими. Духовой оркестр заиграл торжественную музыку.

Ивановы войска и горожане уже проходили мимо пригорка. Ваня спросил двойника:

– Так что я должен был увидеть? Показывай скорее, а то мне к моим войскам надо!

– А вот что! – двойник вытащил из кармана белый платок и махнул им.

Загремели выстрелы. На колонну, выходящую из города, со всех сторон поползли компольдовские танки. Первым в металл обратился Алеша Попович, за ним начали громоздиться горы статуй. Пытаясь спастись, безоружные войска и горожане стали разбегаться в разные стороны, но за танками шли автоматчики. Ни одному человеку не удавалось прорваться сквозь их заслон.

– Ты что? – закричал Иван своему двойнику. – А вековечный договор?

– Договор? А в договоре что сказано? – с хитрым видом ответил двойник. – Что я обязан обеспечить тебе и твоим войскам беспрепятственный проход в страну английских сказок! Но там не сказано, КОГДА я должен его обеспечить! Вот я лет через сто всех и оживлю, и обеспечу беспрепятственный проход!

Иван от возмущения, негодования и ужаса потерял дар речи. Судорожно вцепился в часы своего двойника и начал переводить их назад. Один оборот, два, три…

Подошли несколько компьютерных солдат. Навели автоматы на Ивана. Вопросительно посмотрели на своего президента.

Двойник отрицательно покачал головой и сказал Ване:

– Нет, не позволю я им обратить тебя в металл. Ты все-таки на меня очень похож, еще потеряют ко мне уважение… Я сам тебя в металл обращу!

– Десять оборотов… – лихорадочно считал Ваня про себя. – Чтобы вернуть время назад, всего нужно двадцать два… Не ошибиться бы… Двенадцать… Тринадцать…

– Да чего ты часики-то крутишь? Нервничаешь, что ли? – усмехнулся двойник. – Не бойся! Ты же знаешь, что обращаться в металл совсем не больно! А через сто или двести лет я тебя оживлю, посмотришь, как страна сказок под моим правлением расцветет!

– Пятнадцать оборотов… Семнадцать…

Двойник вытащил из кобуры пистолет, навел его на Ваню и спросил:

– Ну что, Иван, хочешь еще что-нибудь сказать на прощание?

– Двадцать… Двадцать один…

– Не хочешь? Ну, тогда прощай!

– Двадцать два! Прощай!..

Часы задрожали в руках Вани, зашипели и заискрились. Стрелки на них закрутились с огромной скоростью. Все вокруг исчезло в густом тумане, по которому пробегали вспышки молний. Возникло ощущение, что каждая клеточка тела чувствует могучий поток времени, поворачиваемого вспять единой волей всех волшебников из сказок всего мира.

Потом туман рассеялся, и Иван услышал голос Сергея:

– Ну что, Вань, я выключаю компьютер? Или еще по Интернету полазим?

Ваня огляделся. Он сидел за компьютером в комнате своего приятеля. Часы показывали половину шестого, а на календаре была вчерашняя дата. Время вернулось назад.

– Эй, Ванюха! Ты чего задумался?

– Ничего! – Иван вскочил из-за стола. – Выключай, выключай! Я побежал домой, мне надо задачу по физике решать! И никогда! – слышишь? – никогда не надо ничего менять в стране сказок! Пусть там всегда все будет по-старому, как при царе Салтане и царе Горохе! Никаких фабрик, никаких машин, никаких компольдов!..

Сергей удивленно смотрел ему вслед.

 

2005 г.

НА СТРАНИЦУ «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА»

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

книга первая: нашествие компольдов

книга вторая: добро и зло

 

НА СТРАНИЦУ «ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА