НА СТРАНИЦУ «МЕМУАРЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

СЕРГЕЙ ЗАГРАЕВСКИЙ

МОЙ  ХХ  ВЕК

ВСТУПЛЕНИЕ

ГЛАВА 1: “СОВМЕЩАНЕ”

ГЛАВА 2: ВОРКУТА

ГЛАВА 3: ШЕСТИДЕСЯТЫЕ

ГЛАВА 4: “ЗАСТОЙ”

ГЛАВА 5: ПСИХОАНАЛИЗ

ГЛАВА  6: ЛЕНИН, ПАРТИЯ, КОМСОМОЛ

ГЛАВА 7: “НАУЧНАЯ КАРЬЕРА”

ГЛАВА 8: ЭЙФОРИЯ СМЕНЫ ЭПОХ

ГЛАВА 9: АРКАДИЙ

ГЛАВА 10: КОММЕРЦИЯ

ГЛАВА 11: КРАХ БАНКА

ГЛАВА 12: ХРИСТИАНСТВО

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

 

СЕРГЕЙ ЗАГРАЕВСКИЙ

З 14      МОЙ ХХ ВЕК. – М.: “АЛЕВ-В”, 2001.  352 с. – 1000 экз.

            ISBN 5-94025-009-2

 

ГЛАВА 9

АРКАДИЙ

  

Шел я по улице незнакомой

И вдруг услышал вороний грай,

И стоны лютни, и дальние громы.

Передо мною летел трамвай.

 

Как я вскочил на его подножку,

Было загадкою для меня,

В воздухе огненную дорожку

Он оставлял и при свете дня.

 

Мчался он бурей темной, крылатой,

Он заблудился в бездне времен...

Остановите, вагоновожатый,

Остановите сейчас вагон.

 

Поздно. Уж мы обогнули стену,

Мы проскочили сквозь рощу пальм,

Через Неву, через Нил и Сену

Мы прогремели по трем мостам.

 

И, промелькнув у оконной рамы,

Бросил нам вслед пытливый взгляд

Нищий старик, – конечно, тот самый,

Что умер в Бейруте год назад.

 

Где я? Так томно и так тревожно

Сердце мое стучит в ответ:

Видишь вокзал, на котором можно

В Индию Духа купить билет?

 

Вывеска... Кровью налитые буквы

Гласят – “Зеленная”, – знаю, тут

Вместо капусты и вместо брюквы

Мертвые головы продают.

 

В красной рубашке, с лицом как вымя,

Голову срезал палач и мне,

Она лежала вместе с другими

Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

 

А в переулке забор дощатый,

Дом в три окна и серый газон...

Остановите, вагоновожатый,

Остановите сейчас вагон.

 

Машенька, ты здесь жила и пела,

Мне, жениху, ковер ткала.

Где же теперь твой голос и тело,

Может ли быть, что ты умерла?

 

Как ты стонала в своей светлице,

Я же с напудренною косой

Шел представляться Императрице,

И не увиделся вновь с тобой.

 

Понял теперь я: наша свобода –

Только оттуда бьющий свет,

Люди и тени стоят у входа

В зоологический сад планет.

 

И сразу ветер знакомый и сладкий,

И за мостом летят на меня

Всадника длань в железной перчатке

И два копыта его коня.

 

Верной твердынею православья

Врезан Исакий в вышине,

Там отслужу молебен о здравьи

Машеньки и панихиду по мне.

 

И все ж навеки сердце угрюмо,

И трудно дышать, и больно жить...

Машенька, я никогда не думал,

Что можно так любить и грустить.

 

                                                        Николай Гумилев

                                                        “Заблудившийся трамвай”

  

I

 

Я думаю, что Карлоса Кастанеду читали многие, а уж слышали-то о нем практически все. Одни к нему относятся как к идолу, другие – как к мошеннику, третьи используют его книги в качестве учебного пособия по “практической магии”, четвертые считают их вредными и в теории, и на практике…

На самом деле Кастанеда – личность настолько загадочная, что больше не получается ничего про него сказать. Отсутствие информации даже не позволяет назвать его неоднозначной, сложной и противоречивой фигурой – а ну как, действительно, он все свои занятия с Доном Хуаном выдумал, а на самом деле жил этакий домосед-писатель, ездил иногда на мексиканские курорты, – и все?

Лично я думаю, что если и выдумал, то какие-нибудь мелочи, а в целом написанное – правда. Но зачем навязывать читателям свою точку зрения? Черты личности Кастанеды и подробности его биографии для нас, в конечном счете, непринципиальны. Примем его книги как литературный факт и на этом остановимся.

Поэтому я буду говорить не про Карлоса Кастанеду, а про себя.

Но прежде чем перейти к “содержательной” части, все же хочу кратко рассказать тем, кто Кастанеду не читал, о нем и его книгах – слишком часто нам придется о них вспоминать.

Кто Кастанеду читал – не перелистывайте страницы, потому что я хочу акцентировать внимание на ряде принципиальных вещей.

Началось все в начале шестидесятых, когда Карлос был аспирантом антропологии в американском университете и приехал в Мексику собирать материал о местных традициях, точнее, о кактусе-галлюциногене под названием “пейотль”.

И вот однажды на автобусной остановке к нему подошел прилично одетый старый индеец и предложил помочь со “сбором материала”. Индейцы, наевшись “пейотля”, устраивали нечто вроде групповых сеансов медитации, и дон Хуан (так звали индейца) предложил “провести” Кастанеду на это мероприятие и дать ему попробовать “пейотля”. Это оказалось первым, но далеко не последним шагом к многолетним занятиям Карлоса с доном Хуаном.

Выяснилось, что дон Хуан – так называемый “нагваль”, то есть руководитель группы магов, целью которых является совместная подготовка к переходу в другие миры.

Дело в том, что, согласно понятиям мексиканских магов, мир – это различные формы энергии. А общемировая энергия, энергия Вселенной, имеет форму, похожую на орла бесконечных размеров. “Орел” – так ее и называют.

Этот “Орел” дарит кусочек своей энергии каждому живому существу, дабы оно прошло свой путь в одной из форм существования мира, чему-то научилось, что-то познало и в момент своей смерти отдало это осознание “Орлу”. Таким образом, цель “Орла” – постоянное самосовершенствование. Так и получается, что мы, получив от него кусочек энергии, имеем изначально заложенную тягу к познанию.

Более того, мы способны использовать это познание не только в неизвестных и непостижимых целях “Орла”, но и, так сказать, в “личных”: познать свою энергию настолько, чтобы научиться управлять ею и в момент смерти.

А в последнем случае главной и наиболее сложной задачей является не потерять осознание себя как личности, не отдать свою энергию “Орлу”, не раствориться в нем, а направиться дальше, в какие-то иные формы существования миров, и использовать “там” опыт, накопленный “здесь”.

Эти иные миры (или формы единого мира – кому как нравится) существуют где угодно, в том числе и на Земле, только в абсолютно других измерениях. Цель мага – в них “заглянуть”, заодно и на “Орла” посмотреть, и понять, как себя вести в момент перехода.

Более того, постоянное самосовершенствование попутно дает огромные дополнительные способности и в этом мире. Но все хорошо в меру, потому что увлечение колоссальными возможностями мага на Земле (мгновенные перемещения с места на место, управление психикой людей, целительство, превращения и т.п.) отнимает много энергии, и ее может не хватить для работы над главным – моментом смерти, то есть перехода в иные миры. А тогда поглотит “Орел” такого мага за милую душу, и не поможет ему то, что он умел летать не хуже самолета.

Это теория, а практическая задача мага – научиться все это делать. Для этого существует огромное количество способов, в том числе и занятия с “пейотлем”. Многие наркотики, прежде всего некоторые галлюциногены, заставляют человека “расслабиться” и высвободить большое количество энергии, которую можно направить на осознание. Что-то вроде “допинга”.

Но занятия дона Хуана с Кастанедой базировались на “пейотле” совсем недолго. Потом начались походы в горы (в так называемые “места силы”) и ввод Карлоса в состояние повышенного осознания уже безо всяких наркотиков. Несмотря на неготовность к подобным практикам и “небоевой” характер, Кастанеда делал все большие и большие успехи.

А готовил его дон Хуан в “нагвали”, то есть Карлос должен был после его ухода собрать свою группу “воинов”, возглавить их и заниматься вместе с ними. Он это и начал делать, не всегда успешно и весьма сумбурно. Из его книг не следует, в полной ли мере ему это удалось. Множество воспоминаний о Кастанеде, зачастую сомнительных, тоже не дает полной картины на эту тему.

Но несомненно, что на глазах у читателей книг Кастанеды трусоватый, нерешительный, не задумывавшийся о будущем молодой научный работник превратился в сильного мага.

Вот, собственно, и все, если можно столь кратко пересказать содержание двенадцати больших томов. Официально считается, что Карлос Кастанеда умер от рака печени в возрасте 72 лет в своем доме в Калифорнии в июне 1998 года.

 

 

II

 

Человека, который мог бы стать моим “доном Хуаном” (а возможно, он им и стал) я встретил поздней осенью 1990 года.

Однажды в сырой, промозглый воскресный день мы с матерью решили съездить на недалекий Химкинский рынок (я уже жил в квартире бабушки на площади Гагарина, но большую часть времени все еще проводил на Речном Вокзале).

Не помню, за чем конкретно мы туда поехали. За чем угодно – было время всеобщего дефицита.

На рынке мы прошлись по ряду, где продавали животных, и именно мать, куда более общительная, чем я, разговорилась с симпатичной парой, продававшей рыбок. Звали их Аркадий и Марина, лет им было слегка за тридцать, то есть чуть постарше меня. Примечательно, что я так и не знаю фамилию ни Аркадия, ни Марины.

Видимо, разговор начался стандартно: они предложили купить рыбок, мать сказала, что она в рыбках не понимает, они сказали, что это несложно и при желании можно научиться, и так завязался разговор. Потом подошел я, и мы договорились, что вечером с матерью приедем к ним, и они нам все подробно расскажут, а при желании подберут рыбок, аквариум и прочее.

И как ни странно, мы с матерью решили попробовать заняться аквариумистикой и вечером приехали к Аркадию с Мариной. Жили они недалеко – в Новых Химках.

Об их квартире стоит сказать отдельно. Комнат было три: в одной жили Аркадий и Марина, во второй – рыбки, в третьей – мать и десятилетний сын Марины. Еще у них было две кошки, несколько ондатр (на балконе), а чуть позже появился огромный сенбернар.

Неудивительно, что “общественная жизнь” семьи проходила исключительно на кухне. В комнату Аркадия и Марины я был приглашен существенно позднее, так как они несколько стеснялись того, что мебели, кроме шкафа и матраса, там не было.

Они выглядели вполне стандартной и гармоничной супружеской парой: флегматичный, задумчивый Аркадий и бойкая, “деловая” Марина. Аркадий то где-то работал каким-то консультантом, то нет, а жили они разведением и продажей рыбок.

Этот бизнес у них был поставлен на весьма широкую ногу: целая комната была заставлена огромными аквариумами, в которых водились и суперэлитные дискусы, и элитные лабео, и стандартные меченосцы и гурами, и простенькие гуппи, и уйма различных сомиков, и прочее. Они их чем-то специфическим кормили, кололи им какие-то гормоны, чтобы они лучше размножались…

Моей матери давно хотелось рыбок. Много лет назад она собиралась этим заниматься и даже купила двадцатилитровый аквариум, но он так и пылился на шкафу. В итоге я в тот вечер купил у Аркадия и Марины нескольких рыбок и сравнительно небольшой, но уже почти “профессиональный” аквариум – литров, по-моему, сто.

Кстати, совет начинающим аквариумистам: самое главное – это надежный аквариум. Сто литров – совсем небольшой, а ведь это десять ведер воды! А теперь представьте себе, что клеевой шов разошелся и десять ведер вылились на пол вашей квартиры! Вспомните, какая глобальная катастрофа происходит при перевернутом полуторалитровом чайнике, а в случае даже маленького аквариума ремонт у себя и у нескольких соседей снизу практически обеспечен. А если аквариум средний – литров пятьсот?

Дабы закрыть тему с рыбками, скажу, что аквариумистикой я занимался недолго, меньше года. Но у меня были три аквариума и множество рыбок – и меченосцы, и неоны, и акары, и гурами, и телескопы... Ни один аквариум, слава Богу, не треснул и не протек.

Спал я под непрерывное гудение компрессоров – аквариумы стояли на столе рядом с моей кроватью. Но, кстати, шум этот был даже приятным и убаюкивающим. У меня даже сейчас есть маленький комнатный фонтанчик, и если я из-за какого-то шума на улице не могу заснуть, я его включаю, и он “сглаживает” все остальные шумы. А например, недавно я был в Крыму, где недалеко орала дискотека, и в тех же целях приходилось включать воду в ванной. Впрочем, ночью на обнищавшей Украине воду отключали, но я к тому времени уже успевал заснуть. Делюсь с читателями этим “ноу-хау”.

 

 

III

 

Мать после вечернего визита в первый день нашего знакомства была у Аркадия и Марины раза два, и то случайно.

А я стал там бывать довольно часто. Их дом, при внешней неприглядности и неуютности, был загадочно привлекательным – например, друзья детства Марины приходили к ним играть в преферанс, и это при том, что ни Аркадий, ни Марина не играли. Так и сидели на кухне, как декорации, эти милейшие тридцатилетние господа, тихо сетовали на неудачные “прикупы”, а когда становилось поздно, мать Марины их, как детей, выгоняла, и все это было очень забавно.

Советская “кухонная” жизнь! Даже не представляю себе, как в малогабаритной кухне стандартной новостройки восьмидесятых годов одновременно умещалось столько народу. Друзья Марины играли в преферанс, мы с Аркадием и Мариной о чем-то беседовали, мама Марины готовила еду, параллельно они с Мариной дружно отчитывали ребенка за какую-нибудь очередную двойку, вокруг ходили кошки, иногда влетал молодой сенбернар, его дружно выгоняли в коридор, ибо он сносил все на своем пути…

Постепенно я узнал, что Аркадий когда-то занимался то ли у-шу, то ли кун-фу (на самом деле это почти одно и то же, только у-шу – это весь комплекс упражнений, а кун-фу – конкретно искусство борьбы). У Аркадия был “коричневый пояс” (черный – следующий), и занимался он с некими “настоящими” китайцами. Кстати, я от него первого узнал то, что сейчас знает, наверное, каждый школьник: у-шу – прежде всего духовная практика, работающая с… Ну, скажем, с “биополями” – этот термин был мне тогда более привычен.

А Марина иногда настаивала какие-то травы по русским народным методикам, поила ими сына, когда он заболевал, приговаривала какие-то заклинания…

Я, откровенно говоря, “при всем уважении” считал и биополя, и тем более заклинания чистым шарлатанством. Как, впрочем, и массовые телесеансы малоприятного Анатолия Кашпировского, которые в то время как раз активно проводились. А к “кун-фу“ и вовсе отнесся свысока, так как занимался гораздо более “серьезным“ боевым искусством – боксом.

А когда Аркадий мне как-то рассказал, что он (Аркадий, а не Кашпировский), оказывается, профессиональный экстрасенс и работал в какой-то фирме консультантом именно по экстрасенсорике, то я из уважения к милейшему Аркадию просто пожал плечами и промямлил нечто нейтрально-вежливое. Потом Марина поведала, как они с Аркадием однажды не успели спасти “шефа” от ограбления (поздно “проинтуичили”) и он за это их уволил, и я счел все это откровенной легендой или шарлатанством. То есть “дурили” Аркадий и Марина шефа, зарабатывали деньги, – и вроде бы молодцы, а потом шеф понял, что его “дурят”, и уволил их – тоже вроде бы молодец.

 

 

IV

 

А “прорыв” у меня произошел однажды вечером то ли поздней зимой, то ли ранней весной 1991 года.

Подчеркну для скептиков – я был абсолютно трезв, ибо мне предстояло ехать домой за рулем. А поскольку мы с Аркадием жили по разные стороны кольцевой дороги и мне предстояло проезжать пост ГАИ, то тем более я никогда не рисковал.

Еще подчеркну для особых скептиков – никаких наркотиков тогда ни в широком, ни в узком употреблении не было, и курил я всего лишь “Яву”, желательно “Явскую” – помните, в советское время сигареты “Ява” выпускались фабриками “Ява” и “Дукат”, а последняя их делала за те же 40 копеек, но хуже.

А для особо въедливых скептиков замечу, что с головой у меня всегда все было в порядке.

В тот вечер у нас с Аркадием зашел разговор об экстрасенсорике, я откровенно высказал свое неверие “во все это”, а он мне предложил “что-то показать”.

Мы пошли в комнату, он выключил свет, попросил меня внимательно посмотреть на его руку, там, где вены, и максимально расслабить (расфокусировать) глаза. Я так и сделал, и вдруг увидел… бегущие вдоль его руки разноцветные искорки. Он меня начал спрашивать, какого они цвета, и я отвечал с почти стопроцентным “попаданием”. Или он сам говорил, какой цвет сейчас будет, и так оно и было.

Есть такой термин “момент истины”. Нечто подобное я вдруг ощутил. Сколько лет прошло, а эти цветные искорки помню в подробностях.

А для того, чтобы я понял и природу происходящего, Аркадий мне весьма подробно и доходчиво (он умел это делать) все объяснил. И в тот вечер, и в течение нескольких моих последующих визитов. После эксперимента с искорками я его слушал уже без внутреннего скепсиса.

Отмечу, что вопроса “А как такое может быть?” у меня ни разу не возникло. Я ощутил, что передо мной некий новый мир, и вопрос: “А откуда он?” был бы столь же глуп и неуместен, как, например, при изучении японского языка: “А почему такой-то иероглиф пишется так-то?” Нет, в принципе в таком вопросе нет ничего страшного, но обращен он все-таки должен быть не к преподавателю языка, а к историкам лингвистики, причем мнения историков на эту тему могут и не совпадать.

Более того, даже вопроса: “А почему подавляющее большинство людей не ведает ни про какую энергетику?” у меня не возникало. Я же, например, никогда не сомневался в объективности искусства, но оно все-таки при этом всегда оставалось уделом избранных…

Все-таки высшее образование дает людям умение воспринимать практически любую науку. Прослушал курс, прошел практические занятия, систематизировал у себя в голове, – и все, очередная “наука” пройдена. А достижение в ней профессионализма – уже следующий этап, который может и не наступить.

Так, абсолютно спокойно и по-деловому, я экстрасенсорику в то время и воспринял: решил заниматься – и занимаюсь.

Скажу, хотя это и прозвучит нескромно: этим я выгодно отличался от вечно сомневавшегося и рефлексировавшего (во всяком случае, в книгах) Карлоса Кастанеды, и несомненно, что Аркадию со мной заниматься было относительно легко. Во всяком случае, на “теоретических занятиях”.

С практикой все оказалось куда сложнее, но об этом речь впереди.

 

 

V

 

В постсоветскую эпоху на “экстрасенсорную” тему было издано огромное количество книжек и, возможно, сейчас эти объяснения большинству читателей покажутся элементарными азами. Поэтому я, в отличие от Кастанеды, не буду дословно цитировать своего “дона Хуана” – Аркадия, да и не вел я никаких записей.

Насколько я сейчас понимаю, Аркадий учил меня чему-то, близкому к буддийско-тибетским экстрасенсорным практикам – судя по часто повторяемой им мантре “Ом мане падме хум”, это было именно так. Тем не менее, дабы соблюсти научную добросовестность, ссылаться буду лишь на слова Аркадия.

Итак, по Аркадию, все предметы и стихии, в том числе и человек вместе с его разумом, психикой и духом – это некие энергетические структуры различной сложности. То есть и сознание, и материя – это прежде всего энергия.

У человека есть семь энергетических центров, или чакр, располагающихся вдоль позвоночника. Каждая излучает энергию определенного цвета, доступного для “видения” экстрасенсами. Цветов, соответственно, тоже семь, и для простоты их можно считать цветами радуги. Примерно так их и “видят”. Помните: “Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан”?

Нижняя чакра – “Муладхара”, находится в районе копчика, излучает красный цвет. Состав ее энергии близок к энергии животного мира.

Следующая – “Свадхиштхана”, находится на уровне низа живота, ее энергия – ярко-оранжевого цвета, сексуальная.

Следующая – “Манипура”, солнечное сплетение, желтая энергия, физическая сила.

Следующая – “Анахата”, область сердца, зеленая энергия. Она  “отвечает”  за энергию “душевных порывов”.

Следующая – “Вишудха”, область щитовидной железы, голубой (на самом деле сине-зеленый) цвет, энергия интуиции.

Следующая – “Аджна”, чакра разума, “третий глаз”. Та самая, символ которой индусы себе наклеивают на лоб. Цвет, по идее, синий, но настолько яркий, что кажется серебристым.

И, наконец, самая верхняя чакра – “Сахасрара”, макушка головы. Цвет вроде бы должен быть фиолетовым, но на самом деле структуру этой чакры трудно “увидеть” – ее энергии осуществляют нашу связь с космосом, и она наиболее сложна. Не зря ее другое название – “тысячелистный цветок лотоса”. Попробуйте-ка рассмотреть тысячу лепестков!

Как вы, наверное, поняли, “уровень” чакр повышается снизу вверх. У каждого человека есть некие “предпочтительные энергии”, но, например, на одной–двух нижних чакрах способны “работать” все (пусть не осознавая это), а дальше – в зависимости от уровня развития. Физическая сила, сердечные порывы, интуиция, разум, Вселенная.

Существует несколько уровней восприятия мира вообще и всего вышеописанного в частности. Это физический (доступен всем, это наше обычное восприятие мира), эфирный (обычно это те самые “биополя”, которые даже можно измерить специальной аппаратурой), астральный (в нем “работает” большинство экстрасенсов, он позволяет “видеть” структуру и цвет энергий чакр), ментальный (в нем уже можно постигать суть мироздания), и еще несколько высших уровней. Пятый уровень, например, часто называют кармическим, и находящиеся в нем экстрасенсы могут быть способны предсказывать судьбу.

Само по себе нахождение на том или ином уровне восприятия еще не означает умение в нем “жить и работать”. То есть вход в “состояние” – первый этап, а второй и самый сложный – овладение им. Ведь, например, для овладения той или иной возможностью, предоставляемой нам нашим привычным “физическим” миром, зачастую уходят годы, а то и вся жизнь.

А новые уровни восприятия – новые миры, новые возможности…

Откровенно говоря, я до сих пор сомневаюсь, что кто-то способен заглянуть выше четвертого, ментального уровня, – даже все “прорывы” Кастанеды не шли дальше. Мексиканские маги (во всяком случае, дон Хуан) в судьбу, а тем более в ее “кармический” вариант не верили и считали все происходящее зависящим прежде всего от нас самих.

Но, наверное, величайшие предсказатели судьбы типа Ванги были способны работать, как минимум, на пятом уровне. А Будда вроде бы мог доходить до девятого уровня, то есть, по идее, обладал просто невероятными возможностями.

Но, впрочем, мое личное сомнение в возможности постижения высших уровней происходит лишь от недостатка информации на эту тему. Я, в отличие от блаженного Августина, который “верил, чтобы знать”, исповедую обратный тезис: “Я знаю, чтобы верить”. Я же и в восприятие выше физического до занятий с Аркадием не верил. Ну, может быть, слегка – в эфирное, и то потому, что мать мне иногда несколько облегчала головную боль, водя руками вокруг головы…

Вы заметили, что я смешал в одном объяснении Кастанеду и Будду? Это не случайность. Можно провести столько параллелей между воззрениями мексиканских магов и буддизмом – не счесть. Хотя, конечно, и терминология, и теория, и практика абсолютно разные.

В частности, в Мексике “осознание” подразделяли всего на два уровня – обычное и “повышенное”, хотя на самом деле по буддийским понятиям “работали” на любом уровне от физического до ментального. А йоги в Индии, например, часами стояли на голове, чего в тибетском Шаолиньском монастыре от монахов не требовалось – там постижение и развитие энергетических структур шло через боевые упражнения, да и цели преследовало не вполне мирные. И так далее.

И буддизм, и индуизм, и мексиканская магия многолики и разнообразны не менее, чем христианство вместе со всеми многочисленными ересями. Православие, старообрядчество, католицизм, лютеранство, кальвинизм, англиканство, арианство, монофизитство, несторианство… Можно ли считать Восток и древние культуры Латинской Америки делом менее “тонким”?

Поэтому и то, что называется медитацией, трудно определить однозначно. В наиболее широком понимании это целенаправленная работа по развитию и познанию энергетических структур. Кто-то в этих целях сидит в позе лотоса, кто-то стоит на голове, кто-то сутками голодает, а кто-то и принимает наркотические препараты вроде “пейотля”.

 

 

VI

 

Той же весной, недели через две – три после моего “прорыва”, Аркадий предложил мне позаниматься всерьез – “погрузиться”. Для устойчивого входа в состояние “повышенного осознания” Аркадий, когда раньше занимался с “китайцами”, использовал так называемую “сому”, и вот он предложил мне позаниматься “на соме” вместе.

Что такое “сома” – доподлинно не знаю до сих пор. Ясно, что это нечто вроде наркотика. Возможно, даже какого-то из известных и часто употребляемых, ибо для его изготовления использовались, в частности, “Солутан” (средство от кашля) и цинковый порошок. Сейчас даже в газетах иногда пишут о тех или иных видах “доморощенных” наркотиков, и такие компоненты где-то упоминались.

Основным аргументом Аркадия в защиту “сомы” было то, что она использовалась “китайцами”, с которыми он занимался, и, в отличие от других наркотиков, якобы не вела к зависимости.

На самом деле, конечно, наркотик есть наркотик, и к зависимости “сома” вела, да еще как. И слава Богу, что я органически не переношу какие-либо зависимости, а уж наркотические – тем более. Но обо всем по порядку.

Должен сказать, что Аркадий меня предупреждал об особой серьезности и небезопасности этих занятий. Более того – он себя никогда не называл “учителем”, а только “старшим учеником”, то есть одновременно занимался и сам, хотя и на более продвинутом уровне, и ситуацию полностью не контролировал.

Но мне ли было отступать? Я к занятиям постепенно стал относиться вполне серьезно и был благодарен Аркадию за предложение “погрузиться” вместе с ним и Мариной.

Мною был куплен “Солутан”, ими – остальные компоненты. Первое занятие мы решили провести в спокойной обстановке – у меня дома, причем это оказалась не площадь Гагарина, а Речной Вокзал. Мама с бабушкой Лидией Викторовной уехали в дом отдыха, и в моем полном распоряжении оказалась бабушкина квартира. Дополнительным аргументом в пользу Речного Вокзала было то, что заниматься мы собирались все выходные, а в соседней квартире на “Речном” лежала с инсультом бабушка Елена Александровна, и я помогал отцу за ней ухаживать. А Аркадий с Мариной должны были на следующий день быть у себя в Химках (благо это было тоже недалеко) и решать какие-то школьные проблемы сына Марины.

Это я к тому, что состояние “повышенного осознания” не исключало выполнения “бытовых” дел. Потом я даже машину в этом состоянии водил.

А в первый раз все было так. Мне Аркадий дал выпить примерно чайную ложку “сомы”, которую он загодя приготовил дома, и предложил лечь на диван и расслабиться. За это время они с Мариной на кухне тоже приняли “сому” (как я потом узнал, они ее по-наркомански кололи себе в вену), сели в кресла и стали ждать.

Минут через пятнадцать началось нечто потрясающее. Все предметы как будто стали излучать яркие, разноцветные потоки света. Стоило приглядеться – и эти потоки пропадали, но с расфокусированными глазами они выглядели невообразимо. Было ощущение, что все это “видишь” неким внутренним восприятием. Иногда требовалось сосредоточиться (точнее – расслабиться) и настроить это “видение” заново, но это было совсем несложно.

Аркадий с Мариной очень обрадовались, что у меня так сразу получилось войти в состояние астрального видения, и начались практические занятия. Точнее, со мной занимался Аркадий, а Марина обычно сидела и выстраивала какие-то энергетические схемы.

А если быть совсем точным, то большую часть времени я был предоставлен самому себе, а Аркадий периодически спрашивал, что я “вижу”, и давал какие-нибудь “полезные советы”.

 

 

VII

 

Ну, как описать то, чему я научился за этот “урок” и два – три следующих? Двигать “взглядом” спичечный коробок или раскачивать лампу – это элементарно, чисто силовое упражнение. Из любого места тела (обычно это в районе чакр) как будто вырастает некое щупальце, которым можно цеплять, толкать и вообще делать, что угодно.

Конечно, не все так просто – надо уметь концентрировать энергию. Даже для того, чтобы спичечный коробок сдвинулся хотя бы на пару миллиметров, уходило минут десять, после которых я чувствовал себя, как выжатый лимон.

А для того, чтобы хоть немного подняться в воздух, требовалась колоссальная концентрация энергии, и я этому так и не научился. Да и Аркадий этого делать не умел.

Но зато, например, мы немного потренировались в “кун-фу”. Аркадий мне показал, что такое “энергетическая дубина”, “энергетический туман” и еще несколько стандартных боевых приемов. Видели фильмы про Шаолиньский монастырь, где монахи в бою машут перед собой руками? Это они сбивают энергетические “выстрелы” противника и запутывают его.

Кстати, вы знаете, как каратисты и прочие восточные бойцы наносят удары от живота? Они забирают там энергию “Манипуры” – чакры силы, и посылают ее перед собой. Свечки так можно гасить – рука до свечи не доходит, а пламя сбивается.

А если не хватает энергии “Манипуры”, подключается энергия “Свадхиштханы”, то есть сексуальной чакры. Суперпрофессиональные бойцы сражаются энергией и “Муладхары”, и высших чакр.

Но все это грубые упражнения, их можно делать и в эфирном видении. Гораздо более “тонкими материями” были тренировки по излучению энергий определенного цвета, броскам друг другу “энергетических шариков” с информацией, “засвечивание” тех или иных чакр, просматривание человека как рентгеном… Последнее, кстати, было самым сложным, и я так и не успел вполне научиться этому, получалось лишь эпизодически. Как, впрочем, и “видение” сквозь стены.

В принципе, все это в состоянии “погружения”, то есть в астральном видении, делать не так уж и сложно. Более того – и без “сомы” получалось. Просто понимаешь и чувствуешь, “как надо”. Концентрируешься на какой-нибудь из чакр и начинаешь ощущать, что из нее полилась “ее” энергия. А дальше – можно эту энергию куда-то посылать, что-то с ней делать, смешивать с энергией из других чакр

Но, конечно, во всем нужна сноровка, закалка, тренировка. Когда от ощущения возможности управлять энергией переходишь к необходимости сделать что-то практически (например, настроиться на энергетические волны другого человека или хотя бы просто “увидеть” его энергетические состояние), выясняется, что у него “видны” не потоки энергии, а в лучшем случае маленькие искорки, и определить что-либо по ним весьма проблематично. Естественно – для этого нужен хороший энергетический контакт с человеком, а это весьма непросто, если даже он не пытается “закрыться”.

Выяснилось, что моя главная “рабочая” чакра – “Вишудха”, то есть интуиция. И у меня стали неплохо получаться “телепатические” опыты – например, просишь кого-то открыть в журнале любую картинку и внимательно ее рассматривать, и “считываешь” эту картинку с мозга человека, как с матрицы. Или просишь загадать цветок и отгадываешь, какой. Или цвет радуги, но это было совсем несложно.

А еще, например, Аркадию надо было заехать к своему знакомому по какому-то аквариумному делу, я его отвез на машине, и он мне почти не объяснял, куда ехать – я прилично “считывал” маршрут с его энергополя. Но этот сложный эксперимент я мог проделать только с Аркадием, а вот простые картинки мог “считывать” и у близких знакомых, причем безо всякой “сомы”.

Попробую объяснить, как приходили ответы или “считываемые” картинки. Действительно, возникало ощущение, что они появляются откуда-то из района щитовидной железы (где расположенаВишудха”) и поднимаются вверх, к мозгу. Информация появлялась в виде тех же маленьких искорок, и если расслаблялся, то на их основании складывалось какое-то общее впечатление. Но если я пытался дать обдуманный и просчитанный ответ (то есть использовал слабо развитой “третий глаз”) – все, ошибка была обеспечена.

То же самое относилось и к моему астральному видению вообще. Появлялось оно тоже откуда-то из района “щитовидки” и до высших чакр почти не доходило.

Что поделать – такова моя природная энергетическая структура. Была бы возможность и время, развивал бы и высшие чакры – “Аджну” и “Сахасрару”.

Но возможности и времени не оказалось.

 

 

VIII

 

Все победные реляции типа “я научился тому-то и тому-то” оказались перечеркнуты одной фразой: за все нужно платить. Плата оказалась немалой, и я понял это уже на первом “погружении”.

Аркадий, конечно, не был таким “безупречным воином”, как дон Хуан. Я не в курсе каких-либо его отрицательных сторон в личной жизни, но в астральном мире у него было серьезнейшее “нездоровое” увлечение – секс. Да-да, так называемый астральный секс, и они с Мариной начинали им заниматься при первой возможности.

Поясню. Для занятий астральным сексом абсолютно не нужен ни физический контакт, ни какое-либо физическое самоудовлетворение. И тем более это не “секс по телефону”.

Есть же “Свадхиштхана” – сексуальная чакра, центр генерации сексуальной энергии! Два партнера просто замыкают эти свои энергии друг на друга, соединяют свои “Свадхиштханы” энергетическим потоком – вот вам и астральный секс. За счет различия в структурах мужской и женской энергий начинается дисбаланс, приводящий к перетеканию друг в друга мощных энергетических потоков. Если партнеры хорошо согласованы, то может наступить и “астральный оргазм” – взаимное замыкание всех чакр.

Это совсем не то, что называется “Кундалини” – раскрытие всех чакр, полное задействование энергии организма и включение ее в мировую энергетическую систему. Чтобы ощутить “Кундалини”, а тем более вынести из этого ощущения какое-то реальное знание, надо к этому долго идти и медитировать на энергиях космоса, а не противоположного пола.

Но, во всяком случае, ощущение от “астрасекса” (другой вариант названия – “экстрасекс”) странное и действительно близкое к сексуальному. При этом, кстати, никаких внешних признаков сексуального возбуждения может не возникать.

Так вот, прежде всего оказалось необходимым “заплатить за удовольствие” в виде астрального секса Марины и Аркадия. Любой переход энергии, в том числе астральной, сопровождается потерями, и несомненно, что я в первый день занятий по неопытности оказался в роли “энергетической подпитки”.

Аркадий и Марина, незаметно уединившись в комнате и позанимавшись “астрасексом” (как будто квартирные перегородки – помеха для энергетических потоков), вечером попрощались со мной и уехали домой. Секс есть секс, и после него у партнеров обычно наблюдается упадок сил и нежелание продолжать познание мира. Природу, как известно, не обманешь.

А еще у Аркадия и Марины оказалось неприятное свойство устраивать друг другу скандалы на том же астральном уровне, то есть “интуичить” друг в друге некие недостатки и пытаться их исправлять силовым путем. А скандал – это генерация отрицательной энергии, что вредно всегда, а особенно параллельно с “астрасексом”, когда все защиты сняты.

Короче, в первый вечер занятий они уехали, и я остался в квартире один. Общий энергетический тонус квартиры и лично меня после их “интимной жизни” резко упал, а “подкачиваться” из космоса я тогда еще не умел.

Какой кошмарной была та ночь! Причем нельзя сказать, что это был наркотический “отходняк” – я еще не раз занимался на “соме”, и ничего подобного не было. Просто я еще не до конца понимал, как защищаться от вредных и отрицательных энергий, и в ту ночь мне было по-настоящему страшно.

Все равно, что жил человек много лет на потухшем вулкане, а потом геологи ему рассказали, что вулкан не потух и, в принципе, в любой момент может начаться извержение, – думаю, пара бессонных ночей этому человеку обеспечена.

К тому же новый мир, новое восприятие вещей принесли с собой подсознательный страх такой силы, что, откровенно говоря, чуть “крыша не поехала”. Никогда со мной не случалось ничего подобного ни до, ни после.

Вы думаете, отчего маленькие дети часто кричат и плачут, причем из-за любого пустяка? А дело в том, что мир для них новый, малознакомый, и они думают: а вдруг действительно Серый Волк съел Красную Шапочку? А если у грудничка, не дай Бог, слегка заболел живот – так для него это равносильно гибели мира, он ведь не знает, откуда боль и что она означает! Вот и вопит во всю силу своих хилых легких: “Спасите!” А что ему еще остается делать?

Кстати, подобные страхи были великолепно описаны Кастанедой, только он их испытывал ночью в горах, а я – в привычной и с детства знакомой квартире на Речном Вокзале, что было вдвойне неприятно. Карлос хотя бы мог в любой момент все бросить, сесть в машину и вернуться в Лос-Анджелес, а сбегать из собственного дома – это было уже чересчур.

 

 

IX

 

Впрочем, нет худа без добра. Я за эти несколько кошмарных ночных часов освоил множество приемов “энергозащиты” и квартиры, и самого себя.

Вообще говоря, самый простой и примитивный генератор отрицательной энергии – завал старых вещей, особенно разнородных. То есть, например, старая одежда не дает такого эффекта, если с ней вместе не навалены ботинки, тетрадки, а тем более что-нибудь металлическое. Таких “аккумуляторов” я нашел в квартире великое множество.

Фонило” и откуда-то с улицы, но несильно, и достаточно было просто вдоль стен поставить “энергетические экраны”. Кстати, самый простой, “народный” способ поставить экран – это широко и “с душой” перекреститься (или перекрестить источник энергии).

Так я всю ночь и ходил по квартире, разбирая завалы, широкими жестами крестя углы, изо всех сил (а их почти не было) генерируя энергию в своих чакрах и “размазывая” ее по стенам. Заснуть я не смог ни в ту ночь, ни в следующую.

Кстати, параллельно я “вывел на чистую воду” одного своего приятеля – мне с ним всегда было слегка дискомфортно, но я не понимал, почему. А выяснилось, что через него мне целенаправленно “пакостил” наш общий знакомый,  приревновавший ко мне свою супругу. Когда я на следующий день это рассказал Аркадию, выяснилось, что он этого господина неплохо знает, что он торговец анашой, а попутно экстрасенс.

Меня в свое время не насторожило, например, что Дима (так звали моего приятеля) у меня в гостях иногда машинально что-нибудь переставляет или передвигает. А в ту ночь я увидел, что в изголовье моей кровати была направлена мощная “энергетическая пушка”, начинавшаяся в груде хлама на лестничной клетке, сфокусированная дверным  глазком и проходящая по коридору через два экрана – зеркало и рефлектор-обогреватель (помните, были такие, похожие на радары).

А я еще удивлялся, чего это Дима несколько раз задевал и ронял этот несчастный рефлектор. А он ведь потом поднимал его и поворачивал, как “надо”…

Причем, думаю, Дима был не виноват, имело место его “зомбирование”. Он отличался весьма неустойчивой психикой, так как его на первом курсе института в какой-то драке сильно ударили по голове, у него было сильнейшее сотрясение мозга, и началось что-то “не то”. Ему иногда что-то мерещилось, иногда он “на ровном месте” начинал психовать… Да и в студенческой группе ему доставалось – он учился в моем институте, но на другой специальности, и не поладил со старостой – лидером мужской части группы.

В итоге с Димой в институте было примерно то же, что со мной в школе. Курсе на четвертом мне даже пришлось взять его в “привлеченный актив” своего спортивного сектора комитета комсомола, а затем провести с его старостой “разъяснительную беседу” о недопустимости обижать ценные комсомольские кадры. Надо сказать, подействовало.

А потом, несколько лет спустя, Дима попал под влияние этого “анашиста”. Не знаю, давал ли он Диме наркотики, или просто подчинил себе на астральном уровне. Но общаться с Димой после этого я не мог и не хотел.

Еще по поводу разбирания завалов.

Если кто-то, прочитав эти строки, разберет в шкафах хлам и сдаст его в “Красный Крест” или дом престарелых – будет прав.

Но если кто-то станет избавляться и от старых книг – вот это напрасно. В книге содержится информация, имеющая собственную энергетическую структуру, гораздо более сильную и сложную, чем листы бумаги, на которых она напечатана.

Поэтому, если говорить о положительной или отрицательной энергетике книг, то книга книге рознь. Я, например, до сих пор не держу дома никакой юридической литературы. Возьмите в руки Уголовный кодекс и подумайте, сколько в нем сконцентрировано человеческого горя. Думаю, что вы интуитивно ощутите, какой от него идет жуткий “фон”. Прямо Чернобыль, а не книга! Ради интереса в другую руку возьмите томик Пушкина и сравните.

И, конечно, полезно хоть иногда и чуть-чуть, но передвигать мебель. Этот процесс сильно оздоровляет энергетику квартиры. И пыль, пыль – вот уж источник всякой гадости!

В этом смысле хорошо иметь домашнее животное типа кошки или собаки – оно сбивает вредные поля, не дает им устояться и стабилизироваться. Да и из самого человека животное великолепно вытягивает отрицательные “заряды”. Но вследствие холостой и непредсказуемой жизни, кроме рыбок во времена Аркадия и белой крысы примерно тогда же, у меня никого не было.

Еще одна полезная информация: “фоновая” отрицательная энергия обычно имеет черно-серо-коричневые, то есть грязные цвета, образовавшиеся от множества наслоений тех или иных отходов, в том числе и человеческой психики.

А вот если по вам жестко бьют чисто-желтой, чисто-синей, другой “цветной” или ярко-белой энергией – знайте, что вы “имеете дело” с человеком, специально сгенерировавшим ее для нападения на вас. Вот тут уже перекрещиванием стен не обойтись, надо уходить из-под удара (очень помогает поездка на дачу, в дом отдыха) или специально ставить так называемые “дуплексные сферы”, то есть создавать вокруг себя многослойные (состоящие из разных видов энергии) яйцевидные оболочки, которые пробить уже непросто.

А еще неплохо, как ни парадоксально, в душе послать нападающего куда подальше, желательно на три хрестоматийные буквы. При этом генерируется встречный выброс отрицательной энергии, в которой сконцентрирован весь вековой опыт русского народа. Как ни забавно, это здорово помогает и применимо не только к врагам-экстрасенсам, а и к недоброжелателям всех видов и мастей.

И главное: чтобы у читателя не возникло ощущения, что он беззащитен и слаб, а вокруг ходят злобные экстрасенсы и думают, как его погубить, приведу такое спасительное понятие, как “эгрегор”.

Попросту говоря, “эгрегоры” – это такие масштабные энергетические структуры, как искусство, религия, литература, химия, физика, машиностроение, торговля, бизнес, администрирование, зарабатывание денег и т.п. Человек, работающий в подобной структуре либо связанный с ней общей системой ценностей, в той или иной степени включается в ее энергетический контур и в этой же степени находится под ее защитой.

И вовсе необязательно крупным бизнесменам или политикам заводить “штатных” экстрасенсов для энергетической защиты – их защищает само дело, которому они служат. Если бы это было не так – чиновники, милиционеры, прокуроры и президенты чахли и хирели бы на глазах от непрерывного “обстрела” отрицательной энергией миллионов несчастных и обездоленных граждан, но этого все-таки не наблюдается.

Внутри каждого “эгрегора”, конечно же, сталкивается множество локальных энергетических полей его членов, но это уже несколько другие взаимоотношения и “правила игры”. А вот воздействовать на “эгрегор” извне и, например, нанять профессионального экстрасенса с целью убедить банк дать кредит или заставить чиновника покинуть “доходное место”, – затея, практически обреченная на провал. Мощь любого “эгрегора” превышает мощь всех экстрасенсов планеты, вместе взятых.

А если человек вообще не верит в иные способы воздействия на окружающих, кроме “набивания морды” или пули, то и его пробить чем-либо иным мало кому под силу. Тоже одна из форм “эгрегора” – косность и неверие. Броня, кстати, не слабее любых “дуплексных сфер”.

И не зря все мои страхи после первого занятия кончились в понедельник утром – меня ждал мой “эгрегор” в виде офиса на Софийской набережной.

 

 

X

 

Но плата за познание новых миров на этом не закончилась. На сей раз и за себя, и за меня “расплатился” Аркадий.

После первого занятия мы недели две не встречались, а экстрасенсорными практиками не занимались месяца два. Иногда вели теоретические беседы, и все.

За это время у Аркадия и Марины появилась новая “энергетическая подпитка” – молодая и тихая супружеская пара с первого этажа их подъезда. Как мне откровенно объяснил Аркадий, я на роль “подпитки” перестал подходить, так как стал слишком самостоятелен…

Второе занятие на “соме” мы проводили вместе с этой приятной парой, в их квартире. У них был маленький ребенок, который в это время на удивление спокойно спал.

Занятия были куда менее продуктивными, чем в первый раз, ибо Аркадий и Марина почти всю ночь занимались астральным сексом, а я сидел на кухне с хозяевами и разыгрывал роль “старшего ученика”. А наутро мы с Аркадием и Мариной поехали копать картошку.

Копание картошки, несколько нетипичное и для меня, и для Аркадия, имело следующее происхождение: летом 1991 года правительство РСФСР (еще не РФ, но уже во главе с Ельциным) разрешило самовольно “захватывать участки” на пустующих колхозных полях с обещанием в будущем их зарегистрировать при одном условии: на них должно что-либо выращиваться. Как сейчас помню, был и “норматив” этого юридического абсурда – три “захваченных” сотки на человека.

В семье Аркадия и Марины получилось пятнадцать соток, и они их “захватили” в чудесном месте, недалеко от Химок, около канала имени Москвы. Думаю, что их очень скоро оттуда “попросили”.

А тогда мы с Аркадием чуть-чуть покопали, поняли, что это развлечение не для нас (особенно после бессонной ночи), и лучше нанять за бутылку спирта “Ройал” трактор с плугом.

Но у меня об этой поездке остались самые теплые воспоминания – прекрасная погода, неплохое “видение”, никакого “отходняка”. Я изучал фантастически разнообразную и могучую энергию Солнца, а потом Аркадий показывал мне принципы лозоходства, используя вместо лозы черенок лопаты…

И все равно что-то было не так. Видимо, отношения Аркадия и Марины стали давать трещину, и они ее стали пытаться “зацементировать” занятиями экстрасенсорикой. Точнее, астральным сексом. А это уже все равно, что “топить горе в вине”: ослабляется защита, обостряются чувства и становится еще хуже.

Я, слава Богу, успел научиться защищаться от энергетических вихрей, поднимаемых попытками Аркадия и Марины восстановить взаимоотношения. Но защита от учителя лишала занятия самого главного – продвижения в познании возможностей астрального мира. Да и Аркадию стало и не до меня, и не до занятий вообще...

У дона Хуана был мощнейший стимул обучения Кастанеды – он не имел права покинуть этот мир, не подготовив себе смену. Таков был вековой порядок, установленный мексиканскими магами.

Аркадий ни о чем подобном мне никогда не говорил, более того – вряд ли задумывался о конечной цели занятий. А когда имеет место “искусство ради искусства”, то при первой же серьезной помехе может произойти срыв.

 

 

XI

 

Окончательная расплата произошла на последнем “погружении” (забыл, сколько всего их было, но немного, три или четыре). На этом занятии у Аркадия с Мариной имел место настолько серьезный конфликт, что на следующий день Аркадий уехал к родителям, жившим на другом конце Москвы.

Марина кричала, что он стал наркоманом и без “сомы“ уже не может заниматься ни нормальным сексом, ни тем более экстрасенсорикой. И самое неприятное, что она оказалась права. Не знаю, как там насчет секса, но насчет экстрасенсорики – да.

От спокойного, рассудительного Аркадия не осталось и следа.

Перед конфликтом с Мариной он попытался завязать ссору со мной. Более того – не нашел ничего умнее, как спросить (как бы безо всякой “подковырки“), не занимался ли я астральным сексом с Мариной. Напомню: это происходило во время занятий, в состоянии “погружения”, и, соответственно, имело колоссальную “экстрасенсорную” подоплеку. Фактически это было попыткой энергетического нападения на меня. И кто напал – Аркадий!

Но он уже был настолько слаб, что “пробить” меня не смог. Я “закрылся” и мягко сказал, что нет. На этом разговор закончился. Возможно, потом Аркадий стал нечто подобное выяснять у Марины, и это послужило одним из поводов к их конфликту...

И я, глядя на Аркадия, понял, что эти занятия надо прекращать.

Да и мне самому огромная психическая нагрузка “погружений” стала сильно мешать на работе – из-за бессонных выходных я по понедельникам еле передвигался и приходил в себя только к середине недели.

Короче, в Химки я больше не ездил, пару раз видел телефон Аркадия на определителе (он звонил от родителей, в Химках телефона не было), но на мое присутствие дома эти звонки не попадали.

 

 

XII

 

Общаться ни с Аркадием, ни с Мариной у меня желания не возникало очень долго.

С Мариной его так и не возникло, а вот Аркадия одно время мне не хватало. Точнее, наших “погружений”.

Два последних занятия мы безуспешно пытались освоить так называемую “точку сборки” – энергетический “центр тяжести”, находящийся вне тела человека, недалеко от левого плеча. Сдвиг “точки сборки” давал сдвиг всей энергетической структуры, что теоретически открывало огромные возможности вплоть до смены внешности. Для астрального уровня это был если не высший, то весьма “высокий пилотаж”, и я иногда жалел, что занятия так резко прервались.

Поэтому, когда Аркадий спустя несколько месяцев до меня дозвонился, рассказал, что он разошелся с Мариной, и предложил возобновить занятия, я согласился, хотя, откровенно говоря, чувствовал, что ничего из этого не выйдет.

Аркадий заехал ко мне на площадь Гагарина (внешне он выглядел вполне нормально), мы о чем-то малозначащем поговорили, он взял пятьдесят рублей на покупку компонентов для “сомы”, мы договорились созвониться через пару дней, и он... исчез.

Еще где-то через месяц он позвонил, извинился и сказал, что деньги у него “украли”, но он вот-вот должен где-то что-то получить, и тогда он все купит и мы позанимаемся.

Надо ли говорить, что я все понял, сказал: “Да-да, конечно”, и больше он не звонил, ибо “понял, что я понял”?

Мне ни капли не было жалко этот “полтинник” – не помню, сколько я тогда зарабатывал и какой был масштаб цен, но помню незначительность этой суммы. А жалко мне было Аркадия, если, конечно, я вправе его жалеть.

Думаю, этого умнейшего и тончайшего человека погубило прежде всего отсутствие духовных ориентиров. Без них процесс познания превратился в получение удовольствия от “процесса погружения”, а это уже зависимость. Несколько более сложная, чем обычная наркотическая, но фактически то же самое.

А любая зависимость, как известно, ведет к деградации личности.

С Аркадием тогда, видимо, произошло то же, что с любым наркоманом (да и алкоголиком) на ранней стадии: вроде бы внешне еще ничего не изменилось, но отключаются такие вещи, как элементарная порядочность, честь, совесть и прочее.

Может быть, он “выкарабкался” и у него сейчас все нормально? Так хочется в это верить…

Впрочем, вправе ли я бросать камень в Аркадия за отсутствие у него “духовных ориентиров”? В то время и у меня с ними было, мягко говоря, не очень, и от “астральной” (а то и наркотической) зависимости меня спасло только дело, которое у меня тогда было, – программирование, работа на автокомбинатах, коммерция…

 

 

XIII

 

Вообще говоря, занятия экстрасенсорикой как таковой я бросать тогда не собирался. В то время, в 1992 году, уже стали, как грибы, появляться всяческие курсы магии, медитации, целительства...

Я попробовал походить на нечто подобное.

С пары таких курсов я ушел еще на “вводных лекциях”, поняв, что мне там делать нечего.

Но тут моя “боевая подруга” Артьянова, то ли по моим стопам, то ли сама по себе, увлеклась экстрасенсорикой. У ее знакомой оказалась знакомая, преподававшая по системе йогов, и мы решили в частном порядке у нее позаниматься.

Занимались мы втроем – вчетвером в каком-то маленьком тренажерном зале гостиницы “Центральная”. Преподавательница (даже забыл ее имя) была тихой и приятной дамой лет сорока, беззаветно любившей свое дело, непрерывно медитировавшей и оттого несколько заторможенно реагировавшей на окружающее. Тем не менее, заниматься с ней было психологически вполне комфортно.

Но, к сожалению, не более того.

Занятия велись по стандартным йоговским методикам – сидение и лежание в крайне неудобных позах параллельно с медитацией. Для меня эти позы были особо мучительными, ибо из-за непрерывных занятий с гирями я нарастил немалые, но крайне негибкие мышцы.

Теоретически я понимаю, зачем все эти позы нужны. Во-первых, то или иное взаимное расположение чакр способно влиять на генерацию той или иной энергии. Во-вторых, человек, концентрируясь на том, чтобы в этих позах удержаться, волей-неволей “отключается” и от окружающих, и от собственных “побочных” мыслей. А тогда и “видение” уже проще включить.

Так-то оно так, но я успел позаниматься с Аркадием!

Мы с ним безо всяких йоговских поз за три – четыре занятия прошли куда дальше, чем с этой милой дамой за десяток – два. С последней мы даже не доходили до астрального видения, в лучшем случае включалось эфирное. Мягко лились потоки серебристой “праны”, но они были настолько слабы, что ни о каком управлении ими не могло быть и речи.

Да, я понимал, что с Аркадием мы достигли невероятно быстрого продвижения при помощи наркотика, то есть весьма дорогой ценой. И все же дойти на занятиях в гостинице “Центральная” до уже достигнутого уровня можно было бы лишь за несколько месяцев, а то и лет, и я начал задаваться вопросом: а что дальше, и стоит ли игра свеч, то есть потраченного времени?

И в один прекрасный день я решил, что игра свеч не стоит.

Стать профессиональным экстрасенсом – и что? Зарабатывать этим деньги? Так себе заработок, учитывая немалую конкуренцию и вредность подобной профессии для психики – напряжение-то огромное...

Продолжать познание мира? Откровенно говоря, вряд ли занятия с этой милой дамой что-то прибавили к моему уровню знаний об окружающем мире – она крайне слабо представляла себе что-либо, кроме чисто “технических” йоговских методик медитации. А того, что я успел понять за время занятий с Аркадием, по большому счету, мне было достаточно.

Вот я и перестал заниматься. И в гостинице “Центральная”, и экстрасенсорными практиками вообще.

В течение еще пары лет я иногда медитировал сам, но с моей стороны это уже не преследовало цель познать что-то новое. Не мог, да и не сильно хотел. Так, по привычке…

В лучшем случае мне удавалось лишь слегка “прикоснуться” к астральному видению, то есть воспринимать чакры как слегка светящиеся области и энергию как редкие цветные искорки. В ментальном мире (то есть на ментальном уровне восприятия) мне тогда не удалось побывать. Судя по Кастанеде и еще ряду книг, люди там должны были выглядеть, как яркие яйцевидные оболочки с “энергетическими щупальцами”, а мир – как огромное количество светящихся нитей, уходящих в бесконечность. Но это я представлял себе лишь теоретически и весьма расплывчато. 

Впрочем, в эфирном видении я мог находиться более-менее стабильно, но оно практически не позволяло считывать “экстрасенсорную” информацию с окружающего мира. Можно было “поиграться” серебристым энергетическим шариком с цветными искорками, но не более того.

Зато я с тех пор, как кошка, вижу в темноте. Иногда идешь по темной лесной дороге и чувствуешь, что глаза светят, как фары.

А еще (что гораздо важнее): я начал доверять своей интуиции и, откровенно говоря, она меня редко подводила. Причем рождение идей и принятие решений, как и раньше, приходило как будто из области щитовидной железы…

Но самое главное: я понял, что мир не исчерпывается нашим привычным порядком вещей. Понял, ощутил, увидел – называйте как хотите. Скажем так: заглянул в щелочку двери в другой мир, не успев в нем ни пожить, ни поработать, ни толком что-либо понять.

Но я понял, что он есть. Что объективно существует некая суть вещей, скрытая от нашего “разумного” понимания. Что наше обыденное, “физическое” восприятие мира не является “истиной в последней инстанции”.

Этого оказалось достаточно для следующего шага, но он был сделан несколько лет спустя. А в начале 1993 года моя жизнь “качнулась вправо, качнувшись влево”.

ГЛАВА 10: КОММЕРЦИЯ

 

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

ВСТУПЛЕНИЕ

ГЛАВА 1: “СОВМЕЩАНЕ”

ГЛАВА 2: ВОРКУТА

ГЛАВА 3: ШЕСТИДЕСЯТЫЕ

ГЛАВА 4: “ЗАСТОЙ”

ГЛАВА 5: ПСИХОАНАЛИЗ

ГЛАВА  6: ЛЕНИН, ПАРТИЯ, КОМСОМОЛ

ГЛАВА 7: “НАУЧНАЯ КАРЬЕРА”

ГЛАВА 8: ЭЙФОРИЯ СМЕНЫ ЭПОХ

ГЛАВА 9: АРКАДИЙ

ГЛАВА 10: КОММЕРЦИЯ

ГЛАВА 11: КРАХ БАНКА

ГЛАВА 12: ХРИСТИАНСТВО

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

НА СТРАНИЦУ «МЕМУАРЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА